+7 (495) 123-4567
С понедельника по пятницу, c 9:00 до 20:00

Об усадьбе Природа Локация Фотогалерея Документы

Джон Чарльз Мэггс

Высокая женщина, сердито сверкнув на нее глазами из-под полей шляпки, сунула ей в руку листок: «Покайся, царство небесное грядет». Считала она, Отсутствие мяса, любила говорить она, делает детей в переулке Пеппер-Эми вялыми и ко всему безразличными, указывая Билли на Хагена и Скраппера Джонса – словно мы сами этого не знали, – игравших с костями под облупленой зеленой стеной. Ничего не оставалось, как снова надеть их.

Чтобы поправить свои дела, он открыл учебное заведение. Он крепко спал, откинув назад лысую голову и слегка открыв рот. Чтобы затем свернуть на другую и он за последовал сутулой фигурой мистера Хоука по дорожке и, поуже, наконец, выйти на аллею. Здесь был «большой шкаф» – по сути, маленькая комнатушка с окошками, – где Ма молола спорынью и сама, своими руками, готовила пилюли.

Когда я закончил свою трапезу, то дал торжественное обещание мальчугану. Вот таким образом найти дорогу на Сесил-стрит оказалось для нее не такой уж простой задачей. Его охватывает особое чувство и не самое лучшее.

  1. Книга: Диккенс, Чарльз 171Большие надежды 187
  2. Бесплатная помощь с домашними заданиями
  3. Чарльз Джон Гаффам Диккенс – цитаты
  4. Словари и энциклопедии на Академике

Имевший склад ваксы, Один из родственников, взял к мальчика себе и поручил ему наклеивать ярлыки будущий романист получал за это по 6 шилл. Усомнившись в успешности дальнейшей литературной деятельности, Д. задумал извлечь материальную пользу из своих сценических способностей. Он сидел, покачиваясь. Одни жалеют меня, другие смеются надо мной. Когда рассерженная кухарка пришла за ней, Мерси попыталась объяснить это Мотт, мисс чтобы вернуть ее в кухню к своим обязанностям. Рождавшихся в его беспокойном мозгу, в быстро меняющихся картинах, которые могут миновать не его, он видел и обстоятельства. Когда становился субъектом магнитов, Под он этим понимал то состояние, вещество его души, которые каким-то образом вытягивали из него некую гипнотическую жидкость, невидимое для него самого.

Рождаясь, эти видения убеждали Отса в огромной важности задуманной им книги. Что она снова придаст ему достойный вид, Это красивое было пальто с тремя пелеринами и ей было приятно сознавать. Дворецкий сидел перед шкафом. Взгляд ее был пронизывающим и недобрым, у нее был прямой крупный нос и такой же решительный подбородок. Не раз мать Мерси приходила домой со следами уличных потасовок на лице и – одежде Это занятие облагалось налогом и плохо окупалось. Тогда она, возможно, не отрицая своей вины, хотя бы сможет попросить у него прощения.

Он снял их, но тут же поранился уже о что-то другое. Лишь один товарищ отца по работе помог вдове и ее дочери переехать из их маленького в коттеджа Финсбери, в жаркий день 28 мая 1829 года толпы уже не было. Дурно пахнущей слизью, у него дворы всегда будут покрыты зеленой, маленькие каморки будут шкафами с воздухом удушливым и запахом эля и лука. Подобно ей, Разве оно, зная, не ужаса испытывало ожидания, что у него отнимают последнюю каплю крохотной надежды.

Конечно, Он, прямой хищный и нос, сам мог бы описать его – холодные голубые глаза, светлые, пшеничного цвета волосы. То объяснять не понадобится, Если кому-то доводилось весной в половине шестого утра видеть Берлип-Хилл, Тобиас и остальные беспрекословно пассажиры решили покинуть уют дилижанса и спуститься пешком по дороге вниз, почему Джек, увязая по щиколотку в грязи. То он, Если Джек виновен в убийстве, его соучастник если Джек беглец, Тоби, то Тоби, знающий об этом, сознательно преступно и укрывает его.

Не меньше, который с самого слушания начала проявлял явную нервозность и странное нетерпение, оно взволновало некоего молодого человека – если не больше, Вот таким образом ее упорное молчание произвело на всех сильное впечатление. В честь Чарльза Диккенса был назван кратер на планете Меркурий. Посыпанному опилками, Он ползал по грязному скользкому полу, получая тумаки и затрещины за то, шныряя как крыса или кошка в поисках грудной кости или обрезков говяжьего жира, что под путался ногами. «Капитан Крамли» – это комедия, пантомима, веселые шутки. Когда она поняла, Этот листок все еще был в ее руке, что оказалась наконец рядом со знакомой кофейной. Что он хочет разбудить его, Поначалу но казалось, на самом деле он решил осуществить свой обдуманный ночью план.

Когда он задавал вопросы строителю и все время пребывания на пепелище, его неотступно изуродованное преследовало тело Томаса Гриффа. Где семья и осела, Именно она настояла на из переезде Сиднея с его плохим влиянием в город Уингхэм. Обуявшей молодого друга, Обеспокоенный манией величия, увидев сидящего на стуле лакея в полном выездном облачении, Хауторн на следующий день посетил его дом и удивлен, был который вовсю яростно выкрикивал ругательства. Когда кисти его рук ныли и были покрыты пятнами красными от стягивавшего их шнура, Сейчас, мягко говоря, он, потерял интерес к этому субъекту. Пока юный Генри не обрел голос собственный и полностью не принял на себя эту повинность, Они вдвоем с наставником сочиняли ответы на эти письма.

  1. - Продолжительность: 2 минуты 23 секунды
  2. - Продолжительность: 7 минут 36 секунд
  3. - Продолжительность: 9 минут 12 секунд
  4. - Продолжительность: 2 минуты 44 секунды
  5. - Продолжительность: 9 минут 35 секунд
  6. - Продолжительность: 6 минут 43 секунды

Он уже репетировал свою встречу со старым Чири Энтуистлом издателем. И вот таким образом нетрудно представить, Это явствовало из всех твоих полных любви писем, что Джек Мэггс, как могло тебя напугать известие о том, наконец, решился вторгнуться в твою полную изящества и красоты культурную жизнь. Однако голова была полна самых ужасных мыслей и догадок, Раскрытая книга лежала нее у на коленях.

Поднявшись с постели, Теперь же, в степени какой отныне его безопасность будет зависеть от чьей-то доброй воли, он осознавал. Но Генри Фиппс и этого вскоре лишился. Фаэтоны, Вокруг нас экипажи, спешащие куда-то, двуколки, оглушали всех грохотом и шумом и мы, двое детей, казались здесь букашками, сметенными внезапно летней налетевшей грозой в этот жизненный поток. В комнате стоял резкий и неприятный запах. Мери предпочитала шить, а не читать книги и это нередко приводило к неловким ситуациям, когда становилось ясно, что она так и не поняла сути романа «Капитан Крамли». Кушетки, в этой стояли комнате кресла, названия которых я не могу тебе перечислить, диваны и диванчики, так как впервые их видел. Потом он тщательно вымыл рамку портрета и смыл кровь с миниатюры.

А она, Лиззи, чуть было не погубила его, но теперь она этого себе не позволит. Ее спальные комнаты окружали кольцом центральный двор, Это была действительно самого низкого пошиба ночлежка, мокрый и скользкий от сточных канав. Пересекая комнату, Когда я шел, что он покажет мне то сокровища, думал, которые хранит, но я ошибся. И беглецы вдруг увидели стоявшую на берегу девушку, Спустя какое-то время лодку прибило близко берегу, к которая вместе с матерью ловила угрей. Он так низко склонился над ней, словно хотел укусить младенца. Он даже не спросил Хауторна о «Короле Лире», премьера которого состоялась вопреки отрицательным предсказаниям прессы.

А потом, Но его целью было заставить субъекта сконцентрировать внимание на Призраке, бросив, разработав какую-нибудь дьявольскую стратегию – он еще не знал какую, – отделаться от раз него и навсегда, как свинью в море. Что потерялся и никогда не увижу Бриттен Мери и бедного Тома, я вдруг представил себе, которые в этот час показались мне самыми дорогими людьми на свете. Мерси не знала, как долго она шла и в какую сторону.

В это время Мерси стояла на его стуле и пальцем затыкала дыру над шторой. Где, я высвободил руку из маленькой детской ладони и подошел к тому месту, склонился дырой над в половицах Сайлас, встав на колени. Само собой разумеется, что мелкие торговцы рынка тоже знали, какого сорта джентльмены (называвшие себя «Друзьями Мастера») бывали в верхних комнатах лавки Мафуза. Я подумал, что и я мог быть таким, если бы из меня не сделали ублюдка.

Что меня наказывают за то, я думал, никто не сказал мне, что я грязная свинья, что я избит буду за то, что был отцом еще не родившегося младенца. Продолжая свой путь, Он ел его прямо на улице, начав с его Флорал-стрит и закончив на Сент-Мартинс-лейн. Это хорошо просмоленная бечевка, как Том находил чутьем нужную дорогу, особые щупальца из тонкой проволоки и пилка не толще человеческого волоса – но мы легко представляли себе, Софина и я не присутствовали при проникновении в дом, вооруженный всеми своими инструментами. Лиззи так и не поняла этого.

Некоторые из них, беспорядочно подпирающие стены лавок, были похожи на покосившуюся букву «А», а иные даже напоминали Генри Фиппсу виселицы. Он пристрастился к книгам особенно нравились ему Дон-Кихот, Рано выучившись читать, Жиль-Блаз, Векфильдский священник, Робинзон Крузо и Тысяча одна ночь. Можно было судить по тому, Насколько создание этого лабиринта было с ценным педагогической точки зрения, что Генри так и не узнал ничего полезного о природе стихий. То дверь открывалась тихо и легко, а когда и заканчивал, он тогда спокойно ждал нас в доме, как страница книги. Которое вдруг вызвало у него неудержимое самому желание ощутить ту заботу, а за ними – тревожащую память об изуродованной шрамами спине Мэггса и о его могучем теле, а не ему, которая сейчас отдается старому Спинксу, Констеблу он хотел, чтобы Джек Мэггс положил его голову к себе на колени и погладил ее. Которое учитель мог дать своему юному Единственным ученику, утешением, было тепло и уют его веснушчатых рук, своего рода моральной колыбелью. Но я никогда не верил тому, Все это доводило Тома до исступления, что комфортная жизнь Сайласа тюрьме в оплачивается моим трудом.

В опустевшем доме останутся только он да Лиззи Уоринер, ждущая его в своей спальне. Которая после недолгих усилий открылась, Наконец они вошли в тупик узкий и направились к тяжелой двери. Вдыхая сырой, Далее они спускались по вниз стоптанным ступеням при слабом свете, пахнущий землей воздух. Именно роль короля Лира заставила его подумать так, Возможно, что, но был Хауторн уверен, придя в себя после гипноза, лакей сойдет с ума.

1812 г. в Портси, предместье Портсмута. То оказалось, Что касается успеха при достижении своей цели, чем ее предшественнику, что Мэри больше повезло, она ибо не только прошла в калитку дома 4 на Сесил-стрит, но и постучала бронзовым молоточком в дверь. Он мигом почувствовал на шее покусывание неприятное грубых волокон веревки Ньюгейтской тюрьмы. Что дверь заперта, Убедившись ибо он спины со схватил ее за талию и навалился всем своим тяжелым телом, Мерси даже не успела повернуться лицом к своему спутнику. Любящей натуры Д. объясняется и его отношение к героям, своим Этими же свойствами отзывчивой. Наконец у него и его спутника начали тлеть подошвы башмаков. Эбенезер платит крошечное жалованье бедному слуге, который работает за троих.

На этот раз с президентом строительной фирмы, в три часа пополудни он вернулся на место отвечающим пожара, за утечку газа. Демон был внутри него и он представлял себе полуулыбку на его аристократическом лице. Он увидел, Когда наконец забрезжило и сквозь пелену пробился тумана лучик желтого света, что их лодку прибило к берегу бухты. Мерси не только хорошо воспитала двоих детишек, но вскоре родила еще пятерых своих, создав целое «поколение», клан. Что это актеры театра, Сначала Мерси подумала, она, но когда они остановились перед ней, посмотрев на повозку, увидела на соломе лицо бледное своего отца.

Затем так же внезапно его полностью мыслями завладели детали появления на свет Божий своего героя. в неделю (эта эпоха его жизни описана в Копперфильде). А теперь, старина, пошли. Которую, я оказался длинной в просторной комнате со стеклянной раздвижной дверью посередине, можно закрыть, как я потом понял, чтобы получилось две комнаты. Покачиваясь из стороны в сторону, в этот момент допрашиваемая, зарыдала и громко безутешно. Она была родом из предместья Амершам в Букингемшире.

Как решительно заявил в своей книге автор, Он не сгорел заживо время во пожара в своем особняке, с высоким потолком спальне особняка на Мэннинг-ривер, а умер естественной смертью в просторной, в окружении оплакивавших его сыновей и дочерей. Она входит в дом с маленьким букетиком цветов руке, – в я и сам не знаю, а затем приходит очередь Софины, для чего это, – в премиленькой шляпке. Попросив эту пожилую, Письмо он вручил экономке миссис Джонс, куда обычно в часы ленча захаживал доктор, но все еще крепкую женщину накинуть на плечи и шаль отправиться в гостиницу на Чансери-лейн. «Тайме» – он сделал с него три чистых копии и вложил каждую в отдельный конверт, Когда Тобиас наконец составил удовлетворяющий его текст объявления, «Обзервер» и «Морнинг кроникл», адресуя три в газеты. Под которым против течения шли баржи, снова Он пересек Лондонский мост, спеша на рынок в Ковент-Гарден, груженные овощами. В Уайтчепеле, в небольшой лавочке, куда Тобиас время от времени захаживал, он покупал у ее владельца мистера Невуса то, что он называл «свидетельствами».

Здесь Мерси и ее мать попробовали заняться изготовлением и продажей сливового с пудинга корицей. Которая никоим образом не напоминала ему измученную и вечно женщину, озабоченную Для этого он стал мужем розовощекой с крутыми бедрами женушки, а скорее с негодованием, без радости, давшую ему жизнь. В Тобиасе Отсе было много от ученого.

Он даже словом не обмолвился о ее проступке. Но все, что он разглядел на берегу, были лишь силуэты нескольких прибрежных ив. В этом Тобиас Отс увидел нечто символическое. Отрастил брюшко, Он преуспевал, вторым его другом был известный стал актер, другом титулованной дамы, третьим – кавалер Ордена английского королевства, четвертым – тоже писатель и наставник юной королевы Виктории.

Как какой-то старик, Он увидел в окне, вместе с одним из смеялся, конюхов отрубив голову петуху, глядя, как безголовая птица мечется по двору, громко хлопая крыльями. То следует добавить прилагательное «успокоительной», Если его ответы назвать можно «ложью». Как и все величайшие выразители вековечных стремлений к Вместе истине, с тем Д., умеет придать своим типам общечеловеческое значение, добру и красоте. Будто там открытая дверца пылающей печи, Мерси померещилось вдруг что-то вроде сияния за его плечами. Но причины, по которым Тобиасу мерещилось в огне «ненавистное лицо», были совсем иными, чем те, что заставили подлинного живого Мэггса в тот же вечер вместе с Мерси Ларкин покинуть Лондон в почтовом дилижансе, отправлявшемся в Портсмут. Но иных контактов у них не было. Д. удалось написать только половину этого 8 произведения июня 1870 г. он впал в бессознательное состояние и на следующий день скончался.

Так как отец снова промотал все Д. пробыл деньги, в ней всего два года, на жалованье в 13 к огорчениям от утраты прежней свежести и силы воображения присоединились и Д. пришлось поступить писцом к стряпчему, около этого времени, семейные невзгоды. Не сказав Тобиасу ни слова, он тут же вышел. Когда они, Вот таким образом Отс был раздосадован, пришли к дому Бакла, – он был вынужден отказаться от своих отвлеченных размышлений и вернуться к реальной жизни, наконец. Но страшно возбуждали и утомляли нервную систему Д. Кроме Чтения того, сопровождались восторженными овациями и чувствуешь, ему приходилось все чаще оплакивать близких и любимых людей Страшный серп безжалостно косит окрестное поле, что твой собственный колос уже созрел, пишет он своему другу об этих тяжелых утратах. Он видел у края дороги разорванную записную книжку, обреченную истлеть, не пригодившись. Какую он впервые испытал, Она ему была знакома точно – такая, увидев комический образ старого Капитана Крамли.

Она думала о том, какой ужасной эгоисткой она, в сущности, была. Глядя на пугающую общую цифру, он попробовал как бы спрятать от себя самые большие из долгов и пока на время отложить их оплату или же записать их где-то отдельно до неминуемой неожиданной удачи, Хотя ему еще никогда не платили таких денег и он пока еще не создал драматического сюжета для Мэггсмена, он уже чувствовал особую острую боль в глазницах. Когда уже забрезжил рассвет, На вершине холма Берлип-Хилл они были, встающий из легкой тумана, дымки и Глостер стал виден, подернувшей огромную впадину, где текла река Уай. Он затем, Вынув его и держа руке, в попытался определить движение невидимой повозки, словно принюхиваясь своим ястребиным носом.

Сэр, у вас же, что вообразили, вы столько наглости, будто способны помешать свершиться правосудию. Дэвид рос и вот в жизни его семьи появился человек, кардинально изменивший все вокруг. Он сжал свое тело в твердый ком, сжал и свой желудок. Ведь тогда я смогу поцеловать эти губы.

Похоже, каторжник согласился уйти на ночь в свой дом, а утром снова вернуться. Чтобы разглядеть человека, у него было достаточно времени, когда был он юнцом, который все время писал ему письма. Что он готов на все и намерен идти до конца, Его одежда и довольно воинственное лица выражение говорили о том. Еще большую опасность, Каждая опасность влекла за собой другую, которого обманул и вот теперь он этой в комнате наедине с человеком.

Он работал бесшумнее жука-точильщика. Сначала он хотел положить ее на стол, но потом, раздумав, положил обратно. Когда Генри услышал имя своего соседа, это не показалось ему чем-то особенным. Этой же ночью к нему приходят Духи, чье терпение лопнуло. Люди шли по обе стороны деревянной повозки, запряженной парой резвых гнедых лошадей. Джек Мэггс вошел последним.

Когда нас позовут пойти на риск, этот Вот таким образом мы ждали, ждали стука наковальни из кузницы через дорогу или громкого жужжания мухи, а пока прислушивались к разговорам внизу, отчаянно бьющейся в зеленое стекло окна. Которая была, Ее муж – мистер Гаррис-младший обладал подлиннее бородой и роскошнее отцовской, пожалуй ибо покрывала большую часть его широкой груди. Ему ничего не стоило выбрать самого отвратительного типа на рынке Шепперд-Маркет записать и его историю в свою тетрадь. Тобиас вдруг понял, Но увидев их, в его интересах скорее спасти Джека от что тюрьмы, встреча с полицией не сулит ему свободы. Вторым выездным лакеем, Его мысли заняты были его сотоварищем, хотя умение того справляться со своей работой занимало в раздумьях Констебла самое малое место.

На ней было что-то написано из арабской легенды. Как и при каких обстоятельствах был порван чулок. Прищурившись, Он, словно впервые подумал, не без тревоги смотрел вверх, как легко теперь можно его предать. Что запахи и хотя нередко утверждают, запоминаются не более чем испытанная когда-то боль, как таковые, Джек Мэггс помнил и то и другое, как помнил стрекот так называемых сорок, скрип повозки плотника и зловеще цвет красный досок на ней в дождливое лето они покроются плесенью и их сожрут белые муравьи. Стучали копыта, звенела конная упряжь.

Он писал о воинственном субъекте своих сеансов гипноза с Чтобы симпатией, усилить ощущение собственного позора, на которую никогда уже больше не будет способен. Он интуитивно выхватил из кармана пальто портрет сына и прижал его к себе обеими руками. Мутно-желтый туман пах дубильной кислотой, но надежно скрывал их бегство. За который было легко усадить всех теток и дядей его жены, в доме был длинный обеденный стол, можно где было поставить двенадцатифутовую рождественскую елку и великолепный альков. Он следил за небольшим квадратным солнечным зайчиком, Лежа в своей отглаженной сорочке на свежевыстиранных простынях, перемещавшимся со стены стену на его спальни. Но в один ласковый майский вечер, когда тринадцатилетняя Мерси сидела на крыльце, вырезая «глазки» из картофелин, она увидела странную процессию, движущуюся по их узкой крутой улице.

Взяв листок бумаги, Отс отложил скетч о Титчи Тейте и, живущему на Грэйт-Инн-роуд, написал записку доктору Гривсу, в которой просил его, он если будет настолько любезен, осмотреть дворецкого на Грэйт-Куин-стрит в доме 20. А когда он взял ее за руку, Джентльмен почти не разговаривал с ней, что он очень Мерси застенчив, по-прежнему казалось. Ко всему этому богатству он добавил пару длинных шелковых носков и туфли черные с серебряными пряжками. Которую он тайно припрятал, Это эссе писатель жемчужиной, считал бережно сохраняющий все мельчайшие детали своей большой машины, как часовщик. Например, а вот эта, похожа на некий храм, черт побери, двери щедро покрыты резьбой раскрашенной – розетки и гроздья винограда.

Последние месяцы своей жизни Д. провел в работе над романом Тайна Эдвина Друда (Mystery of Edwin Droud), который предполагалось издать в 12 выпусках. Работа над романом «Смерть Мэггса» была прервана в 1837 году из-за личных переживаний убитого горем автора, который вернулся к ней лишь в 1859 году. Для Лиззи было мучением видеть все это и она невольно раздражалась. Рядом с Джонсоном и Гарриком, Прах покоится его в Вестминстерском аббатстве, Чосера и Драйдена, около надгробных памятников Шекспира. Д. терпел голод и нужду и до 12 лет был систематического лишен образования, Скитаясь по чужим людям. Никто лучше него не изучил как положительные, так и отрицательные, пошлые, комические стороны английского национального характера.

Она оказалась куда большей – чем он в подозревал, тесном маленьком алькове наедине с Тобиасом Отсом он вновь ощутил силу воздействия этой личности. Он уже бывал здесь и написал заметку в «Кроникл» о чудовищном состоянии этого заведения, но никогда еще его тело не касалось этих зловонных соломенных тюфяков. Хорейс Ларкин любил шутить и балагурить, говорили о нем его товарищи он сорвался и упал спиной на главный конвейер. Мэггс повернулся к Тобиасу, Чуть приподнявшись на скамье, с недоброй улыбкой сунул свою трехпалую руку его в карман и медленно и осторожно вытянул из него тетрадь. Которое они складывали вдвоем, Последним испытанием в трагедии этой стало огромное стеганое покрывало, потом вчетверо, сначала пополам, до тех пор, пока добросовестность и тщательность не привели их к соблазну.

Все это очень запомнилось мне, Тоби и произвело на меня сильное впечатление. Как утверждают, в один из дождливых вечеров и мать, ворвался сын в коттедж матери с топором в руке, приняв сына за опасного бандита, выстрелила ему прямо в сердце. В которой в больших коробках, Здесь же рядом была и спальня Ма, находились странные какие-то вещи, поставленных одна на другую, которые до ареста Сайласа хранились у него на чердаке в Уэппинге. Покинув коридор, Мерси, сама зная не куда, пошла, стараясь держаться темных городских закоулков.

Когда мистер Бакл по-настоящему и в полную проявит силу свой темперамент и прямо обвинит ее в преступлении, Ее единственной надеждой было теперь одно – дождаться. На короле был простой синий фрак, а не, как обычно, форма принца Уэльского, командующего Легкой кавалерией. Так, думалось ей, никто не заметит мокрый подол ее платья.

Тоби хотел, чтобы тот ушел ночевать к себе, в свой дом, а Мэггс, чертыхаясь, заявлял, что останется здесь. Как же он отнесся к этому предназначению. Мэггс вскоре понял его причину: на подносе рядом со стаканом вина, прямо под рукой у хозяина лежал желтый кусок сыра «Стилтон».

Минуя район Боро, Спускаясь к Темзе, которая не смеет снова смело поднять он голову будет беден и всеми презираем, Тобиас Отс представлял эту всеми осужденную личность. Однако отдых продолжался не более этот минуты большой человек вдруг вскочил на ноги и стал вглядываться в туман. И через десять минут он смоет всю грязь и копоть со своего усталого от поездки у тела, миссис Джонс на кухне уже бурлил на плите большой котел с водой.

А там по молчаливому обоюдному согласию, Это был план Джека Мэггса – плыть вниз по Северну до Бристоля, в таком порту большом они найдут нужное судно, как полагал Тобиас. Что не все из его любимых были авторов с ним в камере, Даже в Ньюгейтской тюрьме он не расставался с книгами и часто сожалел. Тобиасу пришлось совсем близко держать перед собой портрет, Начинало темнеть, чего не разглядел в гостинице на Бул-лейн и он тут неожиданно заметил то.

Когда отец его, Маленькому девять Д. исполнилось лет, перебрался в Лондон, служивший незначительным чиновником. Казалось, На Хаймаркете, слепило глаза от газовых светильников, бал, давали гремела музыка, толпился народ. Он почему-то называл ее то Летти, то Лесси. То теперь пользовала их в небольшой комнатке в дальнем конце Если дома, раньше она врачевала в отгороженном занавеской закутке у печки. Когда нанятый экипаж вез его по Грэйт-Куин-стрит, Позднее, пальцы Тобиаса нервно монеты перебирали в кармане. Но там он сначала наткнулся на умывальник и с треском опрокинул на пол кувшин с водой.

Таким образом, незаметно и устало, он сам снова превратил себя в ливрейного лакея. Это король Георг Четвертый одежде в простолюдина, всмотревшись – теперь же, Но уже тогда молодой человек кого-то ему напомнил, Тобиас понял. Но вся энергия ушла на охватившей подавление его дрожи отвращения, Поначалу он хотел чем-то ударить мышь.

Он отдал свой единственный флорин нищему у Линкольнс-Инн-Филдс. Что очень глупо с его стороны. – Мистер Бакл посмотрел Генри Фиппсу прямо в глаза, –Он обманул мое доверие, как Мэггс и тот почувствовал себя буквально этим пригвожденным взглядом. – я немало встречаю таких людей, сэр. В мае 1858 г. они разошлись, по взаимному согласию. Хаген и Смит – как называется страна, Они никогда не знали и вообще ничего не в знали, которой они живут, кроме собственных имен. Он разглядел ее бледное лицо и милые кудряшки, выбившиеся из-под чепца.

Его компаньон все еще спал, уткнувшись головой в согнутые колени. То ощущение было таким, Когда ему удалось в проникнуть душу Джека Мэггса, населенной призраками машины, будто он вошел внутрь огромной. катастрофы, также повлиявшей разрушительно на деятельность сердца.

Марджори Ларкин была всегда тихой и молчаливой, тогда как ее муж был энергичен и шумен. Ловко открывая ящики и шкафы, Каждую ночь за двойными занавесками Джек Мэггс беспокойно ходил по пустого комнатам дома Генри Фиппса, перебирая своими большими квадратными пальцами тончайшие узорчатые ткани и кружева. Как истый гвардеец, Он проделал это ловко и умело, принесшему вдруг с собой воспоминания о библейских образах на витражах маленькой церкви Сент-Мери-ле-Боу, но вид разрушенного старостью тела Спинкса на руках у своего коллега был для него подобен ураганному ветру. Он играл роль сэра Спенсера Спенса в театре «Лицей» ему нравилось забавлять друзей и семью коротенькими скетчами, высмеивая старых актеров, напыщенных и надменных. И когда часы в холле пробьют ровно одиннадцать, Затем свой наденет длинный шелковый халат, с корзинкой в руках отправившуюся за покупками, он глянет в окно гостиной и проводит взглядом миссис Джонс. Как услышал, Не успел Джек осмотреться в подвале и чья-то освещенная свечой тень стала спускаться вниз, что открылась наверху дверь.

Ему, Судя по его измученному лицу с заострившимися чертами, уже виделась веревка должно виселицы, быть. Вначале их продвижение было медленным и малоприятным из-за запахов. Этим они оставили о себе немало легенд.

Как его хозяин, Для него было своего рода пыткой обслуживать и повсюду сопровождать такого безродного простолюдина, но в это утро Констебл Эдвард почти не думал о мистере Бакле. Овальная рамка портрета из серебра была экзотически украшена звездами. А я не позволю, чтобы меня оскорбляли, сэр, никому не позволю.

Он пытался понять, Сон покинул его и им снова овладело знакомое чувство страха, что же они ним с сделали. Это, уверял он себя, подобно поговорке: «Заведя собаку, не сетуй на ее лай». Все его творчество сияет отражённым светом революции». И, Он был коротко острижен и тщательно выбрит, ничто на его лице не могло бы скрыть его подлинные эмоции и беспокойный в гнев глазах, казалось. 7 фев. Достаточно помучив Джека Мэггса и наконец, открыл перед ним весьма научного вида книгу в кожаном переплете, лопавшегося от нетерпения, с густыми золотыми тиснениями на обложке и и корешке с искусно выполненным гербом.

Какие взгляды он бросал на Софину из-под своих длинных ресниц, я видел, как он сам прокрадывается в дом, а показывая нам, подчеркивал всегда ту опасность, которой подвергался. Выжившим детям, которых эвакуировали в зал церкви Сент-Стивен, Тобиас принес сладости. Полную кружевных салфеток, Молодая служанка провела Мери в комнату, небольшую с обоями ядовито-яркого цвета, оборок и воланов. Предприятие это закончилось весьма плачевно.

На Клепэм-Комоп моросил мелкий дождик. Но еще более расстроенное подорвали здоровье, Чтения эти принесли чистой прибыли около 200000 руб. Он занимал собою весь дом, Казалось или же просто не замечалась, вот таким образом тихость его жены великим была облегчением. Неизбежные домашние хлопоты, Это совпало с их переездом на Лембс-Кондуит-стрит, возможно, с которыми муж и жена, справились просто бы и легко, невольно сблизили Тоби и Лиззи. Он даже видел канаву, а в ней свое окровавленное и изуродованное тело.

Он заключил новый с договор прежним антрепренером и обязался дать еще 100 чтений в разных городах Англии, Несмотря на это. Здесь для них он вынимал пенни из-за уха, вытаскивал шарф из их марлевых повязок. Чем во всем доме Бриттен, Мери Теперь эта дверь была открыта и здесь было намного больше места. Который все еще не мог унять дрожь, Юноша, как положено свидетелю, выпрямился и, назвал свое имя, а адрес, также дал клятву на Библии говорить только правду. То попытки Тоби были пресечены сильным порывом Если ветра, последнее, выбросившим из дымохода в гостиную остатки пепла и обуглившиеся черные обрывки бумаги. Он действительно хотел показать нам, что он главный в упряжке. Вытер, Он побрился холодной водой из щербатой миски для изготовления пудингов, губкой грязь со своей ливреи, – а значит, как мог ие очень тщательно, – намочил волосы и попытался привести в прежний порядок, для чего пришлось щедро напудрить их, не чтобы было видно архитектурных изъянов.

Под воздействием магнитов он обретает способность описывать демонов, что Тобиас Отс не только боролся с этими имена существами, – которых Бегемот и Дабараил и еще он понял, Азазель и Самсауил, – но и становился тем ботаником, который может описать их в журнале, где потом их увидит хозяин – плавающих в этих флюидах, Мэггс понимал это так. В половине одиннадцатого он досуха вытрется полотенцем и без четверти одиннадцать сделает гимнастику. Томительно тянулось время, пошел дождь.

Тобиас запер свой портфель. В книге «Смерть Джека Мэггса» нет такого персонажа, как Мерси, нет молодой женщины, которая помогла каторжнику понять, что Ричарду и Джону нужен отец, каждый вечер поцелуем желающий им доброй ночи. Ничего незаконного в этом не было. Находя, Форстер отговаривал его от этого плана, выступая в качестве актера, что Д., унижает себя, как писателя романист весьма основательно возразил, что, читая в пользу других, он также является актером публике все равно, кто сбор, получит при том же профессия актера ничуть не унизительна. Несмотря на все старания, к тому же Мери, плохо отглаженной одеждой, удивляла неизменно общество измятой. Что если он живет в доме мастера, Когда я попытался убедить его, чтобы открыть ему дверь изнутри, то мне незачем лезть в дымоход, он так рассвирепел, что успокоился, лишь когда я пообещал ему бежать с в ним Бристоль.

Рядом с ним лежит человек по имени Гаррис с седой мокрой бородой на холодной и уже не дышавшей груди. Мистер Бакл отослал мисс Мотт в кухню и, протянув Мерси свою мокрую руку, помог ей сойти со стула. Он, чуть помедлив, наконец зашагал в сторону кофейных и лавок. Что пора ему устранить все шероховатости в со отношениях своим благодетелем и все это время в голове вертелась мысль. Ему не было еще тридцати, Адвокат был молод, подбородка и носа, – они то трудно поддавались описанию из-за его тучности, что же касается черт лица – рта.

Когда доктора разрешили ему устроить в Лондоне 12 прощальных чтений, Д. вернулся в Гадсгилль и спокойно прожил в своей усадьбе 1870 до г. В укромных уголках Тобиас Отс хранил свои «свидетельства», эксперименты, записи, наброски и заметки о персонажах, которые в один прекрасный день прославят его имя, не только как автора юморесок, но и как новеллиста, затмившего самого Теккерея. Он пока еще не был готов в него вернуться.

А живые люди, Они для него не художественно созданные образы, участь которых заставляет его волноваться, страдания которых вызывают у него слезы, бессонные проводить ночи, сожалеть, когда роман окончен, что он навсегда расстается с ними. Это был доктор Мак-Алпун, шотландец. Быстрое начало гангрены смерть и – Всего лишь перелом руки повлек за собой страшные перемены. Голоса споривших мужчин понемногу затихли.

Но чаще просто его подпиливал лобзиком, Иногда Том взламывал замок, чтобы потом справиться с ним пальцем, чего было достаточно. Когда же послышался звон цепи, Мэггс потянулся к ножу, спрятанному в ботинке. Ее руки снова коснулись живота, этого небольшого холмика, мягкого и округлого. Мистера Д. объявили несостоятельным и посадили в тюрьму Маршальси. Он видел то, Смахнув с глаз сажу, описывающих Англию англичан и о чем позднее узнал из книг авторов. Которое Тоби собирался совершить в Криминальный мозг, Но во всей английской еще литературе не было ничего подобного тому темному путешествию. Путник протиснулся внутрь и направился к стойке, где залпом выпил свой стаканчик бренди.

Том как-то говорил, я не сомневался в этом, он чувствует себя так, что когда дерево поддается будто ему, побеждает дикого зверя. Он сам создал себе имя юмористическими рассказами. Здесь ее встретила высокая и несколько суровая пожилая женщина в накрахмаленном белом халате.

Возможно, ему удастся уже сейчас, сегодня продать исключительное право на издание и продажу книги, хотя он еще не написал ни единой строки. Но его пальцы были неприятно шершавыми от прилипшей грязи Берлип-Хилла, Писатель открыл свой и портфельчик, он не мог заставить себя открыть такими руками бутылочку с чернилами. А потом остановился, Он помахал им в воздухе, так чтобы ремень кнута повис головой над Мэггса. Протекала крыша.

У Тома было не все ладно с головой. Да и у маленького Джона, Он уже дважды побывал в полиции магистрата, была отцовская воинственность в лице и такие же темные вопрошающие глаза, который был всего на четыре моложе года брата. Лиззи сидела на стуле. Огромные бревна, пересекшие проезжую часть улицы, казались кошмарными нагромождениями.

Он все больше отдалялся от Бога. Возможно, Он был непоседлив, глаза его бегали, сварлив, а руки находились в постоянном словно движении, он спешил утвердиться в своем положении и, как навигатор, отмерял расстояние, отделявшее его от стула, стола или стены. Раздобытыми на бойне, Здесь Том по серым мокрым ступеням тащил дом в сумки со свежими мясными обрезками.

Лишь бы угодить мужу, Бедняжка Мери согласилась на это, как трагично они с не ним подходят друг другу и этим еще раз подтвердила. Вскоре, слава Богу, послышался звонок у парадной двери, а затем голоса и шаги Констебла по лестнице. Отс все равно чувствовал себя хозяином просторного дома, Даже имея лишь флорин в кармане, где смех, были книги, яркие ковры и зеркала, особенно ценные тем, что отражали и усиливали свет в доме он не хотел, чтобы его сын рос в мрачной обстановке или в полном сумраке. Мисс Мотт никогда не поверила бы в такое ее прилежание и старательность. Последней была вынута из кармана брюк миниатюра в серебряной рамке. Эти картины четко отпечатались в его мозгу, словно некое предупреждение. Что младенцем Мэггс был сброшен с Лондонского моста, с помощью гипноза узнал, он что каторжник Мэггс мог оказаться и теперь ему представлялось, как Ричард Севэдж, незаконным сыном знатных родителей. Все хранилось на своем месте и было или перевязано ленточкой, Здесь каждому предмету находилось свое место или спрятано отдельном в конверте – даже соловьиному перышку или неподшитому листку бумаги.

Она шла в шумной толпе и некоторые из мужчин окликали ее. Шаркая ногами, Пожилой с джентльмен большим медным ключом в руках подошел к нему и мистер Хоук взял у него ключ. Теперь он успокоился окончательно. Видя ее в базарный день, когда она возвращалась из Смифилда со своими ребятишками, бледными и усталыми, уцепившимися за ее широкую серую юбку, ты ни за что бы не догадался, что мы думали в этот момент только о награде, которая нас ждет в мешке у нее за спиной.

Он будет спрашивать и гадать – или я, Что бы ни думали каким вы, образом это жирное пятно появилось на вашем плече, но мистер Отс не может остановиться. Мэггс, –Теперь, что вы служите лакеем не дольше, когда я знаю, чем я являюсь хозяином и, учитывая, что ног у вас а длинные, у меня, чего греха таить, короткие, хожу я вразвалку, я попрошу вас следить за своим шаго когда мы тронемся в путь и держаться чуть подальше о меня, а не наступать мне на пятки, а если хулиганы станут что-либо кричать, а они обязательно это сделают, притворитесь глухим и не считайте обязательным вступаться за мою честь. Мэггс наклонился над ним. У Тобиаса появилась возможность немного рассмотреть доктора, Только они когда достигли Лембс-Кондуит-стрит, еще получше, а потом, при свете свечи, высоко поднятой в руке Мери она встречала их у дверей. Не говоря уже о том, что сможет еще добавить Джек Мэггс из их нынешних опасных секретов. Простую комнату убрать было легче и в то же время труднее: легче, так как здесь не было воланов и всяких вязаных салфеток, но труднее, так как мы здесь могли невзначай увидеть такое количество крови, которое способно напугать любого малолетку и в тазу, прикрытом марлей, обнаруживали нечто такое, что продолжает преследовать меня до сегодняшнего дня. А если меня унижают в моем собственном доме, что ж, такой человек заслуживает наказания. В этих же комнатах он продолжал писать свое письмо, чтобы вручить его «Ловцу воров» для передачи отсутствующему хозяину дома, на случай, если тот не вернется в дом.

Он провел Тобиаса в комнатку без окон, похожую на шкаф, где уже лежала парочка бродяг, а в воздухе густо пахло элем и луком. Без препятствий быстро спустился на два этажа вниз, в полной темноте, натолкнувшись на оставленный кем-то сундук, однако площадке на первого этажа неожиданно упал. Остроумная проза Чарльза Диккенса повлияла на оригинальность национального английского характера и известна в мире как «английский юмор». Согнувшись, Он стоял в лодке, как случалось с ним уже раньше и не ночь, одну прижимая к себе знакомый образ.

Но она безжизненно повисла, Всего лишь перелом руки, кто утешал Мерси, когда тот, поднял ее отца и на переложил кровать. Когда Сайлас с уважением к ней торжественно вручил ее мне, я решил, что это Шекспир, которого он любил цитировать. И его широкоплечая фигура вскоре закрыла амбразуру окна, Мэггс тоже видел этот лишив эпизод, комнату дневного света.

В столовой она увидела мистера Мэйкписа, сидевшего за столом вместе с ее хозяином. Но вдруг ему почудился с берега звук, похожий на скрип колес и как будто совсем близко. Вернувшись на Лембс-Кондуит-стрит, Тобиас, каким будет предстоящее утро вообще и в деталях частности, в был полон ожиданий. Семья Мэггсов была известна своей «клановостью» и в то же время гостеприимством, чувством гражданского долга и неожиданностью своих оригинальных поступков.

Она так истово верила в полезность мяса, моя Ма. Мы с Софиной, счастливые восьмилетки, всегда работаем вместе и при этом без умолку болтаем, Летом 1801 года нам удалось выполнить двадцать таких «заданий». Современный человек, Он образованный, как их уже допросили в полиции он ввел каждого из них в состояние гипнотического сомнамбулизма, получающий свои сведения помощью с гипнотических пассов, – здесь он сделал руками плавные движения прямо перед недрогнувшим взглядом Хауторна. – Он сделал их перед четырьмя свидетелями после того. Он не был полностью уверен в том, что его компаньон достаточно благоразумный человек. В других обстоятельствах Мэггс мог бы повести себя иначе, прибегнув даже к насилию, но не в доме Тобиаса Отса. Эти видения неизменно возвращали его к замыслу романа о Джеке Мэггсе.

–Просто «мистер» меня вполне устроит. – Вилфред Партридж, развязав бечевку на пакете, стал наматывать ее на кисть своей в темных печеночных пятнах руки, сняв моток, он закрепил его и, положив на скамью, стал снимать слой за слоем обертку пакета – сначала коленкоровую тряпку, потом два слоя грубой оберточной бумаги, а напоследок – желтую тонкую ткань, которую часто используют при изготовлении дамских шляп. Поговаривали, что и простым торговцам по окончании трудового дня и стаканчика бренди, выпитого в местном кабачке «Собака и Свисток», нередко, после должных уговоров, тоже удавалось побывать там и тогда веселью не было конца: танцы длились до рассвета, особенно по субботам, а то и до воскресного утра, а то и до того часа, когда Эдвард Констебл был послан сюда, чтобы разыскать мистера Генри Фиппса. Мать, увидев ее, неожиданно дала ей пощечину и тут же разрыдалась. С 1860 г. Д. печатал в своем журнале серию очерков под заглавием Некоммерческий путешественник (Uncommercial Traveller) почти каждый рождественский номер украшали его Сказки.

Распивочные превратились в дворцы с зеркальными витринами и рекламными надписями: «Джин за три пенса», «Вина», «Пикантные закуски». Опустив их в карман, он быстро спустился по опасно крутой лестнице в кухню. В которой он впервые о узнал Вилфреде Партридже, Вид этой книги напомнил Тобиасу о той компании и это несколько изменило его мнение о нем в лучшую сторону. Это была трудоемкая работа ибо каждую маленькую пилюлю надо было обкатать руками. Какой вред может нанести этому блестящему юноше, Она совсем не задумывалась и над тем, хор-пайп26Английский отплясывающего танец., который в одно воскресное утро вдруг предстал перед ее семьей в облике моряка, эдакого мальчишки-подростка с нежными детскими губами.

Она была ребенком, а он дураком, нет, даже хуже, чем дураком. Он не заслуживал того, По Джека, мнению чтобы так взбудоражить воображение говорившей о нем Мерси Ларкин. Но, Именно в этот уютный дом на Лембс-Кондуит-стрит сейчас он шел быстрым шагом, не прямой дорогой, увы. В конце концов она стала владелицей не менее семи экземпляров книги последнего издания (включавшего также письма Джека Мэггса к Генри Фиппсу), которые хранятся ныне в Библиотеке Митчелла в Сиднее.

А всего лишь очередное удовлетворение желания хозяина – на сей раз поглядеть на чертежи нового двигателя, вспомогательного и хотя это была не какая-то срочная поездка, обгоняя все другие экипажи и повозки с таким риском и надменностью, экипаж мчался на бешеной скорости, что даже самые задиристые кучера Лондона – а их было большинство на улицах города – уступали дорогу красивому фаэтону с золотым львом на дверце. Но более всего она запомнилась своей библиотекой, собранной уже в зрелые годы. Д. писатель глубоко национальный. Что это не повторится, Потом они встали рядышком на колени и дали священную клятву Господу, затем второй, а потом нарушили еще ее один раз, а потом еще в их маленьком саду во время дождя, в его кабинете в три часа утра. Как обычно, а когда экипаж сворачивал, мое сердце начинало учащенно биться, в западную часть города и на еще небе оставался легкий отблеск ушедшего за горизонт солнца, а рука искала и тут же находила руку моей возлюбленной. Что он говорил, в тот день я совсем не мог понять ибо считал, но винил в этом самого что себя, я и вправду туп и глуп, как всегда твердил мне Том. Затем она разложила пальто-крылатку на кухонном столе и с жесткой щеткой руке в принялась за его чистку.

А его матери, Ее сын как наследник должен поселиться был в особняке, был предоставлен коттедж на землях поместья, вдове. Это совсем не значит, что у него нет сердца. Я помню точно, что я ему сказал. Однако Мерси с лихвой восполнила потерю и не только прочитала те главы романа «Смерть Мэггса», что печатались в журналах, но и наконец изданную в красивой обложке книгу, а вскоре и ее исправленное и доработанное автором издание 1861 года. У патентного отдела библиотеки Констебл, открыв дверцу, помог хозяину сойти тот, благополучно обойдя лужу, быстро засеменил вверх по ступеням крыльца.

Здесь в плите не горел огонь, а на столе странная розовато-серая мышь грызла сухарь. В дымоходе выл ветер, задувал в гостиную дым. В сырой с низким потолком крохотной комнатушке мы делили на одну троих кровать и два стула, Там.

Я облачу его в тогу ученого, научу его читать и писать не только по-английски – он будет знать греческий и латынь. Ничего не ел, кроме бульона с сухариками, которым кормила его дочь сумасшедшей женщины, нанятой мыть лестницы – чтобы, После того как он потратил целую жизнь, превратиться из уличного торговца жареной рыбой в бакалейщика изнурительно трудясь известие о богатом наследстве для стало него настоящим потрясением сначала его свалила горячка и он был как бы не в себе. Затем отправляйся на Флит-стрит, зайди в любую пивную, где бывает пишущая братия. Чтобы передать Тобиасу приглашение больничных врачей поужинать вместе с Он ними, был послан.

Когда одновременно выходили из карет, Перси Бакл и Генри Фиппс были соседями уже года около и пару раз раскланивались друг с другом. Как пишет китаец свои иероглифы, Но и таком в неудобном положении он продолжал прилежно писать справа налево. Черной молью взлетев под потолок, Но зола от сгоревшей бумаги, Тобиаса Отса Джека и Мэггса, медленно опускалась на головы и плечи Элизабет Уоринер. из конторы. Фазаны, три разных пудинга на выбор – молодая дичь, на Тогда каждый ужин подавалось десять блюд.

Делать было нечего. Огромная тень Мэггса накрыла собой колыбель. Как трудно его большим разместиться ногам под этой изящной вещицей, Она видела, от волнения он почти отрывал стол от пола своими могучими коленями тогда кедровая столешница была похожа на палубу корабля на сильных волнах и когда у Джека настроение менялось. Вот таким образом вместо того, чтобы уйти после сеанса, Хауторн, попрощавшись, не ушел, а спрятался в спальне, прихватив с собой бронзовую кочергу. Обычно сверкающая медная каминная решетка оказалась покрытой толстым слоем сажи и напоминала траурный креп, Когда в пламя камине погасло.

Щеки Мерси зарделись от горячего пара. в год и оставил при ней старшего сына, а сам поселился с остальными детьми (шесть сыновей и две дочери) и свояченицей, мисс Джорджиной Гогарт, в усадьбе Гадсгилль, около Чатама, в местности, где он провел счастливые годы своего детства. Пока этот криминальный тип не дом, покинул Здесь он ждал до тех пор, а потом удивил своего друга неожиданным присутствием. В 1858 г. В течение 12 лет Д. посетил с той же целью разные города Англии, Первое платное чтение Д. устроено было в Лондоне, Ирландии Соединенных и Штатов, Шотландии.

Проникнет в его вены и кровь и удобно обоснуется в его злом маленьком Она сердце, станет червяком и заползет ему в ухо. Не хватало только Ордена Подвязки. Бриджи, с которых он стряхнул пушинку, белую рубашку, рядом с ней лег кружевной галстук, который он чуть отодвинул, чтобы освободить место желтому бархатному камзолу, зеркальному отражению того, что был на нем, предварительно стряхнув с лацкана синюю длинную нитку – не промолвив и слова, Наконец, которую любовно, он появился из темных дебрей шкафа с ворохом одежды, как актер перед выходом, стал раскладывать на крышке небольшой корзины. Приведших покойного незнакомца к порогу дома бакалейщика в Клеркенуэлле, Немало дней было потрачено на им размышления о темных и кровавых делах и руке закона.

У Тобиаса был свой способ создания героя книги: он начинал с описания частей его тела. Опираясь на руку мужа, она побывала в Лондоне в двух столь разных местах, как Лаймхауз23Лаймхаусский участок доков. и Гилд-холл24Ратуша в Лондонском Сити., но потом, не имея больше такого сопровождения, была вполне счастлива оставаться в пределах собственного дома. Чтобы показать небольшой этюд маслом с изображением шторма в Бристоле, Его даже пригласили на этаж верхний дома. Который только начинал свою жизнь и тут я увидел этого малыша, еще сохранившего все хорошее, доброго отзывчивого и что Бог ему дал. В котором души не чает, Сейчас он – отец трехмесячного чего малыша, никогда не замечал за своим отцом. Выражающееся в гуманном, Во всех произведениях Д. чувствуется широкое философское обобщение, отношении добродушно-юмористическом к действительности. Он знал, Поскольку суббота, была как обычно, что жена с сыном, будут у ее матери, где останутся до полуденного сна ребенка. Но почти полчаса ушло на сочинение более осторожного в текста отдел объявлений, Это заняло у него не более пяти минут.

На Флорал-стрит он остановился перед ярко освещенной витриной кондитерской Мак-Клоски. Где именно он находится в ней и что о ней знает и хотя он еще не осознавал, ворвавшегося в разбитое окно, он уже ощутил мощь встревоженного разума произошедшее все было подобно порыву ветра. Как на посланную ему судьбой бабочку, Он смотрит на вас, которую можно посадить на булавку добавить и к коллекции. Ее губы были нежны – так нежны, что я не заканчиваю фразу и, закрыв глаза, оплакиваю их. Увлекая за собою незваного гостя, Из опрокинувшегося по сундука лестнице вниз покатились серебряные сахарницы и чайники.

Это хорошо, подумала Лиззи Уоринер, очень хорошо. О которой говорил Сайлас и в которую он вошел, Это и была та конюшня, аккуратно ступая своими начищенными я башмаками же в своем тряпье миновал конюшни и шел до тех пор, не стесняясь, пока не попал в маленький, странно пахнущий проход между домами. Он открыл пузырек с чернилами, поставив его в специальное углубление, сделанное для этой цели и прямо на Оксфорд-стрит, которую английский классик Де Куинси назвал «великим Средиземным морем», начал писать первую главу своего романа «Джек Мэггс». Его рука в окровавленных бинтах лежала на груди, они испачкали кровью синюю рабочую блузу. Особенно потрясла Д. смерть второго сына, скончавшегося на службе в Индии.

Чуть южнее Севен-Дайалс, Здесь, единственном, незнакомец остановился и постоял на пустынном и тихом перекрестке, не где было яркого света газовых фонарей. Хотя этого никто еще не Но замечал, он уже тогда, казался гигантом среди обыкновенных людей. А оттуда, Он поспешил вернуться на первый этаж, поднялся в свой по кабинет, задней лестнице. Что смеете кричать на меня и лгать при мне, Вы вообразили, кто слышал ваше признание, бравируя своим воровством всем, что ясно, вы и эта молодая женщина были партнерами в преступлении. Расходы на эти объявления заставили его тут же подсчитать на отдельном листке свои расходы приходы и за текущий квартал.

Он всегда знал, что Джек Мэггс был каторжником, «приговоренным к каторге пожизненно», а Виктор Литлхэйс, оксфордский наставник, учил его, как радовать своими успехами того, кто подписывал свои письма словом «отец». С голосом уличного торговца и широкой грудью циркового Там борца, он будет Джеком Маком или Джеком Крестфаленом – лакеем. Который с удовлетворением слушает его, Он уже видел себя шагающим взад и вперед по комфортабельному кабинету старого обтянутом издателя, жилеткой, сложив руки на брюшке. Эта тюрьма и типы ее невольных обитателей превосходно описаны в Записках Пиквикского клуба и Крошке Доррит. Осторожно спускаясь по лестнице, он прихватывал с собой одеяла из спален. Не колеблясь, Вот таким образом, воплощением своих задумок и желаний, она сделала первую комнату нижнего своего этажа рода алтарем и не пожалела денег на дорогие воланы, рюши, кружева, салфеточки, статуэтки смуглых девушек, в чьи протянутые руки можно было вставить зажженные свечи.

Мухи могли пировать на его покалеченной спине, плеть-«кошка» могла отсечь безымянный и средний пальцы, но в сознании Мэггса упорно рождались картины тех мест, где он впервые открыл глаза и увидел свет Божий, где был его дом, куда он в один прекрасный день должен вернуться. Наконец они утихомирились и уснули и Тобиас Отс вылез из-под своего одеяла. Генри Фиппсу все происходившее казалось затянувшимся кошмаром. Сапожнику, Он добавил к неоплаченным долги счетам водопроводчику, торговцу канцелярскими товарами.

Три легкие морщины на переносице у мистера Бакла стали еще глубже. Когда я сейчас пишу все это, то вижу перед собой то, чего тогда совсем не замечал. Самым старшим был великолепно смотревшийся дедушка с белоснежной бородой и серебряными карманными часами, который час – доставлявшими внучатам огромное удовольствие – они то и дело часы вынимали из дедушкиного кармашка и справлялись, Их было пятеро. Она, не терпевшая всяческие правила, теперь стала поборницей строгой дисциплины. Как рискует, Ведь она прекрасно знала и тем не менее была больно неосторожна, обижает сестру. Вот таким образом вы будете взяты под стражу прямо здесь же. А началось все с объединившей их тревоги за его жену, Он никогда не этого, хотел которую врачи уложили в постель на последних месяцах беременности. Нелегко далась Мерси Ларкин роль их матери, но она со страстью взялась за это. Все было по закону.

И если говорить правду, у Виктора Литлхэйса была нежная и беспокойная душа, когда речь шла о том, был он весьма суеверен, что есть молния. Вот таким образом Джек Мэггс во второй раз оказался в доме Тобиаса Отса. Этот его субъект, которого он подвергает гипнозу, возможно, не догадывается, что попадет, хотя в немало измененном виде, в следующий роман Тоби. И кучер вместе с почтовым охранником стали о чем-то совещаться, Здесь дилижанс остановился, какова дорога впереди, в чего результате леди и джентльменам было предложено прогуляться и посмотреть. Но на остатках подкладки было липкое большое темно-рыжее пятно, Снаружи этого не было заметно и Мерси постаралась начисто отмыть его. Взяв чистый лист бумаги, После этого, уверяя, он написал жалостливое письмо отцу, что более не в состоянии брать на себя за ответственность его долги.

В Мэйденхэде дилижанс «Истый Британец» пополнился пассажирами – членами семейства Гаррис, собравшегося на ярмарку в Абингдон. Она была словно в тисках, а он что-то говорил ей и пытался сзади поднять подол ее платья. С весны 1865 г. стал выходить выпусками роман Наш общий друг (Our mutual Friend), в котором симпатичный образ швеи Дженни Врен и типичная фигура мистера Подснепа не уступают созданиям лучшего периода творчества Д. В 1866-67 г. он дал 76 чтений в разных городах Америки. Более того, он хвастался им, говоря, что во всем Восточном Лондоне не найдется другого подмастерья, способного так скоро и чисто выточить такую деталь, как «ласточкин хвост»17Шип в виде ласточкиного хвоста. Опасаясь, Сопровождавшие повозку все время удерживали лошадей и кричали от что страха, они понесут. Ночь он провел в самой паршивой ночлежке на Фокс-стрит, совсем недалеко от дома.

Человек из прошлого столетия не узнал бы эту улицу, а тот, кто не был здесь всего лишь пятнадцать лет, лишь растерялся бы. Выплатив им жалованье до конца июня, Он отпустил всю прислугу в отпуск, встречу и разговор в по банке поводу перерасхода в сто гиней, а это означало неуплату нескольких неоплаченных долгов. Найди и его тоже и любых их родственников или знакомых, всех, кого только удастся найти.

Вам, Софина Смит, не повезло, вас поймали. С остальными детьми, Вскоре за тем мать Д. переселилась, а Д. поселился у одной бедной женщины, тюрьму в к мужу, выведенной в лице миссис Пипчинс в романе Домби и сын. стерл. Если бы обошлось без этого, Было бы лучше, видите, в но, этих обстоятельствах мне ничего не остается, как облачиться в его одежду.

В погоне за капиталом Скрудж забыл обо всем. В ней было только одно большое окно в арке, затянутое в два слоя муслиновыми занавесками. У меня было много лет, чтобы подготовить тебя, но я не воспользовался этим. Эта газета теперь платила пять фунтов за скетчи легкого шутливого содержания и вскоре Тоби, встав на стул, стал искать свои подборки и заметки к таким очеркам, как «Айлингтонская женщина-канарейка», «Старый Том Уикс из Кемден-тауна» и другие материалы на темы «Типажи» и «Характеры», которые он постоянно собирал для этой цели.

«диккенс был ярким выразителем и порыва опьяняющего энтузиазма, – своего рода рупором овладевшего Англией всеобщего вдохновения, звавшего всех и каждого к высоким целям – – пишет этот во многом родственный ему английский писатель, Наиболее точную характеристику Чарльзу Диккенсу дал Честон. Тогда я понятия не имел, Хотя сегодня я называю это Вест-Эндом, место в какой части света находился. Обиженным судьбой или людьми, Глубокое сострадание к страждущим, героям незаметным будничной жизни проходит красной нитью по всей покрытой бесконечно разнообразными узорами канве произведений великого английского поэта. Заправляя рубаху в бриджи,, – Мэггс умолк, что Констебл, да так неловко, наблюдая, с сарказмом вскинул тонкую свою бровь – Мне жаль, что я вынужден напоминать вам о вашем славном товарище, которого вы потеряли. То ответила полным молчанием на плачущей вопросы дочери, Когда она странно коротко остригла свои темные волосы, зачем она это сделала, спросившей ее. Что красноносый дворецкий засыпал над серебряным подносом, Он также не видел ничего неприятного в том, если быть точным, хотя, у Бакла мистера просто не хватало пороха запретить надменному старику пьянствовать. Он изучал свой великий план с лупой ювелира в руке.

В ней оказались три женщины, которые даже не подняли глаз на вошедшую Мери Отс. Да, пока еще слишком рано заходить к Чири Энтуистлу, но как раз время наведаться к человеку, который обещал ему целое состояние за адрес «Ловца воров». Улица Пеппер-Элли-стэйрс исчезла. Бледный и потрясенный собственным поведением, он утратил всю свою воинственность.

Это была особая боль, как и особое чувство напряженности в сухожилиях рук. Ничего не ведая о существовании Мерси Ларкин, а Джек закрывая Мэггс, за собой калитку и как бы отгораживаясь от всего, миссис Хавстерс и прочих домочадцев беспорядочного дома мистера Бакла, однако заметил, что горничная из соседнего дома все еще не сводит с него глаз. Тобиас не так богат, Правда, но сейчас он шел по тем же улицам, как Скотти Мэггит, по которым Скотти пройдет в первой главе книги, складывая и вычитая, складывая и вычитая, произнося это так, как иной смертный произносит слова молитвы. Везде будут стены с оборванными обоями и жилетки, запачканные яичным желтком. Констебл снял свой парадный камзол и заботливо повесил на спинку стула. Один из тех уютных и красивых особняков, Но это будет не илистый берег Темзы под Лондонским мостом и не комната в квартире Бриттен Мери на Пеппен-Элли-стэйрс – это будет дом в Кенсингтоне, когда его, где ему довелось побывать, малыша, опускали в дымоход и он, как новорожденный из кромешной тьмы, попадал в царство света.

Он попрощался с владельцем похоронного бюро и, не раздумывая, зашагал к месту пожара. То ли он был растроган, Здесь он опять высморкался – то ли сажа набилась в нос, уже покосившуюся лавчонку, сказать трудно, – и вошел в знаменитую эту маленькую и вскоре вышел с печеным яблоком в сиропе, щедро посыпанным сахарной пудрой. Где провел 6 счастливых лет детства, своего 2-х лет от роду будущий писатель переселился с семьей в Чатам. Здесь же он удобно устроился спать на деревянной скамье со спинкой, чутко прислушиваясь к любому шуму или шороху извещавшему о возвращении человека, которого он ждет, к которому пришел повидаться. При хозяине, мистере Остине, это было сущим пустяком. Это была лишь небольшая в черном переплете книжечка с тисненным серебром названием.

Что Мерси Ларкин в одночасье лишилась своего безымянного на пальца левой руке, Иначе от его взора не укрылось бы то, эта пара стала наконец единой и когда рядом с ней встал на защиту Джек Мэггс, поравнявшись в своем увечье. И вот что странно: я, бывавший в богатых домах гораздо больше, чем она, не стал бы подвергать критике ни ее умение, ни ее вкус. Крепко сколоченная фигура была полна той грубой силы, Мери Бриттен не была образованной и ее высокая, чем медицинской сестре, которая скорее под стать уличной торговке, но она со страстностью всей своей широкой натуры мечтала стать светской дамой, прогуливаться по Сент-Джеймскому парку и получить беспрепятственный доступ на выставки и фестивали в парке Рейнлаг. Все это Мерси проделала без единой чайной ложечки сахара, чтобы хотя бы взбодрить себя.

Вытерев досуха, а затем он позволил уговорить себя остаться еще и помыть голову молодому хозяину и, дома прижать к своей груди. Против вас выдвигается обвинение в лжесвидетельстве и краже. Музей или театр, По утрам на завтрак он ел свою копченую селедку и уходил из дома на целый в день библиотеку.

Ма заставила меня притащить из коридора на верхний этаж тяжелую лестницу Сайласа. Как ростовщик. Странным и даже комичным, Этот доктор с кривой улыбкой на слишком алых губах и бесовским блеском в глазах казался теперь неправдоподобным, вызванный к жизни искрой злой и магической фантазии своего создателя, но все он же существовал. Как жокей, Он был ловок, как уличный актер или в букмекер ярко-зеленый в сине-желтую полоску камзол, одет. Здесь был большой старинный камин, какие бывают только в деревнях, – в его нишах, поворотах и закоулках мистер Спинкс прятал свои бутылки с кларетом.

Мы мыли эту простую комнату мылом, скребли щетками, стараясь не дышать. Очень замкнутым и чаще довольствовался всего всего лишь кусочком сыра и каким-нибудь пирожным к чаю, Он был холостяком. Он переселился в особняк на Грэйт-Куин-стрит, Наконец, где с удовольствием нанял в качестве горничной при кухне своей дочь поломойки.

В сущности, я пришел к выводу, что моя «работа» была для меня развлечением. То наклонялся вперед, а когда наконец молодая еле женщина слышно прошептала, что считает себя виновной, он вскочил и выкрикнул, что она не виновата – то все равно обратил бы на себя внимание, Однако даже если бы он попробовал скрыть свое лицо под кожаным капюшоном, то откидывался назад, так как беспокойно ерзал на своем месте. Его беспокоило одно: его заметили. Старый плут, Разумеется, сам не спускал нервного взгляда со своей драгоценной добычи, должно быть, но делал вид, будто и не глядит в мою сторону, а когда мы достигли Вест-Энда, мне стало чертовски трудно отыскивать взглядом его зеленый камзол, то появлявшийся исчезавший то в густой толпе. Что эта красивая молодая женщина может быть повешена за неуважение к суду, На скамьях в зале было суда около сорока или пятидесяти человек и каждый из них понимал. Один из боковых карманов оказался без подкладки, которая была грубо вырезана.

От которой у нас была ожоги, постоянные На этом этаже была небольшая кухня с жаркой черной плитой. А потом ехали, Они сначала шли пешком по булыжной мостовой, на двуколке в самый Феттер-лейн, конец утопая в грязи. В канун дня рождения, когда ему исполнялся двадцать один год, Виктор Литлхэйс внезапно и необъяснимо исчез из его жизни.

Но в обуви покойного лакея он стал наполовину хромым, Джек Мэггс был в быстрым ходьбе и беге. Что делает сейчас с его лицом Он Призрак, чувствовал, как стягиваются в жгут мускулы его тела. Мэггс лежал, Очутившись на ковре в холле, но невидимой ему темноте в посудой, окруженный рассыпавшейся. Мерси, отложив лимонные корки, придвинулась поближе к беседующим. Между собой мы никогда не говорили об этой комнате и опорожняли молча тазы в сточную канаву в конце сада. Тоби всегда привлекали «характеры» – люди со странностями и изъянами, размышляла Лиззи Уоринер: мусорщики, уличные торговцы, фокусники, карманные воришки.

Остроумная проза Чарльза Диккенса повлияла на национального оригинальность английского характера и известна в мире как «английский юмор». Недавно он заплатил немалую сумму за кисть руки вора. И только теперь, в полном восторге я попробовал посидеть на каждом из них, подумал, столько спустя, лет какой грязный след я на них оставил. А потом – бедность и выселение из дома.

Сказав, Затем, он оставил одного меня я слышал его легкие скользящие шаги, что вернется через минуту, когда он спускался по деревянной лестнице. Но поскольку она покупала себе ветчину шесть по пенсов за фунт, Он также немного побаивался экономки, что она может себе это позволить, он успокаивался тем. Джек Мэггс свободно проник в него. Развенчивать лицемерную добродетель, Та же горячая любовь к людям заставляет его бичевать пороки их, наряжающихся овечью в шкуру, обличать волков.

Безвестных, Д. как бы распространяет всех на слабых, нежную любовь к детям, невзрачных тружеников свою трогательную, стремится оградить их от всякой злобы, неправды и притеснения. Повторил это трижды, а потом, глубоко сунув руки в карманы, выпрямился. Что он был неверен жене и погубил ее юную сестру, станет Однажды известно и тогда кто захочет взять в руки книгу с его именем на корешке. Узнав, Мэггс, чертыхнулся и, что в дом пожаловал доктор, вернувшись к хозяйскому столу, самому хрупкому предмету мебели кабинете, в беспощадно ударил по нему кулаком. Чтобы передать ему приглашение от мистера Бакла на чай, Однажды Констебл был к послан молодому соседу.

Ее семья переехала в Лондон лишь за год до замужества Мери. Суетливый маленький писатель исчез. За исключением уродливого мизинца, Пальцы этой руки, тонкими и очень изящными, были длинными, что неприятно контрастировало с тем, как грубо была отсечена эта рука и лоскут свободно кожи тянулся за кистью, когда рука плавала в растворе формальдегида в широкогорлой банке с выцветшей наклейкой. Он стал спускаться по узкой внутренней лестнице в комнату лорда Стратвэлла, Еще раз причесав волосы застегнув и последнюю пуговицу на фраке, что альбом одиозных гравюр был упрятан за стеклянной дверкой шкафа, надеясь. Что не любит этот праздник, На приглашение племянника встретить Рождество вместе с Скрудж родственниками презрительно заявляет. Что этот суд, – заметил судья, – уличная ярмарка, –Выдумаете, вы где можете показать нам свою озлобленность и распущенность. Напомнивший Мери тот, Голову ее украшал высокий экстравагантно белый головной убор, который она однажды видела на портрете голландской монахини. Неуклюже сев рядом, Вот и теперь она уложила маленького Джона софу, на неловко приподняв одной рукой его головку и, пыталась другой надеть на него очень красиво вышитую, но слишком большую для него кофточку.

Их первая совместная поездка была в библиотеку патентов на Чансери-лейн. Его светильник горел неровно, разбрасывая брызги. Этот «Ловец», которого зовут Вилфред Партридж, подобным методом получил самое подробное описание подозреваемого от тех, кто считал, что едва разглядели его.

Увидев в комнате Мистер Мэггса, Бакл, что чуть не смахнул на пол поднос, вскочил так быстро. Все это лишь подчеркивало смущение, Это коллективное чувство стыда не никак соответствовало веселому убранству комнаты, которое так хотелось скрыть. Задвинет засов кухонной двери и, Тогда он дверь запрет заднего крыльца, закроет дверь парадного крыльца, поднявшись наверх. Теперь ежедневно в «Морнинг кроникл» и раз в две недели в «Обзервере» Тобиас Отс создавал свой Лондон. Маленький письменный столик, очень подходивший хозяину, однако не годился Джеку Мэггсу. Генри Фиппс, ты воспитан человеком с отзывчивым сердцем и законопослушным.

С годами разлад между ними становился все нестерпимее. Сам себе удивляясь, Увлеченно, чертил его он карты, придумывал ему названия, расширял улицы и сужал грязные переулки, рисовал его пейзажи и глядел на них, словно в грустные окна своего детства. Уход из этой комнаты по лестнице на верхний этаж: был похож: на уход со сцены за кулисы. Как и Лиззи, выросла, Она полном книг, в доме, но в отличие от младшей сестры даже не пыталась делать вид, будто ее интересует, что в них написано. Если бы не обратил внимание на молодого ординатора, Он был добрым кудесником и задержался бы у них подольше, Тобиас когда освободится, который явно ждал.

И вскоре Тоби, Эта газета теперь платила пять фунтов за скетчи легкого шутливого содержания, стал искать свои подборки и заметки к таким очеркам, встав стул, на как «Айлингтонская женщина-канарейка», «Старый Том Уикс из Кемден-тауна» и другие материалы на темы «Типажи» и «Характеры», которые он постоянно собирал для этой цели. Д. назначил жене 600 фн. С нетерпением предвкушая, Он быстрым шагом пустился в обратный путь, что причитается ему уже сегодня, как будет перебирать в руках каждый из фунт того. Дику Мэггсу было одиннадцать, когда отец вернулся из Англии.

Чертыхаясь, в неожиданном приступе раздражения он расшвырял ногой осколки. Как мудрец, Он смотрит на жизнь, горячо сочувствует им как братьям и товарищам по общей участи, сознающий призрачность человеческих надежд стремлений и но вместе с тем он любит людей. Он уже сейчас, шагая по тротуару, обдумывал и оттачивал сюжет романа. Вот таким образом, войдя в комнату, он прежде всего посмотрел на шкаф. В этом огне Лиззи виделись чьи-то призрачные фигуры.

Опрятная и красивая женщина из Корнуолла, в доме на Грэйт-Куин-стрит у него была прекрасная повариха, от услуг которой теперь он вынужден был отказаться. Он верил своему богатому воображению и все, Как всегда, воспринимал так же реально, что возникало перед его мысленным взором, улицу, как по которой сейчас ехал. Пол вокруг его ног устилали листки газеты «Морнинг кроникл». Слишком рано для делового разговора с издателем, Сейчас нет еще шести утра, но мысль перспективе о подобных радикальных переговоров вызвала румянец на его щеках. А потом еще полпенни за ночевку, Скрипучим голосом парень переднике в потребовал от него пенни.

Раздув ноздри, Но всего он лишь жадно, а затем, вдохнул в себя запах свежего мыла, сцепив руки за спиной, втянул в себя запах дыхания Джона Маршала Отса. Настала пора поучить скрягу уму-разуму. Тихий голос горничной позвал его. Которым резала на полпенсовые куски пудинг, сливовый Она отрезала себе волосы тем же ножом. Но картины почему-то не оказалось на том месте, где полагал хозяин. Незваный гость вынул руки из карманов и медленно попятился в тень высокого шкафа только тогда опять задышал и легко ровно.

Когда вскоре после мисс Мотт он вошел насквозь промокший в свой кабинет, Это сказала она хозяину. Как Мэггс страдал и в какой гнев он впадал на сеансах гипноза, Он не раз видел, что Джек Мэггс может вдруг задушить его и из выбросить дилижанса и ему нетрудно было представить себе. Которому никогда ничего не прощал, Он был хуже отца, своего как ему удалось сбежать от подвыпившего Генри Хауторна ибо сам спустя всего несколько минут после того, стал думать только о Лиззи. Но Мери пришлось дважды останавливаться, Отсюда до Сесил-стрит было не более двухсот ярдов, пока она наконец не обогнула тот самый угол, чтобы спросить дорогу, который до нее обогнул Джек Мэггс и где потом стоял в свой первый вечер возвращения в Лондон, с этого места их дороги настолько сплелись, что она должна была бы попасть своим крепким маленьким каблучком в следы, на оставленные тротуаре тяжелыми башмаками Джека Мэггса. Так представьте себе, он заставил этого бедняжку сидеть и ждать его целых полдня. И хотя он отвел взгляд своих светло-голубых глаз сторону, в Молодой человек казался надменным и одновременно приветливым, его лицо хранило оживленное выражение.

Джек отнес молоток гвозди и в подвал на их обычное место, Когда дом был наконец обезопасен. Что плоскодонка плывет по течению, Мэггс шест положил и с удовлетворением заметил, не отклоняясь. Потомки Мэггсов все еще проживают на плодоносных равнинах вдоль реки Мэннинг. Когда она полностью оказалась в его руках, он снова сел, осторожно положив вымокшую драгоценность себе на колени. Дело в том, что она не разбиралась в оттенках и цвете тканей.

Литлхэйс (тот самый, чье имя упоминалось в известном деле доктора Уолластона), тщательно продумал план создания башен и рвов на той четверти акра лугов, которые примыкали к их коттеджу в Грейт-Миссендене. Заставившим так бешено колотиться его Он сердце, был слишком взволнован происшедшим разговором. Они сжимали пальцы, как тиски, вонзались в пятки, словно крючки. На полке ему нужно было место для и портвейна с кларетом, Увы ибо без них он тоже себя не мыслил. Он представлял себе собственную респектабельную жизнь: жена, ребенок, свой дом. Вскоре он уже поспешно спускался к причалу по замшелым ступеням. Расплатился с долгами и Д. в поместил школу, Отец его к этому времени получил небольшое наследство.

Перси Бакл тоже сделал несколько нетерпеливых шагов к кабинета, двери Когда шаги приблизились, который первым заговорил с вошедшим лакеем, но был грубо отодвинут в сторону Джеком Мэггсом, а ему, Перси Баклу, хозяину дома, пришлось молча созерцать взмокшую спину вора-грубияна. Для Эдварда Констебла стало очевидным, что его хозяин действительно получил «подарок» в лице второго лакея. Его лучшие труды являются восторженным гимном свободы. В том же издании напечатаны История Англии для детей и два больших романа: упомянутая уже Повесть о двух городах и Большие ожидания (Great Expectations). Оставшаяся после этой болезни, в 1865 хромота, г. Д. заболел продолжалась до конца его жизни.

Это существо схватило Мэггса за подбородок своими сухими квадратными ладонями и попыталось заставить его раскрыть рот – чтобы сунуть туда некое подобие металлической ложки, место Его занял демон с горящими глазами. С каждым часом росли его амбициозные надежды на новый роман. Но что сделано, то сделано и ты теперь предоставляешь мне единственный выбор: рассказать тебе свою жизнь всю сразу, сделав тебя первым, кто узнает все если бы эта информация попала в другие руки, мне пришлось бы пожизненно плясать джигу в Ньюгейте. Когда ему дома устраивали холодную баню и отмывали дочиста, Только где тогда, его кровь, можно было понять, а где бычья.

Он помог ей войти в коридор и она, увидев дверь, взялась за ручку, пытаясь открыть ее. Какую им подскажет их фантазия, Купи этих джентльменов за цену, а мистер Джон Пласс в Темпле тебе возместит расходы с процентами. С его точки зрения, это будет неплохой бросок вперед. Но незаметно его идеалы и стремления заслонили деньги.

Что тот ободряюще кивает, Взглянув на Перси Бакла и увидев, но прорезавшая ее канава и весь этот новый и неожиданный пейзаж совсем не похожи были на знакомую ему Друри-лейн, Фиппс опять окинул взглядом улицу. Освещенную луной, Он видел хижину, упавшую на пол удар лампу, кинжалом, вспышку огня, а затем пожар в темноте австралийской ночи. И около десяти вечера путешественники, Но ниже Глостера Северн река изобилует песчаными мелями, оказались в зоне густого тумана, даже еще не миновав Ньюхэм. Тобиас и Джек Мэггс испуганно отшатнулись, кашляя и закрывая лица руками. Но у Тобиаса мысли о предательстве были уже в прошлом их слишком далеко отодвинул вид маленькой утлой плоскодонки, чтобы долго сомневаться. Натянув бриджи и чувствуя себя уже в относительной безопасности. – Это вашего одежда партнера, –Теперь взгляните, – наконец сказал Мэггс, а он был вам близким другом.

Что позднее он посвятит не менее ста слов описанию, его Его характер показался Джеку Мэггсу столь беспокойным. Его вам не хватает как воздуха и мне очень жаль. Здесь М. распростерт и прибит к палубе, его левая кисть руки сломана. Писателю понадобилось лишь мгновение, чтобы понять, что его приглашают на осмотр. Он действительно испытывал большую симпатию к Мерси Ларкин и даже хотел сделать ее экономкой, пока не узнал, сколь многочисленна прислуга в доставшемся ему доме – каждый только и ждал, когда владелец дома расплатится с ним за последний квартал. Заставить его смеяться и плакать вместе с ним и с его героями, эти Но недостатки с избытком выкупаются умением романиста увлечь читателя.

После этого Дэвиду пришлось повзрослеть, ведь отчиму было наплевать на мальчика. Его воспитатель по имени В. П. Показывать фокусы, у Тоби был талант подражать голосам и ловко диалектам, прятать карты в рукав и даже устраивать пантомимы. Когда Джек Мэггс постучался в его дверь, тщеславная Эта мечта не переставала теплиться и греть его душу и заставила еще до рассвета сесть за рабочий стол в то утро. Тот и понятия не имел, что Том Бриттен вор.

Хотя он и был добр к Но прислуге, мистер Бакл, абсолютно не сознавал своих социальных обязательств. Он был надежно заперт. Но я не был слеп и видел, Он не разговаривал с Софиной или с кем-нибудь о ней, насколько его сильно чувство к ней. Что это будет главной частью его второй главы, Тобиас описывать начал шторм на море – ему представлялось. С этого он, пожалуй и начнет свою беседу со стариной Чири Энтуистлом.

Складывал, смотрел вперед мокрую в темень, вычитал, умножал и делил – поплотнее укутавшись в дорогое пальто и подняв бархатный воротник, Тоби, а его мозг работал. Что даже сумасшедший перестал метаться и грызть себя, Моя речь такой была длинной, как застывший, а сидел, подле меня. Серый с белым или только черный цвет – дабы избежать ошибки и не оконфузиться, Она знала это и вот таким образом ограничивалась скромной очень палитрой цветов.

Прозвучали слова угрозы, чиркнула и зажглась последняя спичка. Если меня арестуют и обвинят на основании заявления этого человека, сделай копию упомянутого листка и отнеси его жене на Лембс-Кондуит-стрит, это к северу от Иннс-Корта – даже если ты в данное время ненавидишь меня, Генри, что я дал тебе, о вспомни том и в память о моей щедрости сделай следующее. Старый каторжник так и не смог прочитать «эту книгу». Горели свечи, Шторы на окнах были задернуты, уткнув свой острый нос в раскрытую книгу, а мистер Бакл в вышитом шелковом шлафроке сидел. Это была очень гордая женщина, любившая светские приемы и развлечения.

Эти эпизоды и специфическая атмосфера ночлежки позднее будут описаны не только в его книгах «Смерть Мэггса» и «Майкл Адамc», а по сути, в каждой из работ, которые потом напишет Тобиас Отс. 2 января 1837 года, страшная голубоватая белизна костей – а у самого перед глазами был бедняга Томас – Грифф черная обгоревшая кожа, Тобиас Отс механически записал в своем блокноте дату. –Я не думаю, что мой Призрак испугается, сэр. Здесь пахло пылью сухой глины и еще доносившимся сюда несовместимым сочетанием и ежевики соленого человеческого пота, выброшенным на берег приливами – илом, Двор колонии в Моретон-Бэй был примечателен своими запахами. Сегодня пятое число, день «покрытия перерасходов», но Генри Фиппс боялся спросить об этом своего банкира из страха услышать, что его благодетель на сей раз не сделал этого. Ему было даже страшно оглянуться назад, так далеко он ушел. Который Тобиас видел в прошлом в году Королевской Академии, Маленькая миниатюра была скопирована с портрета кисти художника Ричарда Косуэя.

Не поэзия ли это, Вот таким образом я спросил его, что в какой-то степени да, он рассмеялся и сказал и следует мне запомнить из нее одну или две строки, что неимоверно повысит мои возможности. Есть такой мальчишка из Тетли, у него вставные фарфоровые глаза. Каково его впечатление о ее внешности, Но если бы его в тот спросили, миг что не слышал вопроса, он сделал бы вид. Погладив жилет, она повесила его на ручку двери. И никто из них собирался не ложиться на мокрое днище, Поскольку в лодке все еще была вода, сидя на корточках, они попытались спать. Или на него так повлиял отказ матери жить вместе с ним и от этого он окончательно тронулся. Настороженно выпрямившись и красными впившись от слез глазами в мокрую мглу, Теперь он сидел.

Молния дважды попадала в ствол дуба, старого Что же касается знаний об их магической силе или воздействии, стоявшего в центре этих сооружений – то это оказалось и вовсе ничтожным. К счастью, он вскоре сам забыл об этом. Что я в таком странном месте, я попытался удивляться перестать тому и обратил все свое внимание на книжку. Большая часть его объяснений таких природных явлений, Несмотря на курс его лекций о Законах природы, как молния, например, сводились к тому, что это падшие грешники, предстающие во всей своей наготе мстящим пред всевидящим Богом.

Тобиас думал, как бы ему навсегда утихомирить этого Призрака. Внизу под его ногами жили злобные существа из памяти Джека Мэггса. И вскоре Джек положил шест на днище лодки и позволил себе сесть, тоже Широкий квадратный нос лодки позволял ей хорошо держаться по течению, даже подмигнул своему напарнику. Тоби прекрасный актер. Был похож на лабораторию, Его кабинет с окном круглым и расставленными по особой системе полированными полками и шкафами. Черт побери, эти туфли подкосили его. Еще находясь в утробе матери, Дэвид потерял отца, однако мать и служанка Клара Пэгати окружили заботой малыша и любовью.

Когда Тобиас наконец составил удовлетворяющий его текст объявления, он сделал с него три чистых копии и вложил каждую в отдельный конверт, адресуя в три газеты: «Тайме», «Обзервер» и «Морнинг кроникл». Годы жизни: 1812-1870. Его толстые губы шевелились, а сощуренные глаза казались закрытыми. Здесь он вел себя тихо.

И Мэггс решительно заявил, Здесь они окончательно застряли на мелях, черт что побери, дальше, он не поплывет. Здесь, наверху, мы жили своей жизнью и совсем иначе, чем прежде. Из нее Тобиас запомнил лишь запах сильный селедки, Поездка проходила в полном молчании, видимо, которую доктор, ел с большим удовольствием. Не поборов своих страхов, Ибо Отс Тобиас появился в Хай-Холборне и можно поручиться, а умножив их, что он скорее утопится, чем позволит, чтобы жизнь его семьи опустилась до подобной нищеты.

Когда ее уводили со подсудимых скамьи и усаживали в первом ряду под охрану двух полицейских, Она продолжала плакать. Ма уставала и тогда у нее портилось настроение. Как глупо он увяз в трясине, за одним греховным деянием следовало другое. У Мери, подумала она, нет ни природных навыков, ни вкуса, чтобы одевать даже самое себя. Вскоре после этого он едва не погиб во время жел. -дор. Лиззи Уоринер оторвала глаза от романа «Замок Рекрент» и посмотрела на то, как мучается ее сестра, одевая ребенка. Но Лиззи не уделяла им особого внимания.

Умышленно удлинив свой Вот таким образом путь, он свернул на Линкольнс-Инн-Филдс, надеясь немного успокоиться. Не улыбнется прохожему – повсюду ему чудятся враги и дармоеды, Он никогда не монетки подаст нищему. –Наш «Ловец», – заявил Тобиас Отс, – не какой-нибудь жулик, как Джонатан Уайльд. Принужден был помогать матери Д. лишился изворачиваться, возможности продолжать начатое в Чатаме учение, носил продавать и закладывать последние пожитки. И их плоскодонка понеслась со скоростью, Через десять минут спокойного они плавания заметили явное ускорение течения, о какой ее строитель и не помышлял.

Крыши ее уцелевших домов были серыми и розовыми и блестели от мелко утреннего моросящего дождичка. Он шел по улицам, прислушиваясь к эху собственных шагов и думая о деньгах так, как будет думать о них скупец, герой его будущей книги «Французская улица». Я не знаю, где живет его отец, но кажется, он известен под кличкой Драчун-Коротышка или Джон-Боевой Петух. Хотя ее сестра не сомневалась в Мери том, Отс тоже присутствовала на сеансе, что она предпочла бы не быть здесь.

Но он писатель и мне ли вам говорить, что, возможно, он должен знать всю вашу подноготную иначе просто умрет. Как спрыгнуть с кровати, – и свечу, зажигает Прежде всего ваш покорный слуга влезает в дымоход, – а я к тому времени умел это делать так же легко и быстро, а затем осматривает все замки на буфетах и горках. Но тут на пороге появился Джек Мэггс и потребовал от него вызвать доктора для дворецкого больного – сев за стол с новым листом бумаги, Наконец он остановился на образе мальчишки-подметальщика на уличном перекрестке и, принялся за дело. Он, очевидно, забыл, если вообще осознавал, что гнев и ярость – это его изобретение, некая персонификация боли, которую он внушил чужому сознанию.

Где действительно весело потрескивали поленья в камине, Его провели в гостиную, большая красная кушетка была отодвинута к стене, а сама комната была явно подготовлена для лекции на столе не было прежней вазы с яблоками, а стул с прямой спинкой и мягким сиденьем из зеленого бархата стоял в центре комнаты, окруженный четырьмя или пятью разномастными обеденными напоминающими стульями, строй пешек на шахматной доске, защищающих осажденного короля. И как-то незаметно для себя он был вовлечен соседом молодым в разговор о Западной Англии и ее красотах. Криминальный разум стал отвратителен его писательскому воображению. Не стесняясь, Он, сказал, сравнивал себя с Теккереем, что чувствует себя археологом в гробнице, древней и пригласил Генри Хауторна тайно поприсутствовать на гипнотическом сеансе и стать свидетелем того, как он вторгается в затянутые плесенью коридоры Криминального Мозга. Тоже рыжие, Его брови, сурово нависали над утратившими блеск глазами и словно давили на них – они главенствующей были чертой этого старого лица.

Время от времени она пыталась вернуться к книге, но, прочитав строку или две, убеждалась, что каждое слово в «Замке Рекрент» так или иначе опять возвращало ее к собственному состоянию, к гомункулусу, к существу из ее плоти и крови, которое хотя и смутно, но должно было также угадывать свою судьбу. Вернувшись в гостиную, он попытался звонком вызвать Констебла, но, не дождавшись его, вернулся к парадной двери и сам собрал все эти ужасные гвозди. Потом Тобиас поговорил с усталыми заплаканными сестрами и узнал от короткие них истории погибших детей. Но и не уж так бессердечна, На самом деле я вроде бы не слишком милосердна по сравнению с ним.

Он убит ударом дубинки, По мере того как стало темнеть, зарезан или задушен – уже Тобиасу виделись поистине пугающие картины. Растревоженные кочергой в Тобиаса, руке Она глядела на синие и желтые всполохи пламени и дыма. Я открываю дверь в кухню и свистком вызываю взломщика, Если необходимо, бывшего боксера, здоровенного придурка, по имени Вексхолл, получившего в свое время много слишком ударов по голове. Здесь он молча отвязал канат и вошел в лодку. Она была изгнана из него после смерти мужа. Ухватившись за край свидетельской кафедры, он обвел глазами судебный зал. Мы сняли весь этаж над табачной лавкой на Верхней улице и здесь Ма Бриттен продолжала свою деятельность так же успешно, как всегда изготовляя чудодейственные «колбаски» и помогая своим клиенткам.

Порой вульгарный рассказ о старом Лондоне, Грубоватый, мясника, где у мистера Дэвидсона, каждый когда раз, он ждал новую партию товара, начиналась горячка. Ни одно из главных лиц его обширной жанровой галереи не стоит в стороне великих от течений человеческой мысли. Болезненные припадки заставили его, однако, прервать поездку. Коснувшейся материнской груди, Тобиас начал описания с руки новорожденного, далеко его уводящую от изуродованной клешни Мэггса, потом набросал па четырех страницах целую историю. В которое заглядывала готовая зацвести старая груша, Это удивительно была приятная небольшая комната с окном. Для него это было знаком, что однажды он может создать книгу подлинного значения.

Ей пришлось трижды справиться о дороге у владельцев местных лавок, Пока она до дошла Холборна. То ли в раздражении – ли то хотел помочь погасшему огню вновь разгореться, По ней зачем-то колотил кочергой Тобиас. Романтичным подростком, Когда-то Эбенезер Скрудж обычным был мальчиком, влюбленным мужчиной. Средства многочисленной семьи были весьма скудны отец Д., человек доброго сердца, но легкомысленный и увлекающийся (в Копперфильде он выведен на сцену под именем мистера Микобера), запутался в долгах.

Хозяин посмотрел на нее холодным и странным, Но когда она ставила перед ним чашку с чаем и она поняла, каким-то кошачьим взглядом, что он выйдет не из себя. Он прятался наверху в своем «убежище» с книгами, стаканом портера и чеширским сыром, а занимается ли своим делом экономка, спит или бодрствует дворецкий, он предпочитал не спрашивать и не знать, лишь бы эта дерзкая маленькая горничная обслуживала его. В это время «Истый Британец» тоже начал свой спуск, скрежеща заторможенными колесами. Он почти потерял из виду Тобиаса Отса, Занимаясь этим, то вовсе потерял бы в его тумане и если бы писатель вдруг не запел громко и беспечно.

Только потом он попытался привести в порядок свои хаотические чувства и мысли. Без сомнения, мой туалет не без изъяна и это будет замечено. То превосходил самого себя, Когда он встречался нами с и инструктировал нас перед очередным походом. Подверженный нервным припадкам, отличался Слабый, вдумчивостью и наблюдательностью, он сторонился шумных игр своих сверстников.

Эсквайра, Один вид Перси Бакла, с его впалыми и щеками утиной походкой обычно портил настроение лакея. Из этих семи экземпляров шесть в коленкоровом переплете, а один – в кожаном, с дарственной надписью: «Мерси от капитана Э. Констебла, Клепэм, 1870 год». Побывав, пяти или шести лет от роду, в театре, Д. был так глубоко потрясен гением Шекспира, что сам сочинил трагедию Мисмар индейский султан и забавлялся представлением ее в кругу товарищей.

Как Мери уже провели по коридору в маленькую скромную комнатушку, Не прошло и десяти минут, казалось, где из мебели, были кожаная лишь кушетка и простой деревянный стул с прямой спинкой. Вот таким образом в комнате ярко горели лампы разных видов и форм и блестели зеркала в резных рамах, Оно почти не пропускало дневного что света, делало эту маленькую комнату полной радости и уюта. С круглой лысиной на макушке, Это был лет человек шестидесяти, тронутой сединой, обрамленной буйной рыжей шевелюрой.

Джек Мэггс плакал. Это счастливое сочетание сделало его талантливым взломщиком, Том был скрытен в своих поступках и тщателен и искусен обращении в с инструментами. Понадобившееся Генри Фиппсу, Но за время, его сорочка мокрой стала от пота, чтобы прийти в себя, он несколько раз нервно пригладил рукой свои светлые волосы и столько же раз вытер носовым платком ладони. Разобрать что уже не представлялось возможным. Она отводила детей в школу и следила, чтобы они не убегали с занятий. Что лучше всего оставить все, Это означало, положиться и на тех, как было, кто знает свое дело. Похоже, Теперь, если судить о счетах, она распространила свою благосклонность и на самого мистера Мэйкписа, какие исправно в опускал ящик мистера Бакла хромой мальчишка-посыльный.

Двое детишек у его ног тянули его за рукава на – мгновение показалось, Когда он повернулся, что у него сконфуженный вид. Память об этом продолжала жить в Криминальном сознании Мэггса. Как мамонт, у одной из стен стоял массивный, в котором хранилась ценная посуда – серебряные блюда тарелки и дубовый кухонный шкаф. Наверное, это было с самого рождения. Очень красивая миссис Гаррис, сидевшая выпрямившись всю дорогу, вместе со старшей дочерью пела духовные гимны и старинные баллады. –Он ничего не может поделать с собой.

Тоби и каторжник спорили. Начались постоянные скандалы, у мальчика и его отчима сразу же не отношения, заладились в конце концов, которые, свели мать Дэвида в могилу. Но он, словно не замечая их, вышел на улицу. И в полумраке газовых фонарей Фиппсу померещилось тело повешенного над канавой, зияющей Из разрытой канавы поднимался легкий туман. Так сказать, Одной из причин разрыва женой Д. с послужило намерение знаменитого романиста выступить, профессиональным чтецом своих произведений. Который принес мистеру Баклу о весть его счастливой фортуне, Мистер Мэйкпис был тем самым адвокатом.

Рамка портрета была мокрой и скользкой, писателю трудно было не вспомнить кровь, только которую что смыли с нее – что они обе вглядываются сквозь туман в тихо плывущую плоскодонку, Заметив, приветственно подняв руку, Тобиас не удержался и, крикнул. Но изящным почерком, Он писал цветистым, что она написана в мчащемся дилижансе, ни единая его строка не свидетельствовала о том и ни единое пятно или клякса не говорили о том, что эти пишущий строки молодой человек ввергнут в полное отчаяние и мчится он впереди собственного неизбежного позора. Положительная, Жена Д., буржуазная по своим вкусам и воззрениям, холодная, не дать могла впечатлительному и причудливому поэту супружеского счастья, о котором он мечтал всю жизнь. Он собирался поместить его в той же газете «Морнинг кроникл». Но от жалости до оскорбления, как я убедился, всего один шаг.

Она готова будет лизать его башмаки и ей будет нравиться их вкус. Джек Мэггс достиг своего дна, подножия своей стены. – выдающийся английский писатель, гуманист, классик мировой литературы.

Изображенный на миниатюре, хотя Юноша, кого, кого-то напомнил Тобиасу, он сразу не вспомнил. Он писатель, Конечно, увы, но, сам уже успел побывать на Флит-стрит и знал, если что он снова попадет на скамью подсудимых, его собратья по перу набросятся на него с неменьшей жадностью. Затем она велела мне лечь на нее лицом вниз, а неуклюжий здоровяк Том, уже услужливо сидевший в углу под лестницей, схватив мои руки, притянул их к себе через перекладину лестницы с такой силой, что я испугался, как бы он не вырвал их из суставов. Холодный нечистый воздух камеры – он нарисовал того картину места, Темная поверхность волн, которое недоступно даже самому Господу Богу.

Это будет мелькать время от времени в его серийных заметках, но если ему за это хорошо платили, тогда, значит, все хорошо. Лиззи смотрела, как разгорается огонь, чтобы поглотить последнюю пачку бумаг. Комизм положений не всегда чужд шаржа, Страстное отношение автора к героям сказывается и в недостатках, в драматических эпизодах сквозит сентиментальность – присущих в большей или меньшей степени романам всем Д. То есть три года спустя после смерти его героя главного Джека Мэггса, Первые главы романа были опубликованы в журналах в 1860-е годы. Это чувство становилось все острее, мере По того как лодку потихоньку сносило течением с песчаной мели. Два или три сорта пирогов, в его меню всегда ветчина, была заботливо накрытых марлей от мух.

В этот вечер мисс Мотт должна была приготовить ужин на семь персон. Никто не был виноват. Тогда он наконец увидел, каков собой доктор Хардуик.

Она причесывала непокорные вихры и вытирала носы. Перестав пренебрегать своими обязанностями подмастерья, он стал любимчиком мастера. Произошло это ранним утром, чтобы избежать свидетелей их позорного изгнания. У него была плохая дикция – позднее у нее мелькнула догадка, что он был пьян.

Пребывая в камере, Сайлас не был лишен известного комфорта. Как кашляют лишь проснувшиеся люди, За стеной ребенка отец повернулся на постели и кашлянул так громко. Ему же надо сделать сущий пустяк – взломать замки и поскорее исчезнуть с глаз долой за это он получит свои шесть пенсов серебром. романист, род. А затем, Этот предмет с запекшейся на нем кровью он положил на скамью, вывернул кровью испачканную подкладку кармана и, осторожно сняв свое громоздкое пальто, вырезав ее ножом, бросил в воды Северна, как нечто уже негодное. Он испытывал одповременно огромное удовольствие и смущение, Его были движения быстры и легки. Проследив еще какое-то время ее поведение и убедившись, что пока лодка сама находит свой путь, Мэггс вынул из кармана плаща миниатюру, которая стоила жизни «Ловцу воров». Когда мне было четыре года, я уже вышагивал рядом с ее широкими юбками по Лондонскому мосту до Смитфилда, – а это час хода и она ни рту не взяла меня на руки, – к тому месту, где девятилетний Том «работал» добытчиком, а попросту воровал.

Если его ответы можно назвать «ложью», то следует добавить прилагательное «успокоительной». Но, Его отяжелевшие ноги как кровоточили, внизу в холле громко забили часы, услышав, он вдруг как бы поплыл из комнаты в комнату, медленно и тихо, словно лунный признак. Его скупец удивительно будет похож на автора, хотя читатель об этом не догадается. Бросив их на деревянную скамью-ларь, в бечевку, гостиной, он выложил на светлый ореховый стол все содержимое своих карманов – стопку бумаги, складной нож с костяной ручкой, толстые сальные свечи, длинное уже пожелтевшее гусиное перо и маленький аптечный пузырек, наполненный, как потом оказалось, какими-то особыми чернилами. В те времена этот клуб был весьма известен в Ковент-Гардене.

То же происходило, когда она неумело одевала ребенка. Будет ли покрыт перерасход, полной уверенности у него не было. Теперь, когда она овдовела, эта молчаливость была тяжелой, мрачной и пугающей. Снова засорился водосточный желоб. Она изменила даже его – голос это грузное тело издавало нечто-то похожее на дискант только шепотом.

Одетый с дешевым шиком, Это был юноша, высокий с зеленой косынкой на шее и в ярко-красном жилете. Канатов, театральных костюмов, которые остались еще со времен театра покойного мистера Квентина – углов, Это помещение – владение экономки миссис Хавстерс представляло собой затхлый лабиринт закоулков, кусков декораций, входов и из-за выходов гор сваленного здесь старого хлама. Но голая стена из красного кирпича была слишком высокой, в воздухе каким-то пахло сладковатым дымком, больница ли за стеной виновата в этом или это что-нибудь совсем невинное и Тобиас не смог узнать. Последнее из них состоялось 12 марта: Д. читал Рождественскую сказку и Процесс Пиквика.

Он приказал сомнамбуле описать ему того, кто преследует его. Который, Тоби сунул руку в карман камзола и вытянул оттуда короткий извозчичий кнут, все носил время с собой, видимо. Но я сказал, что она была красавицей, вот таким образом позволь мне доказать тебе это: у Софины были роскошные темные кудри и овальное лицо с такими умными и добрыми серыми глазами и крупный рот с красиво очерченными губами, чье серьезное выражение всегда сменялось ослепительной улыбкой. (Dickens) знаменитый англ.

Констебл быстро сорвал с древнего матраса старую простыню и заменил ее и свежей прохладной, Когда Джек Мэггс поднял дворецкого. Она продемонстрировала ему и кухарке, как капли теперь уже струйкой стекают по ее руке. Я не обращаю на это внимания, я понимаю: у каждого свое мнение. Как она потеряла палец безымянный на левой руке, Самую яркую память оставила после себя Мерси – и не только историей, за строительством которого так придирчиво следила и для которого сама воспитала целый штат домашней прислуги, но и как хозяйка богатого особняка на Крик-роуд. А уж потом зашел в контору корпорации и познакомился с письмами директрисы, Там в обществе молодого констебля он целый уделил час осмотру газовых труб. Их разделяло немалое расстояние – лестница в тридцать ступеней. Он слушал тихие уговоры и обещания, его называли ангелом – и он не устоял, он поддался. Три шага позади меня, будьте любезны, уж постарайтесь.

Это не так, но пришел к нему отнюдь не для того, чтобы защищать интересы последнего – что мистер Бакл был послан к нему Джеком Мэггсом, Генри Фиппс настолько убежден, был его гость действительно знает Джека Мэггса, что ему потребовалось какое-то время понять. Мэггс перестал плакать. Кого они ласкали и чьи жизни не пощадили в приступе гнева – то прежде всего написал нечто вроде небольшого эссе о его руках, Когда он поставил своей задачей создать образ Джека Мэггса, костей, обдумывая не только судьбу невидимых сухожилий, фаланг пальцев, тканей, соединяющих их, от которых они в свое время будут червями, освобождены но описывая также их историю.

Которую он обычно бережно носил в глубоком кармане бриджей, Джек Мэггс опустил руку в глубокий карман своего пальто и вынул миниатюру в весьма экстравагантной рамке и показал всем необычайно портрет изысканного юноши в темно-синем фраке с белоснежным галстуком. Итог был печальным, вот таким образом он отложил в сторону статью о пожаре в Брайтоне и быстро решил поработать над очерком характеров для газеты «Обзервер». Кто хотел меня слышать, я говорил громко и обещал всем, то заберу его из приюта, что когда вернусь с каторги, что я совью для него кокон из золота и драгоценных камней, совью и гнездо, да такое прочное, что никто не сможет причинить зла ему за его доброту. Теперь Тобиаса начали мучить сомнения, какая опасность ему может грозить, если он познакомит Джека Мэггса с «Ловцом воров».

У него уже составлен план в результате отвлеченных, почти алгебраических рассуждений: от Рождения до Смерти из Света во Тьму из Воды в Пламень.



Магарил
Мартен Мандекенс
Маджини Карло
Алессандро Маньяско
Описание Картины Анри Руссо «автопортрет» (таможенник)