+7 (495) 123-4567
С понедельника по пятницу, c 9:00 до 20:00

Об усадьбе Природа Локация Фотогалерея Документы

Иштван Фаркаш

К сожалению, за несколько дней до открытия выставки умер отец Фаркаша. Её прохождение – это её смерть. Этих людей согнали в лагерь для последующей пересылки. Она буквально тает на глазах. Дихотомия (внутреннее – внешнее) относится к опыту еврейской жизни в Венгрии того периода. Как иные старейшие Нью-Йоркские исследовательские центры, Эта Аспирантура не так знаменита, что и привлекает выдающихся учёных – как гуманитариев, но принадлежит к лучшим в стране, так и научных работников и социологов – в этот дом Пятой на Авеню.

С его уплощением пространства, Объекты в этой работе громоздятся друг на друга влиянием под кубизма. Несколько обитателей этого ландшафта появляются как тени, чёрные пятна на унылой сельской местности. Он возвращается в Париж в 1924 году со свей новой женой, художницей Идой Кохнер.

Поддерживая своих работников и художников, Фаркаш отказался покинуть Венгрию. – только неявное родство местоположения относительных и размеров объектов, Практически отсутствует ощущение живописной глубины. Вручённый нацистским оккупантам, Фаркаш был внесен в список нежелательных элементов, кто мог Гитлеру противостоять и его политике, где перечислялись имена тех. Позже продолжив формальное образование в Мюнхенской Керн, Академии в Венгрии Фаркаш учился живописи в Нагибанской колонии художников и в Королевской Академии Искусств. Уже в Мюнхене он посетил экспозицию живописи кубизма, где выставлялись и Василий Кандинский с Генри Ле Факонньером.

Которая тает на глазах, Это памятник не только женщине, но и всем тем включая – Фаркаша – кому предстоит так скоро истаять в ужасе войны. Фаркаш следует за многими венгерскими художниками интеллектуалами и в изгнание, Читая угрожающие надписи на стенах. Придавая работе выдержанный приглушённый колорит, Такое использование позволяет темперы структуре дерева проглядывать сквозь слой краски, что поддерживает изображение как бы высушенных форм. Фаркаш изображает негостеприимный пейзаж коричневым с небом, Наоборот, бесплодной коричневой землёй и мёртвым деревом. – возможно, На этом фоне Фаркаш создал Женщину в Окне (1939), волнующую наиболее работу на этой выставке.

Как и почти всё, Окно купается газовом в зелёно-жёлтом свете, выдержанном в этих тонах, что изображено на полотне. И оконная рама видна тело, скозь Её тело почти прозрачно, проходящим в окно, а лицо смешивается со светом. Образ женщины, смотрящей в окно, на мир снаружи, предполагает утрату и тоску. Который не за горами, Фаркаш Так прозорливо отвечает на усиливающееся давление Второй мировой войны и на Холокост. Многие работы Фаркаша его позднего Французского периода говорят о близости к французской манере с яркой палитрой, крутой Конечно, перспективой и сведения тел и форм к пятнам чистого цвета.

Несмотря на то, что Иштван Фаркаш (1887-1944) был ведущей фигурой Ecole de Paris, как назывались разрозненные группировки художников и писателей Парижского авангарда в период между двумя мировыми войнами, вряд ли вы встретите упоминание о нём в работах искусствоведов. Полотно Дети (1928) хорошо представляет его раннее увлечение кубизмом. Его отец, Джозеф Волфнер (Josef Wolfner), был выдающимся будапештским издателем и большим покровителем художников венгерского авангарда. Весной 1944 нацисты оккупировали Венгрию и взяли Будапешт. Тела – особенно лица – детей сведены к плоским цветовым пятнам.

Которые составляют основу этой выставки, Эспрессионистские нанесенных полотна, свободными, написаны позднее и используют более глубокую палитру земляных тонов, легкими мазками и лессировкой. Среди друзей отца молодой Иштван попал в окружение живописи модерна и близко сошёлся с художником Ласло Меднянским (Laszlo Mednyansky), ведущей фигурой раннего венгерского модернизма, которому суждено было стать его наставником. В 1932-м, после семилетнего остсутствия, Фаркаш планировал выставку в Будапеште, в Музее Эрнста (Ernst Museum), которая отразила бы его достижения как ведущего участника Парижского авангарда. При поверхностном взгляде евреи были частью Венгрии, но их права на участие в жизни общества ограничивались и многие свободы урезались. В следующее десятилетие он, ведущий член Ecole de Paris, выставляется рядом с такими художниками, как Матисс и Джакометти (Giacometti) и выпускает ряд работ, сопровождаемых стихами поэта-историка Андре Салмона, написанными специально для этого. Слой наносимой краски очень тонок, в дополнение особенностям к цвета мазок чрезвычайно скор.

Успешно блокируя возвращение королевской семьи в королевство, своё Адмирал Микош Хорти захватил контроль над страной в качестве регента Венгрии. Фаркаш, Исполняя сыновний долг, – покинул Париж и вернулся в Будапешт, наследник и издателя преемник и патрона, сохраняя таким образом рабочие места для многих членов семьи, художников и писателей, совмещать интересы бизнеса и семьи с творческими устремлениями становилось всё трудней, что было драматической причиной нескольких лет твоческого простоя, последовавшего за возвращением в Венгрию. В ранних работах отчетливо просматривается влияние Ле Факонньера и других кубистов. Оглядывающегося на жизнь, в более личном контексте женщина олицетворяет самого заключённого Фаркаша и репрессированного в своей всё более задыхающейся Венгрии, которую он оставил в Париже.

Хотя она по-прежнему жива, Женщина в Окне, – это мемориал. Помещённое в центр композиции, Наболее значительным исключением большое является растение в горшке, которое смотрится как производное от общего зеленоватого оттенка полотна и призвано привлечь зрительское внимание, глубокого тёмно-малинового цвета. Используемые почти исключительно на похоронах и кладбищах по Европе, всей Цветы в окне смахивают на красные хризантемы. Власть перешла к правым, непродолжительного После Будапештского Совета Бела Куна 1919 года. Фаркаш обнаружил, Вскоре после демобилизации, что отношение к в авангарду Венгрии изменилось.

Парижские годы Фаркаша представлены на выставке двумя основыми типами его живописи. Коричневый цвет неба и земли подчеркивается использованием приглушённого жёлто-оранжевого для пигмента солнца на горизонте и комбинацией стол-стул на переднем плане. Иштван Фаркаш (nee Wolfner) родился в Будапеште в 1887 году в еврейской семье, погруженной в искусство венгерского модернизма.

Многие левые и евреи были атакованы в ультра-правыми правительстве, Первые годы регентства Хорти были отмечены массовыми волнениями. В Виде (1930), написанном всего лишь двумя годами позже Детей, уже нет ни игривости, ни экспансивности. Произведения Ле Факонньера позже соблазнят Фаркаша на поездку в Рим. В 30-х годах Фаркаш приступил к эспериментам с цветом и мазком как средствами эфирной создания и потусторонней атмосферы в своей живописи. Потихоньку, по мере принятия всё новых антиеврейских законов, его лишали многих гражданских свобод и он потерял бизнес.

Вызывающих в зрителе теплое, Фаркаш использует яркую палитру зелёных фиолетовых и тонов, летнее чувство. Почему художественная галерея при ней – подходящий кандидат на выставки проведение художника и понятно, несправедливо обойдённого в канонистике современного искусствоведения. Чем эта, Время от времени Фаркаш пишет более позитивные вещи используя быстрый мазок и лессировку, однако большая часть его 30-40х работ годов тяготеет к темам смерти и распада, как он использовал в Виде.

Что мир меняется, Поздние работы Фаркаша отражают его растущее понимание того, но и самой жизни, силы что фашизма угрожают не только его жизни, как он её знал. Где он вскоре погиб в газовой камере, Во половине второй июня Фаркаша транспортировали в Аушвиц. Венгерский модернист охватывает большой период творчества художника, где живопись маслом и соседствует темперой с акварелями и рисунком – представленный пятьюдесятью работами, Выставка Иштван Фаркаш. Слой краски на полотне очень тонок, особенно на изображении женщины. Выставка курировалась доктором Дианой Келдер из Аспирантуры Университета в сотрудничестве с семьёй Фаркаша и галереей Яноша Гата (Janos Gat Gallery). Изображение женщины, как и большинства человеческих фигур на его полотнах, почти не детализированно. На этом фоне Фаркаш создал Женщину в Окне (1939), – возможно, наиболее волнующую работу на этой выставке.

Единственное, что может напоминать о месте, – нечто, предполагаемое Эйфелевой Башней.



Фарж
Виктор Васнецов
Сергей Васильковский
Профессор Джон
Описание Картины Владимира Маковского «без Хозяина»