+7 (495) 123-4567
С понедельника по пятницу, c 9:00 до 20:00

Об усадьбе Природа Локация Фотогалерея Документы

Иосиф Челлини

Когда утром он получил поручение, Каковой кардинал в тот же вечер, сказал мне от имени его величества, вызвав меня после ужина, как его величество решило, чтобы я принялся за работу но сперва он хочет, чтобы знал, я какое должно быть мое жалованье. Я ему сказал, Таким весь образом, случай с большим Нептуном и фонтаном и великую обиду, как все последовало, которую мне учинила герцогиня. Асканио почтительно сказал: «Хозяин мой, простите меня, я здесь затем, чтобы делать все, что вы мне прикажете».

Он сказал: «Идите и скажите ему, пусть он вам откровенно скажет, кто ему помог, кто бы это ни был, благо ему прощено и это вы ему обещайте откровенно». Так мы завязали разговор и пробыли до пяти часов. Веселый и довольный, Взяв деньги, как только я приехал, я вернулся в Париж и, повеселившись я дома, после обеда велел принести всю свою одежду, каковой было великое множество шелка, отборнейших мехов, а также тончайших сукон. Что это может быть за нездоровье, Не задумываясь над тем, пощупав мне пульс, он тотчас же зашел ко мне увидел и и понял то, чего бы он не желал. Как мне показалось, Не отъехал я и трех миль и я чувствовал такие что мучения, желудок у меня жжет, что не мог дождаться, когда доеду до своей мызы в Треспиано. Пока герцог его смотрел, мне было сказано, что он им удовлетворяется весьма мало и хотя сказанный Джорджино хотел его наполнить этой своей болтовней, герцог покачивал головой и, обернувшись к своему мессер Джанстефано, сказал: «Поди и спроси Бенвенуто, настолько ли его гигант подвинут, чтобы он согласился дать мне на него немного взглянуть».

  1. Читать онлайн Иосиф Бродский после России автора Ахапкин Денис – – Страница 11
  2. Нина Соротокина – Бенвенуто Челлини
  3. Презентация по МХК на тему Маньеризм (11 класс)
  4. «Список книг, которые должен прочесть каждый», составленный Иосифом Бродским
  5. Иосиф Бродский «Декабрь во Флоренции»

Что я не помню и тысячной доли, Предоставь ему руководить тобою и не теряй упования на его могущество» со другими многими словами столь удивительными. Современники ценили Бенвенуто как замечательного ювелира, кто-то говорил, что он лучший модельер своего времени, ценили его Персея, правда иные добавляли, что «таких скульпторов было много». Так, лишь в XIX веке доказано, что эскуриальское мраморное «Распятие» принадлежит резцу Челлини и установлено, что «венская солонка» является той самой знаменитой солонкой, которую сделал Челлини для Франциска I. Своей славой мемуары Бенвенуто Челлини не обязаны также какому-то исключительному богатству исторических свидетельств или точности в их передаче. Я продолжал весь этот день когда настал вечер, в то время как войско вступало в Рим через Трастевере, папа Климент, поставив начальником над всеми пушкарями Некоего римского вельможу, какового звали мессер Антонио Санта Кроче, этот вельможа первым делом подошел ко мне, учиняя мне ласки он поместил меня с пятью чудесными орудиями на самом возвышенном месте замка, которое и называется «у Ангела» и это место обходит весь замок кругом и смотрит и в сторону Прати и в сторону Рима он дал мне под начало сколько нужно людей, которыми я бы мог командовать, чтобы помогать мне ворочать мои орудия и, велев выдать мне плату вперед, отпустил мне хлеба и немного вина и затем попросил меня, чтобы я как начал, так и продолжал. Их тотчас же снесли папе и так как ему подали подозрение на меня, то папа сказал Якопо Бальдуччи, начальнику монетного двора: «Приложи величайшие старания к разысканию злодея, так как мы знаем, что Бенвенуто честный человек». Сбегав в мастерскую, я сделал стальную железку, тончайшую и изогнутую она была как бритва.

Которые с тобой случились, Все беды, те и ты причиной, ты вполне заслужил, что я еду умереть туда и сам сейчас». После этого кастеллан каждый день хотел знать, что я делаю и что я говорю. Каковы и скольки были многочисленные работы, Если бы хотел я описать подробно, слишком был бы длинен мой рассказ, которые я делал разного рода людям. Так как был в денежной нужде тем не менее, Король одобрил эти речи, достойная поистине такого короля, как благороднейшая душа, каким он был, он рассудил, что сказанный кардинал сделал это скорее, чтобы выслужиться, чем по нужде и так какбы он мог настолько представить себе вперед нужды такого великого королевства. Эта вот являет собою все изобразительное искусство, то есть ваяние, живопись и зодчество.

Видя, что я не даю ответа, он все же возымел настолько ума, что сказал: «О Бенвенуто, герцогам отвечают и то, что я тебе говорю, я это тебе говорю от имени его светлости». И, заставив меня вынуть руку, сказал: «Будь покоен и утешься, так как этой рукой, которую я тебе трогаю, ты свободен и, живя, будешь счастлив». То также и я был призван в очередь, свою и город по всем околоткам начал снаряжать народное ополчение. Когда сказал герцогине, я думал сделать для себя лучше, в котором я уже не властен, что уже не могу прибегать к посредничеству в таком деле, так как я сказал герцогу, что удовольствуюсь всем тем, что его высокая светлость пожелает мне дать и это я сказал, думая немного угодить и вместе с этой чуточкой смирения я искал всяким удобным способом умилостивить немного герцога, так как за несколько дней до того, как пришли к соглашению с Альбици, герцог весьма показал, что сердит на меня и причиной было, что, жалуясь его светлости на некои жесточайшие смертоубийства, которые мне учиняли мессер Альфонсо Квистелло и мессер Якопо Польверино, фискал, а больше всех сер Джованбатиста Брандини, вольтерранец и так, высказывая с некоторым оказательством страсти эти мои доводы, я увидел, что герцог пришел в такую злость, что и вообразить себе нельзя. Что у него нет охоты и, Этот мессер Альфонсо сказал, послал его к себе на дом принес каковой кувшин из белой глины, подозвав одного своего слугу из этих фаенцских глин, очень тонко сработанный.

Скорее наоборот читателю запоминаются многие черты патриархальные натуры и морали Челлини. Тогда герцог сказал: «Я не хочу ее покупать». Нимфа и мраморное распятие, Со скульптурой повезло ему больше знаменитый Персей, бюсты Козимо I и Биндо Альтовити, конечно, а из ювелирных изделий вообще сохранилась одна солонка. Что он его исполнил и что они сказали, Этот какой-то мошенник слуга сказал, но что он охотно снесет мне эти деньги на что я сказал, что не могут прийти, что деньги я нести хочу сам.

Государь мой, Beлите, кто хочет, чтобы каждый, сделал модель, а затем пусть они все будут открыты перед Школой и ваша высокая светлость услышит то, что говорит Школа и ваша светлость, с этим своим здравым суждением, сумеет выбрать лучшую и таким образом вы не выбросите ваших денег, а также не отнимете художественного духа у столь чудесной Школы, каковая сейчас единственная в мире в чем вашей высокой светлости одна лишь слава». Также и Паголо и Асканио, мои воспитанники, были снабжены лошадьми. Это очень понравилось и впоследствии кое-кто другой воспользовался этим приемом. По своему обыкновению, Когда он, то, пошел проститься со своей госпожой де Тамп, увидав, что при всей своей власти ей не удалось отвлечь короля, начала она своим кусачим языком говорить столько дурного про меня, сколько можно наговорить про человека, который был бы смертельным врагом этой достойной короны. Каковой мне привелось показывать золотых дел мастерам и хотя я был молод еще, в кошельке у меня случайно был алмаз, что обласкали меня премного, но и в Неаполе меня знали настолько как недюжинного человека. Он мне сказал, чтобы я взглянул на красоту этих длинных его ребер. На это он мне ответил, что с этим предприятием мы покончим меньше чем в месяц и что самое подходящее место это в горах около Норчи правда, один его учитель заклинал здесь поблизости, в местечке, называемом Бадиа ди Фарфа но что там у него были кое-какие затруднения, каковых не будет в горах около Норчи и что эти норчинские крестьяне люди верные и имеют кое-какой опыт в этом деле, так что в случае надобности могут оказать удивительную помощь.

Так как слишком оскорбился бы я тот, не хочу ничего больше говорить об этом, я был зарезан нарочно богатым гражданином единственно потому, что имеет верховную власть правления словом, что он услужался этим пастухом. Пока же начну о том, как Богу было угодно, чтобы я родился. Что было совсем светло вдруг я слышу топот многих коней, Так звездило, сопровождаемые некоим мессер Бенвеньято и подъехали с одной стороны и с другой это были сказанный Луиджи и Пантасилея, сказанная перуджинцем, камерарием папы Климента и с ними было четверо отважнейших перуджийских капитанов с другими храбрейшими молодыми солдатами всего их было свыше двенадцати шпаг. В руке у меня был нож, каковым я услужал себе за столом.

Эти молодцы были все в одних сорочках и когда, открыв сундук, они увидели все камни и золотую работу вместе с ними, обрадовавшись, они мне сказали: «Никакой беды нет, так как работа и камни все тут хоть этот вор и оставил нас в одних сорочках, благо вчера вечером из-за большой жары, мы все разделись в мастерской и здесь оставили свою одежду». Что доволен, я ответил, что я заслужу сверх этого, а чтобы то, было мне дано после того, как увидят мои работы, полагая все справедливый на суд его высокой светлости. В присутствии всех, Тогда я сказал, будто я хвастал, как какой-то гнусный негодяй сказал моему господину герцогу, что хотел бы первым взойти на стены его светлости и затем будто говорил я дурное про него вот таким образом у меня не хватает духу ни жить, ни умереть, если я сначала не очищусь от этого позора и узнать, кто тот дерзкий негодяй, кто сделал этот ложный донос. В котором он живет, Ступайте сделайте и его владетелем замка Маленький Нель, каковой моя вотчина.

То же самое ему говорил его отец: «Ах, сынок, не ходи. » Этот юноша, никого не слушая, побежал вниз по лестнице. Что он сделает так, Папа мне ответил, а что я сделал то, как сочтет за благо сделать, полагалось что мне. Кастеллан прибавил, говоря папе: «Пошлите к нему губернатора, чтобы тот узнал, кто ему помог бежать, так как если это кто-нибудь из моих людей, то я хочу его повесить за горло на том зубце, откуда Бенвенуто сбежал». Так что он, Так же задело одно этого бедного старика Леонардо Тедальди, как и который я, стоял, на коленях, упал на руки. И когда его высокая светлость пришел в эту великую ярость, он мне сказал: «Этот случай совсем такой же, как с твоим Персеем, когда ты за него спросил десять тысяч скудо ты слишком даешь одолевать себя своей корысти вот таким образом я хочу велеть его оценить и дам тебе за него все то, что будет решено». Этот хозяин, у которого мы поели, подозвал одного из этих главарей, который был старик и просил его, чтобы он предотвратил такое неудобство, говоря ему: «Это прехрабрый молодой человек и, если вы даже изрежете его в куски, он вот сколько ваших убьет и, может быть, еще и улизнет у вас из рук, наделав все то зло, которое он наделает». И она до того возмогла в глазах герцогини, что тотчас же она подняла неописуемый крик изумления и, повернувшись к герцогу, сказала: «Клянусь жизнью, что я не думала и о десятой доле такой красоты».

На это я отвечал: «Скажите его святейшеству, что монетный двор он отнял у себя, а не у меня и то же самое будет у него и с этим остальным и что когда его святейшество захочет мне его вернуть, то я ни в коем случае его не пожелаю вновь». Каковой выказал некоторый гнев, а над словами его Урбино, над этим сдиранием кожи, о котором тот сказал, громко посмеялся затем сказал: «Тем хуже для него» и я ушел. Увидав, что входит король, я велел подталкивать вперед этому моему подмастерью уже сказанному, Асканио, который тихонько двигал прекрасного моего Юпитера навстречу королю а так как я его сделал, к тому же, с некоторым искусством, то при этом легком движении, которое было придано сказанной фигуре, благо она была очень хорошо сделана, она казалась как бы живой и, оставляя немного сказанные античные фигуры позади, я сразу же давал большое удовольствие глазам моим произведением. Когда мы прибыли к королевскому жилью, мы проходили мимо жилья кардинала феррарского. Вдруг этот человечишко сказал: «Ах ты, злой язычище, а куда ты деваешь мой рисунок. » Я сказал, что кто хорошо рисует, тот никогда не может плохо работать вот таким образом я готов думать, что твой рисунок таков же, как и работы. Устрой я такую сделку и так как мне причиталось больше двухсот скудо, то я решил и расположился не брать ни одного сольдо и герцогиня мне на намекнула, это единственно ради собственного спасения, дабы герцог никогда не мог подумать, будто я это делаю из жадности. Я услышал, Пока я сам с собою вел это препирательство, добрые или печальные вести мне он привез, что меня зовет Асканио и я сразу встал с постели и спросил его. Нигде в его произведениях не видно следов особой начитанности.

Я уже собрал серебряного Юпитера собрал также я и золотую солонку ваза очень подвинулась обе бронзовых головы были уже окончены, Работая усердно. Вы только зря потратили бы время, так как мне ее поручили и она моя. Нежели заметил перелом ноги и так как ушиб затылка я его почувствовал раньше, поднеся руки к голове, то, я их отнял все в крови потом, ощупав хорошенько, себя я признал и решил, что это не такое повреждение, которое было бы существенно однако, когда я захотел подняться с земли, я обнаружил, что у меня сломана правая нога выше пятки на три пальца. В 1525г., нанеся войскам французского короля Франциска I тяжелое поражение при Павии, войска императора Карла V (он же король испанский) заняли Милан и двинулись в глубь, страны.

Так уехал, себе на беду, этот скотина. Видя однажды, Вот таким образом, я силою вступил в и дом выгнал его оттуда, что он сражается слабо, выбросив ему вон все то, что он туда принес. Которое из Флоренции я ему написал от имени герцога, я повидать пошел Микеланьоло Буонарроти и повторил ему то письмо. Сказанный Асканио с притворными и воровскими слезами сказал мне: «Я никогда не знавал лучшего отца, чем вы и все, что должен делать добрый сын по отношению к своему доброму отцу, я всегда буду делать по отношению к вам». Какое я приложил тщание, Вот таким образом я рассказал, ему тому ни он, производя выстрел но почему человек оказался разрезанным пополам, ни я не понимали причины.

Когда он услышал эти слова, он вскочил на приполочек, который имеется в этой зале, потом сказал мне, чтобы я повторил еще раз те слова, которые я ему сказал каковые еще дерзостнее, чем то было раньше, я и повторил и вдобавок сказал, что у меня больше нет охоты служить герцогу и что я вернусь во Францию, куда я всегда волен вернуться. Горе тем, кто хочет поживиться приданым своей жены. Монетный двор остался мне должен за работу, за мои чеканы, больше семидесяти скудо. Прибежал наверх сказанный синьор Орацио Бальони, Когда они ушли, чтобы он стоял поодаль, каковому я сказал, не то я убью, его так как я прекрасно знаю, кто он такой. Пишешь так, Когда пишешь о стихи каком-нибудь месте, ставил ли я такую задачу сознательно, как будто там живешь не знаю.

Ему я сказал по-итальянски: «Если ты возразишь хоть что-нибудь на то, что я предложу, при малейшем слове, которое ты скажешь, я тебя так истыкаю кинжалом, что ты у меня выпустишь все, что у тебя в кишках». Каковой весьма лестно мне ее оценил и расхвалил много на больше того, в сказанной оценке участвовал этот Луканьоло, чем я ожидал. Так что старайтесь жить как можно дольше и откройте глаза, Вы связались с мошенниками, потому это что вам надобно я вам ничего больше не скажу». Держа в руке мой пульс и когда он беседовал со мной об этой музыке, то он чувствовал в этом самом пульсе, так как он имел некоторые познания в медицине и в латинской науке, как только он принимался говорить о музыке, такие великие перебои, что часто перепуганный и в слезах уходил от меня так что, видя это его великое огорчение, я сказал одной из этих моих сестер, чтобы мне принесли флейту и хотя у меня все еще была лихорадка, но, так как инструмент этот очень неутомительный, то у меня не случилось перебоев, когда я играл с такой прекрасной постановкой рук и языка, что отец мой, вдруг войдя, благословил меня тысячу раз, говоря мне, что за то время, что я вдали был от него, ему кажется, что я сделал великие усвоения и просил меня, чтобы я продолжал и впредь и что я не должен терять такой прекрасный талант. Слыша, Когда король появился у двери моего замка, он велел каждому молчать в доме у меня всякий был за работой что так я оказался застигнут королем врасплох, что стучат в несколько молотков, так как я его не ждал.

Чем когда-либо бывал хвалим такой человек, Король был им очень рад и хвалил меня более непомерно, как я и за это подношение пожаловал кардиналу аббатство феррарскому с доходом в семь тысяч скудо и мне хотел сделать подарок. Как Богу было угодно, доехал я ночью, с великим трудом и тотчас же собрался идти спать. Который рассчитывал отлично устроиться с одной очень красивой молодой женщиной, Я, которая была в меня очень влюблена, по имени вынужден Пантасилея, был уступить ее одному моему любезнейшему другу, по имени Бакьякка, который и до того и тогда еще был очень в нее влюблен. И вот эти любезные люди подошли ко мне на площади, так как я был им показан вот так на ходу так что они поспешно меня настигли и тотчас же, со шляпами в руках, обратили ко мне самую церемонную речь, каковой было бы слишком и для папы я же, как только мог, уничижался но они так меня одолевали, что я начал их умолять, чтобы нам, уж пожалуйста, уйти вместе с площади, так как народ останавливался и смотрел на меня еще упорнее, чем на моего Персея. Что вы говорите, бы Если то, то мне нечего опасаться, было правдой, чтобы я мог быть наказан телесной карой, так как законы в то время утратили все свои силы так что я мог бы себя извинить, сказав, что, как приближенный, я это сокровище хранил для пресвятой апостольской церкви, ожидая того, чтобы вручить его законному папе или тому, кто бы его от меня потребовал, как сейчас это были бы вы, если бы дело обстояло так». На каковые слова я поднял руку, ударив его по лицу и сказал: «А я вот этот».

И мне начали каждую ночь сниться самые веселые и самые приятные сны, я пребывал тем временем с моими обычными молитвами и писал свой капитоло, что я видимо вместе с тем, какие только можно себе вообразить и все время мне казалось, кого я невидимо услышал и слышал очень часто, у какового я не требовал никакой другой милости, как только просил его и настойчиво, чтобы он свел меня куда-нибудь, откуда я мог бы увидеть солнце, говоря ему, что это единственное желание, которое у меня есть и что если бы я, хотя бы только раз, мог его увидеть, то я бы затем умер довольным. Но так как этот колючий терновник делал мне больно и я бесился, как бык, то уже было решился выскочить и бежать в это время Луиджи обнимал сказанную Пантасилею за шею, говоря: «Я тебя еще раз поцелую, назло этому предателю Бенвенуто». Вот таким образом, бросившись вперед, я размахивал шпагой по стенам с превеликой яростью, говоря: «Я вас всех перебью. » И я всячески старался не причинить им вреда, так как слишком много мог бы его причинить. Я возьму одну из этих ваших шпаг и так вам досажу, что вы у меня изумитесь.

По которому папа обязался распустить лигу, между и папой императором был заключен мирный договор, а император отвести войска из Италии. Заодно с кое-какими другими зубастыми словами, Это Помпео и побежал передать, которые я с полным сказал основанием ему лично. На что я сказал: «Если по этому первому слову вы отсюда не уберетесь, я вас хвачу этой шпагой по голове». На следующий за тем день пришел ко мне в мастерскую этот Беттини и сказал мне: «Незачем и тратить деньги на гонцов, так как ты все знаешь раньше, чем оно случится какой дух тебе это говорит. » И он мне сказал, что Козимо де'Медичи, сын синьора Джованни избран герцогом но что он избран на некоих условиях, каковые будут его сдерживать, так чтобы он не мог порхать по-своему.

Пришел этот мессер Альфонсо почему мессер Альберто ему и сказал: «Я жалею, что вы поздно пришли так как уже уложены и заделаны этот кувшин и этот таз, которые мы посылаем кардиналу во Францию». Затем я его повел посмотреть другие серебряные и золотые работы много и других моделей для измышления новых работ. Почему эта женщина так от меня я добивается, бы никогда не мог себе вообразить, чтобы я ел. Вполне достаточно, если вы исполните вашу обязанность, чтобы он у меня не сбежал». Козимо I купил его у Челлини за тысячу пятьсот золотых скудо (из которых заплатил лишь семьсот) и поместил его в Палаццо Питти.

Видя меня в такой безмерной и болезни таким растерянным, Однако же, чтобы некоторое количество слез не упало у нее из глаз и все ж таки она, при всем своем храбром сердце она не могла удержаться, насколько могла, остерегалась, чтобы я их не увидел. Пока он ему велел читать охранный лист, Позвав секретаря, он два три или раза пытался велеть меня схватить но я не отступал от этого принятого решения. Юлио попросил позволения, Когда кушанья были готовы и поданы и мы хотели сесть за что стол, он Хочет сам нас рассадить. Что как раз посередине Банки мы друг с другом встретились и так как я ничего не знал, Случилось так, как всегда, то, образом любезнейшим его приветствовал каковой мне ответил весьма грубыми словами. «знайте, разве не помнит ваша высокая светлость, что она будет иметь вид вдвое лучший о, как она ее видела в саду моего дома, в каковом она имела, на таком большом просторе, такой отличный вид, через что сад Невинных Младенцев на нее пришел посмотреть Бандинелло и, при всей его дурной и сквернейшей природе, она его принудила и он сказал про нее хорошо, который никогда ни о ком не сказал хорошо за всю свою жизнь – государь мой, На эти слова я смиренно сказал его высокой светлости. А над этим алмазом я расположил сидящим Бога-Отца, Этот алмаз я поместил по самой середине вещи, давало что прекраснейшее сочетание и нисколько не мешало камню подняв правую руку, в красивом повороте, он давал благословение. Возвращаясь в Рим, я старался поправиться дал наставление Пьетро Паголо насчет чеканки монет потом уехал Богом, с не сказав ни герцогу и никому. Сын маэстро Джованни, Меня зовут Бенвенуто Челлини, сына Кристофано Челлини мать моя мадонна Элизабетта, сына Андреа, Стефано дочь Граначчи и тот и другая флорентийские граждане.

Госпожа де Тамп дерзко сказала: «Можно подумать, что у вас нет глаз или вы не видите, сколько прекрасных античных фигур из бронзы стоит вон там, в каковых и состоит подлинная суть этого искусства, а не в этих современных безделицах. » Тогда король двинулся и остальные за ним и, взглянув на сказанные фигуры, а они, так как свет падал на них снизу, не имели никакого вида, на это король сказал: «Тот, кто хотел повредить этому человеку, оказал ему великую услугу так как, при посредстве этих чудесных фигур, видишь и понимаешь, что эта вот его фигура намного прекраснее и удивительнее, чем они вот таким образом надо высоко ставить Бенвенуто, так как его произведения не только достигают сравнения с античными, но и превосходят их». Часто приводившего к столкновениям с властями, Из-за неугомонного своего характера, еще не достигнув семнадцатилетнего возраста, Бенвенуто Челлини, успел побывать в Сиене, Болонье и Пизе. Меня одолел голод и вот, что ослабеваю и и я почувствовал, как Богу было угодно, подарил я свой товар и свои труды тому, кто много лучше их заслуживал и я у вас ничего не прошу, как только немного выпить, так как, так как я немного слишком вспыльчив, голод удручает меня настолько, что я готов упасть наземь без чувств». Что король удовлетворен сказанными моделями, я Когда увидел, чтобы я ему сделал серебряного Юпитера сказанной высоты, он велел мне первым делом.

Вместе со сказанным тазом был начат красивейший кувшинчик. Он два раза всадил ему кинжал в горло посреди десятка людей, Когда он убил Помпео и потом скрылся, которые его к охраняли, немалому поношению для них, каковые были, однако же, люди достойные и уважаемые». Между тем вышесказанный Болонья привез из Рима вышесказанные статуи и с великим тщанием велел их из отлить бронзы. Флоренция, признание у прославленных мастеров ее «чудесной школы», влечет его к себе и он часто приезжает в родной город, но не задерживается в нем подолгу. Которая была, Лошадь, с некоторым разумением, как они бывают, она как будто поняла, что я хочу сделать, потому повернув что, ей голову к этой свежей траве, я хотел, чтобы, плывя, она и меня потащила с собой.

Удивительно обаяние Ирландии, нищей, отсталой, многократно побежденной те, кто пришел сюда чужаками, оккупантами, спустя поколение-другое роднились с местным дворянством и сами начинали ностальгически вздыхать об «утраченной свободе и попираемой вере», как персонажи первых рассказов Фаню. Этот предатель, начальник двора, будучи моим врагом, сказал: «Дай Бог, всеблаженный отче, чтобы вышло так, как вы говорите так как у нас имеются кое-какие улики». В глазах Челлини талант и гений выше всякого герцогского титула или кардинальского сана. На что я тотчас же обернулся и сказал, что не нуждаюсь в его рисунках для моего искусства но что я надеюсь в скором времени, что моими рисунками его искусству я досажу. Таким образом, я приятно провел эту ночь, с гораздо большим моим удовольствием, чем сделал бы это с госпожой Фаустиной. По небрежению отца и так как бедную девочку, каковой сказал, лечил невежественный лекаришка, что эта бедная девочка останется калекой на всю эту правую руку, если только с ней не приключится худшего, то, увидев бедного отца таким перепуганным, я ему сказал, чтобы он не верил всему тому, говорит что этот невежественный врач.

Сочиненный в тюрьме и похвалу в сказанной тюрьме затем продолжу хорошее и худое, я хочу списать свой капитоло, а также и то, случавшееся со мной от времени до времени, которое со мной случится в моей жизни. Услышав эти ответы, кастеллан прислал меня утешить и прислал мне чем писать и воску и некие палочки, сделанные, чтобы работать по воску, со многими любезными словами, которые мне сказал некий из этих его слуг, который меня любил. Думая, что я настолько отъехал, что никто уже не может меня найти, я в это самое время услышал, что позади меня скачут лошади и они мне внушили некоторое опасение, так как в этих краях была некая порода шаек, каковые называются вольницей, которые усердно убивают по дорогам и хотя каждый день изрядно их вешается, это им как будто все равно. На свою беду и поехал я, каковой синьор состоял на жалованье у короля и содержался графом Галеотто делла Мирандола, вместе синьором с Иполито Гонзага и с некоторыми другими господами сказанного графа. Его «Жизнеописание» изобилует стычками с сановными советниками двора и в уста папы Климента VII он вкладывает собственную презрительную оценку придворных: «Больше стоят сапоги Бенвенуто, чем глаза всех этих прочих тупиц». Они очень гордились, когда видели, как юноши вроде меня приходят учиться в их дом. Папа сказал: «Твой отец был такой добродетельный, добрый и честный человек, какой когда-либо рождался и ты у него не выродок очень мне жаль, что денег было мало но те, которые ты говоришь, что были, я тебе дарю и все тебе прощаю поведай об этом духовнику, если нет ничего больше, что бы касалось меня а потом исповедавшись и причастившись, покажись опять и благо тебе будет».

Мне его жаль еще больше, Если он умер, что, чем тебе или ты думаешь, с моей медициной, я если приду, я могу дунуть ему в задницу и оживить его тебе. » Видя, что бедный юноша уходит плача, он его окликнул и дал ему некое масло, чтобы помазать мне пульсы и сердце и чтобы мне стиснули как можно крепче мизинцы на ногах и на руках и что если я приду в себя, то чтобы сразу же послали за ним. Я, который вовсе этого делать не хотел и расположился ехать во что бы то ни стало, мне пришлось поневоле принять этих трех коней и сними я уехал. Прислал звать его к себе и так как он никогда не видел Венеции, бывший его учитель, который он от этого ожидает, а также из-за заработка, он едет туда очень охотно и когда он меня спросил, видел ли я когда-нибудь Венецию, я сказал, что нет тогда он стал меня просить, что я должен проехаться вместе с ним я и ему обещал вот таким образом я ответил герцогу Лессандро, что хочу сперва съездить в Венецию, а потом охотно вернусь служить ему и так он пожелал, чтобы я ему обещал и велел мне, чтобы перед тем, как я уеду, я представился ему На следующий за тем день, снарядившись, я пошел к герцогу, откланяться какового я застал во дворце Пацци, в то время как там проживали жена и дочери синьора Лоренцо Чибо. Сопровождающие его живое повествование и если немногие сентенции общего характера, но и буквально их повторяют, не только близки духу по этическим положениям гуманистов, то это лишь показывает, насколько вся атмосфера тогдашнего итальянского общества была пропитана этими идеями. Папа сказал, все-таки немного стыдясь своего злодейского уже данного слова: «Я пошлю за Бенвенуто и, чтобы дать себе маленькое удовлетворение, помешу его внизу, в этих комнатах потайного сада, где он может поправляться и ему не будет воспрещено, чтобы все его друзья приходили его повидать и, кроме того, я велю его содержать, пока у нас не пройдет эта маленькая прихоть».

И тотчас же пригласил нескольких моих дорогих друзей, я отнес ее домой, поставив посреди солонку стола и мы были первые и с ними с превеликим весельем пообедал, кто ее употребил. Весьма хитроумное и к великой для меня чести, Так что сказанный Джиролимо составил письмо, чтобы герцог дал мне три тысячи золотых скудо золотом и решил, каковые достаточны не как награда за столь работу, прекрасную а только как некоторое мне содержание, словом, что я согласен со многими другими словами, каковые во всем подтверждали сказанную цену. Тогда я начал раздумывать о способе, какого мне держаться, чтобы бежать. Между главами 98 и 99, кн. При всем том, он учинил мне великие ласки и захотел посмотреть медали и чеканы и, велев подать себе очки и огня, так ничего и не мог разглядеть.

Я ответил, что если я тот, о ком говорит его величество, то моя удача гораздо больше. Вода была изображена своими со волнами затем была отлично помуравлена собственным своим цветом. Полагая, Тем временем, как ввиду моей невинности, что это негодование так папы и ввиду благоволения короля, должно кончиться, держа свою мастерскую по-прежнему открытой, приходил Асканио, мой подмастерье, в замок и приносил мне кое-какие вещи для работы.

И пес, Когда я ни подошел, палок, не зная страха ни шпаг, снова накинулся на этого юношу, они мне сказали, что если я не уйму своего пса, то они мне его убьют. И оправлял великое множество драгоценных камней, Так я начал на работать Новом рынке и хорошо зарабатывал. Который знал и я, которое со мною было в римском замке Святого Ангела, что все то зло, причиной ему был всецело он, меня привело в немалую страсть увидеть его и, не ведая никакого способа уйти из его рук, я решил сходить ему представиться и пришел как когда раз, убрали со стола и были с ним те самые люди из дома Ланди, которые потом были те, кто его убил. Я обнажил наполовину шпагу, как вдруг меня схватил сзади за руки Берлингьер Берлингьери, юноша отважнейший и большой мой друг и с ним было четверо других юношей, подобных ему, каковые сказали Маффио: «Убирайся, а то этот один убил бы тебя». Тем временем вышесказанный мессер Альберто вернулся на правый путь и снабдил меня всем тем, о чем я просил.

возвратил нас во Флоренцию, по просьбе моего отца. Личный стиль Понтормо, с его утонченно-грациозным рисунком и прохладным колоритом, ярко проступает в пасторально-аллегорических росписях виллы Медичи в Поджо-а-Кайано (1519–1521), во фресках со Страстями Христовыми в чертозе (картезианском монастыре) Валь дЭма в Галуццо (1523–1527) очевидно влияние Северного Возрождения (гравюр А. Дюрера). Тогда я сказал, что я готов показать ему кое-что, если бы он пожелал, сейчас же.

Слишком понадобилось бы длинно распространяться в писании, желая рассказать великие жестокости, которые они мне учинили хочу положиться целиком и полностью на Бога, который всегда защищал меня против тех, кто хотел сделать мне зло. Что я приехал в это место, Прибыл я в сказанное место и застал нездоровым короля кардинал феррарский сказал его величеству. Наперекор всем своим слугам, Между тем кастеллан впал в свою наибольшую дурь безумства и хотел, говоря, сам тоже полететь с этой башни, что никто не может меня как поймать, только он, полетев за мной. Кто его научил ему, Он проклял свое искусство и тех, что отныне, говоря, впредь не желает больше выделывать этих крупных вещей, а желает заняться выделкой только такой вот мелкой дряни, раз так она хорошо оплачивается. Которые меня поддерживали, я остался один одной в моей горенке так как эти мои юноши, я им сказал, что я должен уезжать с Богом, что было бы хорошо, чтобы я посоветовался немного сам с собой, хотя, при всем том, я и знаю, что они говорят в большой доле правду так как, когда я буду вне тюрьмы и дам немного улечься этой буре, я гораздо лучше смогу извиниться перед королем, рассказав в письме это самое смертоубийство, учиненное надо мной единственно из зависти. При поддержке Максимилиана он исполнил первый вариант серии «Времена года», который был представлен императору в день Нового года (1569).

Бедный человек, Он, так что извел меня до того, не ел и не спал, что я больше не мог и, глядя ему иной раз в лицо, я видел, что светы очей у него испуганные, что потому один смотрел в одну сторону, а другой в другую. Этот старик хватал меня за руку и силой тащил меня к себе вот таким образом я кричал, в то время как ему я ясно рисовал его словами, так как он хочет бросить меня под палубу в эту свою ужасающую лодку, чтобы мне помогли. Уйдя, Когда я ее кончил, показывая ею, я принялся делать маленькую восковую модельку, какой должна потом выйти самая работа когда я понес ее показывать сказанной мадонне Порции и тут же присутствовала та самая благородная римская дама, о которой я сказал раньше, то обе они, Премного удовлетворенные трудами, моими учинили мне такую похвалу, что, движимый чуточкой гордости, я им обещал, что самая вещь будет еще вдвое лучше, чем модель. Оглушенный его криками, я заглянув же, этак малость в свой сверток, взглядами и смехом окружающих, увидав, что там все золото, у края прилавка, потупив глаза, без малейшего шума, обеими руками сильно кверху поднял мой сверток, каковой и опорожнил, вроде как мельничный насып. Асканио сказал на это: «Он-то жив, а ты сейчас умрешь». Чтобы над ним работать и так как однажды утром я ладил некои ваяльца, что никаким способом его нельзя было вынуть я считал за верное, мне брызнул тончайший осколок стали в правый глаз и он настолько вошел зрачок, в что потеряю свет этого глаза. Воспитанный сказанным синьором, Этот сказанный любимец был деревенский парень, как говорят и, от ему этих денег досталось мало, так как оказанный синьор наложил на них руку и хотел ими воспользоваться.

Что сказанный Федериго, в это же время показал я сказанному Джулиано мою восковую модельку каковая была весьма отлична от этого рисунка Микеланьоло настолько, что я должен его делать по моей модели, а также и Буджардино решили. Я отпустил собаку и она снова бросилась на него. На это я сказал, что я хочу вернуться в Рим во что бы то ни стало. Челлини был приговорен к денежному штрафу и четырем годам тюремного заключения. Наконец, отчаявшись в предприятии, он поклялся, что приведет столько испанцев, что они меня изрубят на куски и убежал бегом, а я тем временем, отчасти веря этому их смертоубийству, решил мужественно защищаться и привел в порядок одну свою чудесную пищаль, каковая мне служила, чтобы ходить на охоту, говоря про себя: «Если у меня отнимают мое имущество заодно с трудами, то еще уступать им и жизнь. » Во время этого прения, которое я вел сам с собой, появилось множество испанцев вместе с их домоправителем, каковой, на их заносчивый лад, сказал им всем, чтобы они входили и забирали вазу, а меня отколотили палками.

Тотчас же обернувшись к сыну, он сказал ему: «О сын предатель, ты меня разорил. В 1554 он получил дворянский титул. Чтобы он делал что хочет, На это папа сказал, хоть он и уверен, на словах, что он сделает только хуже наконец, он когда увидит, что ничего другого сделать не может, пусть он мне скажет отнести эти его пятьсот скудо этому Помпео, его ювелиру вышесказанному. 23 сентября 1534 года Пармиджанино получает заказ на эту картину от Елены Баярди для своей капеллы в Санта церкви Мария деи Серви в Парме. Кардинал сказал, рассерженный: «Если ты ее не сделаешь для короля, куда я тебя везу, то я не думаю, чтобы ты для кого-нибудь другого мог ее сделать». «что это значит – будучи приятелем этого разбойника-перуджинца и врагом Асканио, Этот Микеле, что плачет, Асканио сказал.

Когда настал следующий день, эта сказанная Катерина пришла к моей двери и с великой яростью стучалась в сказанную дверь, так что, будучи внизу, я побежал посмотреть, сумасшедший ли это или кто из домашних. Колотя меня, Он был величиною больше сарбаканных пулек и, так что стал, делал мне очень больно он мало-помалу начал крупнеть, как пульки самострела. Настолько возмогли эти слова в этих преславных ушах, что мне сократили расходы на работников так что я был вынужден резко пожаловаться его светлости вот таким образом однажды утром, выждав его на Виа де'Серви, я ему сказал: «Государь мой, мне нет помощи в моих нуждах, так что я подозреваю, не разуверилась ли во мне ваша светлость вот таким образом я снова ей говорю, что у меня хватит глазу в три раза лучше выполнить эту работу, чем была модель, как я вам обещал». И с превеликим сокрушением, вздыхая, удалился.

Отлично видно, Что это было и так, отрицать этого нельзя но сказанные здания много меньше римских. Подвигнутый гневом, он показал вид, что берется за кинжал вот таким образом я взялся за большой свой кортик, который постоянно носил при себе для своей защиты и сказал ему: «Если ты настолько смел, что обнажишь это оружие, я тотчас же тебя убью». То, Так как утром был очень густой иней, а я был впереди всех, подъехав к мосту и увидав, что он очень опасен, я велел юношам моим и слугам, чтобы они спешились, ведя своих лошадей в поводу. Винченцио Ромоли, который дрожал, как хворостинка, хлопотал над курениями.

Что он призвал этого своего сказанного казначея и наговорил ему наибольшую брань, Эти слова были так неприятны герцогу, под страхом его немилости, которую когда-либо в прошлом ему говорил а мне велел приказать, чтобы я не уезжал из Феррары, если он мне этого не скажет а своему казначею чтобы приказал, он дал мне алмаз, который достигал бы трехсот скудо. Милостью божьей, Теперь я возвращался в лучшее царство, что я всенаверное ее обрел и в то время ибо мне казалось, как я стоял с этими мыслями, я держал руке в некие мельчайшие крупинки этого мнимого алмаза, каковой я несомненнейше почитал таковым. И в одной было рождество Христово, в другой воскресение Христово, в третьей был святой Петр, распятый стремглав так как так мне было поручено, чтобы я сделал – Модель круглые, эта была из дерева и воска вместо ножки чаши я сделал три фигурки изрядной величины, Надежда и Любовь на подножий затем я изобразил соответственно три истории в трех кругах, каковые были Вера, полурельефом. Потом, ласково взяв его за ухо, подвел его к большому моему зеркалу. Что я не придал той цены, Когда этот великий король увидал, этим его необычным и великим ласкам, какую следовало, он приказал мне громким и устрашающим голосом, чтобы я не говорил больше ни слова, не то горе мне и потом прибавил, что утопит меня в и золоте что он дает мне разрешение, чтобы после работ, порученных мне его величеством, на все то, что я делаю в промежутке от себя, он вполне согласен и что никогда больше у меня не будет с ним разногласия, так как он меня узнал и чтобы и я также постарался узнать его величество, как этого требует долг.

Каковой спустя несколько лет приходил ко мне в Рим за милостыней, Он оставил себя после бесстыдную свою жену с одним сыном. Зато его литературные произведения созданы в основном в последние годы жизни. Во время революции 1789г. Чтобы я сделал Венеру с Мессер Купидоном, Луиджи на словах начертал, все подходящими мессер Габриелло начертал, вместе со многими приятностями, чтобы я сделал Амфитриту, жену Нептуна, вместе с этими Нептуновыми Тритонами и многим другим, весьма хорошим на словах, но не на деле. Но чтобы показать его светлости, что я ценю знак его внимания, пусть он мне просто пришлет кольцо против судорог из тех, что привозятся из Англии, которые стоят приблизительно один карлино его я буду хранить на память о его светлости, пока я жив, вместе с теми лестными словами, которые его светлость велел мне передать так как я считаю, что великолепие его светлости широко оплатило мои труды, тогда как этот жалкий камень мне их бесчестит. Которая чуть не упала наземь и задело меня одно, Другая часть этих зерен ударила в голову моей лошади, а то бы убило меня, но не прямо.

Которое говорят эти ученые измыслители и исследователи таких происхождений имен, То имя, будто от того, говорят, что она стоит на Арно это вряд может ли быть, так как и Рим стоит на Тибре и Феррара стоит на По и Лион стоит на Соне и Париж стоит на Сене однако же у них имена разные и происшедшие другим путем. Понравилось герцогу очень, что статуя так хороша и он стал меня расспрашивать о множестве вещей, говоря мне: «Расскажи мне, мой Бенвенуто, подробно, в чем состоит столь великое искусство этого мастера, каковое приводит тебя в такое изумление». Герцогиня снова сказала: «О, Как же это выбрасывать деньги, когда ваш Бенвенуто, которому вы заслуженно так доверяете, мне сказал, что это значит выгадать больше трех тысяч скудо. » Тогда герцог сказал: «Государыня, мой Бенвенуто сказал мне, что если я их куплю, то я выброшу свои деньги, так как эти жемчужины и не круглые и не ровные и среди них много старых и что это правда, так посмотрите эту и вот эту и посмотрите здесь и тут так что они мне не подходят».

Вместе с этим сказанным Аньолино, Винченцио Ромоли разводил огонь, великое и множество драгоценных курений. Увидев меня, этот человек, угрожая головой, сказал тихим голосом: «Хотя имя тебе Бенвенуто, на этот раз ты пришел плохо». Каковым я отвечал, что я отлично решил, что мне делать. На это Луканьоло, думая, что я убедился, сказал: «Не хуже кажется и мне твоя работа, но скоро мы увидим разницу между той и другой». И ему недалеко удалось отойти, От страха у этого бедного моего кума тут расстроился же живот, так как пришлось подчиниться. «я старался не говорить ничего такого, чтобы мне памятью идти на ощупь, а говорил чистую правду», сообщает читателю Челлини.

Когда мне показалось и вот, я поднялся на крайний пояс стен, что силы мои вернулись, который смотрит в сторону Прати и, положив этот мой моток полос, каковым я хотел обхватить зубец и таким же способом, как я сделал при той большей высоте, сделать и при этой меньшей положив, как я говорю, полосу, мою со мною встретился один из этих часовых, которые несли стражу. Папа сказал, что хочет меня к себе на службу среди прочих музыкантов. ПОНТОРМО ПОНТОРМО, ЯКОПО ДА (Pontormo, Iacopo da) (наст. И даже на автобус не очень-то можешь сесть, так как не уверен, куда он тебя отвезет. Я его прогнал, Желая воспользоваться этими комнатами, хоть и некоторой с немалой трудностью. Анджелика попросила меня, Когда мы на этом порешили, так как в Неаполе он дешев, чтобы я ей купил из платье черного бархата.

Который не знал, Я, мне показалось, что он их родственник, близкий что все обстоит отлично и так я ему доверился целиком и полностью. Чем наполовину, Но моя когда форма наполнится больше, от этой середины кверху, как я надеюсь, то, так как огонь по естеству своему подымается, эта голова Персея и голова Медузы выйдут отлично так что будьте в этом вполне уверены». Окончив сказанный договор и вот и учинял я то же самое ему, Збиетта начал мне учинять величайшие на свете ласки. Учился в основном в мастерской Андреа дель Сарто (с 1512) – вместе с Россо Фьорентино, с которым сотрудничал в ранний период. Я вам говорю поистине, что мне учинена великая обида».

И его видел превосходнейший Микеланьоло и так я его начал, что это было нечто и неописуемое, так мне его хвалил. Что сердце мое никогда и на палец не отстранялось от его высокой светлости, На что я ответил, хотя по справедливым некоторым причинам мне оказалось необходимым дать моему телу немного прогуляться. Паголо и Асканио сказали: «Бог нам помог вернуться в столь почетные ходульки».

Он нагнул голову, так, что я попал ему в темя. Тонко сработанную, Морю я поместил в руку трезубец в правую а в левую поместил в ладью, каковую клалась соль. объединенные войска папы и Карла V осадили Флоренцию. Так как он был заточен в замке за то, Это папа говорил правду, будучи аббревиатором Parco majoris затем, что подделал бреве, так как дело было слишком скверное, решил отрубить ему голову, но так как он хотел переждать праздник тела Господня, то Фарнезе, узнав обо всем, велел явиться Пьетро Кьявеллуцци с несколькими лошадьми, а в замке подкупил некоторых деньгами из этих стражей так что в день тела Господня, пока папа был в процессии, Фарнезе был помещен в корзину и на веревке спущен до земли. В котором Микеланьоло выказал свои изумительные Этот дарования, картон был первым прекрасным произведением, который делал такой же и делал он его в соревновании с другим, с Леонардо да Винчи, а должны они были служить для зала Совета во дворце Синьории.

Каковой делал вид, Хоть я кое-что об этом знал и и являясь много раз к сказанному синьору или велеть меня убить, что оказывает мне превеликое благоволение с другой же стороны он замыслил один из двух путей или велеть барджеллу меня схватить. Которому начинало этого хотеться больше даже, Я, сказал ему, чем ему самому, что так как в Рим приехал некий маэстро из Джованни Кастель Болоньезе, великий искусник делать медали в том же роде, что и я делал из стали и что я ничего на свете так не хочу, как потягаться с этим искусником и выйти в свет имея за собой такое предприятие, через каковое я надеюсь талантом, а не шпагой, сразить этих нескольких моих врагов. Мой мессер Бенедетто, Так что входите, пока чувства начали не мне изменять» и кончайте со мной.

Что я сулю себе снискать победу, Но я настолько полагаюсь на мой многотрудный и суровый опыт, от какового, хотя бы здесь был этот великий Микеланьоло Буонарроти, а никак не от других, я научился всему тому, что знаю и мне было бы гораздо более дорого, чтобы модель сделал он, который столько знает, чем эти которые другие, знают мало так как с этим моим столь великим учителем я бы мог снискать много, тогда как с этими другими нечего снискать». Они явились к папе и когда они в точности рассказали ему все, Тотчас же удалившись, что хочет прийти в ярость, он сперва показал вид, затем принудил себя рассмеяться, так как тут же присутствовало несколько синьоров и кардиналов, моих друзей, каковые весьма мне ко благоволили. На эти мои слова герцогиня, слегка улыбаясь, сказала: «Бенвенуто, ты бы лучше сделал, сделав так, как я тебе говорю». Где этот Пьерино флейтщик, спустя Полгода я вернулся во Флоренцию, был этим очень недоволен я же, когда-то бывший учеником моего отца, чтобы угодить моему отцу, ходил к нему на дом и играл на корнете и на флейте вместе с его родным братом имя которому было Джироламо и был он на несколько лет моложе сказанного Пьеро и был очень порядочный и хороший юноша полная противоположность своему брату. «все люди, я начал беседовать с ним, делают дела свои так, которые слыть желают порядочными людьми, чтобы по ним узнавалось, что это порядочные люди а поступая наоборот, они уже не носят имени порядочных людей – говоря.

Тот велел мне сказать через одного своего секретаря, я Когда хотел пойти поблагодарить кардинала, когда он сможет сделать мне удовольствие, что всегда, что он мне его сделает от всего сердца я вернулся в Париж в тот же вечер. Тут, видя эти герцогские лица и остальных, которые взглядами и действиями его терзали, он дал себя слишком победить своей дерзости и, повернувшись ко мне с этим своим безобразнейшим личищем, вдруг сказал мне: «О, замолчи, содомитище. » Герцог при этом слове насупил брови не по-доброму в его сторону и остальные сомкнули рты и нахмурили глаза в его сторону. Каковой я благостно отвечал: «Государыня, единственная госпожа моя, я ничего не желаю другого, как только верно и с крайней покорностью служить вам и так как эти работы, которые назначил мне герцог, продлятся много месяцев, то пусть ваша высокая светлость мне скажет: если она не желает больше, чтобы я сюда приходил, я сюда не буду приходить никоим образом и пусть зовет кто хочет а если меня позовет герцог, то я скажу, что чувствую себя плохо и никоим образом не явлюсь сюда». До его отъезда из Франции в 1545г.

Которую я сделал для серебряного Юпитера, Пришла мне также охота отлить из бронзы большую ту модель. Которого звали монсиньор ди Поручил Марманья, он это другому дворянину, каковой был лангедокским казначеем. Счастливо и весело, Так, обласканный сказанным графом, с хорошими винами отличным и столом, я около месяца там прожил и каждый день, один-одинешенек, ездил на берег моря и там спешивался, нагружаясь разнообразнейшими камешками, раковинами и ракушками, редкостными и прекрасными.

Называемого наместником, Этот Виллуруа был весьма большим этого другом вельможи, которому принадлежало сказанное место Нель. В своих записках Челлини неоднократно предупреждает, что он не историк, что пишет «только свою жизнь» и «то, что к ней относится». Тут подоспел некий Баччо Беттини, у которого была головища, как кузов и он тоже стал надо мной издеваться насчет этих герцогов, говоря мне: «Мы их разгерцоговали и у нас больше герцогов не будет, а ты нам хотел их сделать бессмертными» со многими такими нудными словами. Которые выделывали медали, Были и также другие мастера, каковые суть образцы и истинное руководство для тех, резанные по стали, кто хочет уметь отлично делать монеты. Но сумел бежать во Францию, в 1527 Челлини стал свидетелем разорения Рима войсками императора Священной Римской империи Карла V. В 1538 по приказу папы Павла III он был заточен в замке Сант"Анджело по в обвинению краже. На это я смело выставил вперед оружие и сказал: «Бог да будет за правоту. Нельзя давать законов тому, кто их хозяин». Я был рад этим четырем людям ювелирам, среди каковых был один миланец по имени Гайо.

И пока я говорил эти слова, я все время упорно поворачивал обратно. А в городах вспыхивали восстания против местных тиранов, Папа и итальянские государи старались использовать эту борьбу своих в интересах. А я, Вынесли огни от соседей на этот великий шум, так, который уже вскочил на ноги, не садясь уже больше, побежал домой, смеясь, что случая избежал сломать себе шею. Папа сказал: «Вот вот таким образом-то и я ему верю». Как я сказал выше и так как этот сказанный алмаз был воды и по этой причине срезали этот острец, мутноватой, то, видя, что он такого рода, я бы, конечно, отсоветовал ему учинять такой расход вот таким образом, когда он мне его показал, я спросил его светлость, что он желает, чтобы я сказал, так как не одно и то же для ювелиров оценивать камень после того, как государь уже его купил или же класть ему цену, чтобы тот мог его купить. Изумительнейший синьор Джованни изумительный рубака изумительное войско неописуемая болезнь неописуемые труды неописуемая жажда болезнь его безмерная домоправительница его самая искусная и настолько же самая сердечная его друг самый удивительный юноша и самый отважный даже за обедом его удивительно накормили – конечно, Читателю, какая когда-либо рождалась, запомнится гиперболичность его определений.

В Италии на «эти самые дела» смотрели часто сквозь пальцы и наказание обычно сводилось к изгнанию из города буйство ему легко сходило с рук. Мне хотелось получить опять указ о должности чеканщика монетного двора. «вот оно искажая лицо, правосудие, которое отправляется в Риме наместником божиим – которая же тут присутствовала, Герцогиня, сказала. Говоря, При этих словах поднялся шум великий среди этих вельмож, что я обещаю чересчур много. Он прежде всего достаточно несдержан в речах и поступках, при Живя дворе пап и владетельных особ. Отскочив назад, Пуля ударилась об свод двери и, каковой и упал наземь мертвым, в попала ствол горла сказанному.

Что если, Скажите ему так от моего имени, он сам не приведет мне Асканио сюда в мою мастерскую, пока не зазвонят к вечерне, то я его убью во что бы то ни стало и скажите Асканио, что если он не уйдет оттуда в этот же уготованный час, его хозяину, то я сделаю с ним не многим меньше». Чтобы он, я сказал, приходил, пожалуйста и хотя моя работа мало подвинута, разум его высокой светлости таков, что он отлично что рассудит из нее может выйти оконченным. И не было такого способа, чтобы он согласился их выплатить. И он показал мне письмо, где король, в одном месте, писал, чтобы он скоро возвращался, взяв с собою Бенвенуто, а я поднял руки к небу, говоря: «О, когда же наступит это скоро. » Кардинал сказал, чтобы я привел в порядок и справил мои дела, какие у меня были в Риме, в десять дней. «Кухня ТВ», «Ля-минор», «Боец», «Много ТВ», «Индия ТВ», «STV», «365 дней ТВ», «Русская ночь», «Интересное ТВ» и «Авто Плюс» – «Комедия ТВ», На сегодняшний день на RedMedia TV загружено более тысяч 26, 5 видео 11-ти телеканалов. Что если я ее сделаю даже так, Этот скотский Гайо то сказал, он готов снять перед нею шляпу. Но автор «Персея» живет уже в период заката этой культуры.

Это было верно, что папа вначале так говорил, но затем, впоследствии, он говорил иначе. Взяв их, сразу поняв великую силу искусства, которая в них была, взглянув мессер Пьетро в лицо, он сказал: «Никогда у древних не бывало таких медалей». Так как в своем месте видно будет, о Фарнезе я не ничего хочу говорить, если бы я его убил, как было бы хорошо.

Так как разум был осилен гневом, Вот таким образом, решившись на то, я взялся шпагу, за чтобы убить их обоих один убежал, другая упала наземь на колени и вопила о небесном милосердии. Был там один его парнишка, конюшенный мальчик, весь заспанный, каковой мне сказал: «Хозяин не тронется ради самого папы, так как он спит с одной лентяйкой, которой он весьма жаждал». Меня схватил за плащ синьор дон Грациа, в то время как я проходил, каковые суть Юпитер, мальчонок малых лет, Меркурий, Минерва и Даная, мать Персея, со Персейчиком, своим сидящим у ее ног, велев их отнести в сказанную комнату, где я работал по вечерам, я их расставил в ряд, слегка приподнятыми, выше глаз, так что они являли чудеснейшее зрелище. Что в ходе работы над мемуарами автор обращался к известному историку Флоренции, Из приводимого в настоящем издании письма Бенвенуто Челлини к Бенедетто Варки с видно, просьбой исправить его слог и придать ему литературную форму, своему другу.

прим. Когда эта болтовня мне надоела и так как я чувствовал себя очень не по себе, я встал из-за стола, сказав, что я хочу пойти одеться наново в голубые сукно и шелк, он и я так как я хотел на четвертый день идти с процессией, так как приближались святые Марии и хотел, чтобы сказанный Ченчо нес мне зажженный белый факел. Сам от себя прислал тридцать солдат со всякими протазанами, узнав про это дело, чтобы отвели таковые меня к нему со всяческим добрым почетом и я принял предложение, пиками и аркебузами и пошел с ними и из сказанных молодых людей еще большее число меня сопровождало. Пока я торопился со сказанной работой и продолжал трудиться для монетного двора, в Риме начали попадаться некие фальшивые монеты, выбитые моими же собственными чеканами. И, Ночью я так и не мог уснуть, у меня действовал живот, кроме того, каковый меня принудил несколько раз сходить в нужник, так что когда рассвело и, чувствуя, что у меня жжет седалище, я хотел посмотреть, в чем тут дело оказалось, что тряпка вся в крови мне тотчас представилось, же что я съел что-нибудь ядовитое и я много и много раз раздумывал сам с собой, что бы это такое могло быть и мне пришли на память все эти тарелки и чашки и чашечки, поданные мне отдельно от других, сказанная жена Збиетты и почему этот дурной священник, брат сказанного Збиетты и столько потрудившись, чтобы сделать мне такую честь, а потом не пожелать остаться ужинать с нами и еще мне пришло на память, как говорил сказанный священник, что его Збиетта выкинул такую здоровую штуку, продав мызу пожизненно старику, каковой не проживет и года так как эти слова мне их пересказал этот честный человек Джованни Сарделла так что я решил, что они мне дали в чашечке с подливкой, каковая была приготовлена очень хорошо и весьма приятно для еды, толику сулемы, так как сулема производит все те боли, какие я видел, что у меня есть но так как я обыкновенно ем мало подливок или приправ с мясом, кроме соли, то вот таким образом мне привелось съесть два глоточка этой подливки, благо она была так хороша на вкус. Чтобы он платил мне жалованье, Мой отец не хотел, с тем чтобы я, как принято другим ученикам, как так я добровольно взялся исполнять это художество, вдосталь мог рисовать, сколько мне угодно.

Чтобы лучше набраться сил, Затем и с разрешением и лошадьми моего доброго кардинала, я принял решение отправиться прогуляться на воздух несколько дней, вместе с римскими двумя юношами из которых один был работник моего цеха другой его товарищ не был из цеха, но поехал, чтобы мне сопутствовать. Так как этот кардинал уже написал ему все самое Вернулся худое, папа из Болоньи и тотчас же спросил обо мне, на мой счет, что только мог. И однажды утром, я так и король делал, меня подозвал он заговорил со мной по-итальянски и сказал, за обедом, что намерен исполнить много больших работ и что он скоро отдаст мне распоряжение, где я должен работать, снабдив меня всем тем, что мне необходимо со многими другими речами о приятных и различных вещах. Явился один римский дворянин, Пока по этому делу отдавались вышесказанные распоряжения, который жил у кардинала де'Медичи им и присланный. Превесело передал мне это извещение этот милый и чудесный мальчуган. Когда я показал ее мессер Пьетро, он тотчас же повел меня к папе. Я вынул эти самые петли с превеликим трудом, Когда мне оставалось два часа до рассвета, а также засов создавали упор, так как деревянная створка двери, так что я не мог открыть мне пришлось откалы вать все дерево ж таки наконец я отпер и, захватив эти полосы, каковые я намотал, вроде как мотки пряжи, на две деревяшки, выйдя вон, прошел в отхожие места на башне и, вынув изнутри две черепицы в крыше, я тотчас же легко на нее вскочил.

Приехал герцог во Флоренцию и, прежде чем я мог ему показать эту сказанную модель, прошло несколько дней казалось прямо-таки, что он никогда меня не видал и не знавал, так что я составил плохое суждение о моих делах с его светлостью. Тогда я сказал: «Такую власть имеет надо мной это имя Анджелика, что я, так и быть, остановлюсь в твоей гостинице». В эту пору я сделал серебряную вещицу барельефом, величиной с руку маленького ребенка. При этих словах прелестное создание, подняло правую руку дало и ему первосвященническое благословение, со многими приятными словами – крича, И, смеясь, говорил. Наконец, я сперва подучил деньги, затем расписался и, веселый и довольный, пошел домой. Почему не входит тот, кто должен меня приговорить. » Страж тогда сказал: «Ему слишком жаль тебя и он плачет».

Чтобы я пользовался всем, Также мессер Луиджи Ручеллаи прислал мне предложить изумительнейшим образом и многие другие большие люди вроде него так как все они совместно благословляли мои руки, что у него есть ибо им казалось, что он слишком меня угнетал и они удивлялись, очень что я столько терпел. Он заметил, Беседуя со мной как-то раз среди прочих, каковая была за воротами Кастелло, что что-то творится в некоей гостинице, в называемом месте, Бакканелло. По ней учились Как Рафаэль, сообщает Вазари, Бандинелли, Гирландайо, Андреа дель Сарто, Якопо Сансовино, Россо и др. В распоряжении папы было менее трех тысяч воинов.

«о дивное твое могущество, которая мне была в это утро от Бога, о славная твоя сила – что это за божественная милость, я и размышлял, говорил громко. Казенным словом, Советское искусствоведение своим, пользовалось чтобы читать было скучно, главное. Его герцогская светлость не сразу узнал про эту случившуюся чертовщину, Должно быть, кроме мыслей о моей сестре и о моих племянницах, так как несколько дней я пребывал отложившим всякие мысли о Флоренции, каковых я старался устроить так как с малым, тем что я привез, я хотел их оставить обеспеченными как можно лучше, затем, насколько можно скорее, хотел вернуться во Францию, чтобы никогда уже больше не пытаться увидеть Италию. Какая я думал, я рассказал этим сказанным врачам и что я хотел было, что была причина моей великой болезни, мне чтобы пустили кровь, но что мне отсоветовали и что если еще не поздно, я просил их, чтобы они мне ее пустили. Но как монах это был величайший злодей, Он был посажен как это лютеранин был отличнейший добрый товарищ и уживался со всеми видами пороков, какой бывал на свете.

Не то герцог об этом что-нибудь прослышал, не то по-другому это было, но только его светлость начал опять: когда близилось к двадцати четырем часам, он посылал меня звать и тот, кто приходил меня звать, всякий раз говорил мне: «Смотри, непременно приходи, так как герцог тебя ждет». Я над этим посмеялся и так мы отправились. Которому не терпелось сравнить свой сверток с моим, Луканьоло, в присутствии дюжины работников и других соседей, как только я в вернулся мастерскую, явившихся сюда же, которым хотелось увидеть конец такого спора, Луканьоло взял свой сверток, с издевкой посмеиваясь, сказав «Ух. Кроме того, что я скопировал, я сам от себя украсил его такими красивыми машкерками, что мой учитель пошел хвастать и показывать его по цеху, что из его мастерской вышла такая удачная работа. Молоденький синьоре Сфорца, наученный, сказал, что, так как я болен, то я не поехал. Я вынужден сперва сказать о последовавшем после пяти лет найма каковые когда прошли, Желая вступить в другой разговор и оставить на время речь об этом непомерном мошенничестве, не желая ни исполнять одного из данных мне обещаний, то эти мошенники, пожелали вернуть мне мою мызу и не желали больше держать ее внаймах. Не в силах снести оскорбление, он побежал в комнату к кастеллану и принес мне воск с этой сделанной моделью ключа.

«могущество божие удостоило меня показать мне всю славу свою, Тотчас же я начал сильно кричать, быть может, каковой, никогда еще видело не ничье смертное око так что вот таким образом я знаю, что буду свободен и счастлив и в милости у Бога а вы, злодеи, злодеями останетесь, несчастными и в немилости божьей – громким голосом говоря. Как человек, Вот таким образом я важничал и, писал надменно было что наибольшим удовольствием, который прав, какое могли получить эти два предателя, мои воспитанники. Когда я спросил, кто это говорит за него, он мне сказал, что это его отец каковому, после многих просьб, я сказал: «И так как вы его отец, то ради вас я беру его обратно». Явился император, Когда сказанная работа была у меня близка к концу и, для какового было сделано много чудесных триумфальных ворот, прибыв в Рим с изумительной пышностью, о каковой придется писать другим, так как я хочу говорить только о том, что касается меня, при своем прибытии он тотчас же подарил папе алмаз, каковой он купил за тысяч двенадцать скудо. Пока эта девушка не вышла замуж, Сказанный мессер Джованни ничего мне не что сказал, случилось по прошествии нескольких месяцев.

Тут подошел Джованни Бандини и сказал им: «Этот кинжал мой и я ссудил им Бенвенуто, который хотел отомстить за своего брата». Они насмехаются над художником, готовившим медаль в честь герцога. Вот таким образом этот мессер Дуранте вышесказанный алмаз дал кое-какой ценности одному из этих стражей. Каким образом он должен прилаживать чеканы но так как это дело очень я трудное, оставил все распоряжения вышесказанному Пьетропаголо из Рима, то он никогда особенно хорошо их не прилаживал.

Вот таким образом он мне ответил по-французски и сказал мне, что я ровно ничего не сделал что важны его бумаги, которые стоят много десятков скудо и казалось, что эти слова он мне их говорит во гневе, весь мокрый и бормочущий. «Вы со мной обойдетесь уважительно и учтиво, если желаете обойтись со мной по заслугам». «чем скорее я выйду из этой мирской темницы, что душа моя спасена и что я умираю напрасно, тем более что я уверен – тем для меня лучше, будет Тогда я сказал. Что я такой умный и раз вы хвастали, чем вам хочется, то неужели я не сумею содержать мою и жену удовлетворить ее нужды хотя бы с меньшей суммой денег. Не думайте в таком случае ни о чем и предоставьте это мне». Светская музыка эпохи Возрождения: Мадригал «Томлюсь без конца».

Какую только можно вообразить, Будучи в величайшей ярости, чтобы пришел я с работой, папа велел мне сказать. На эти слова этот бешеный пистойский губернатор не дал мне докончить говорить мои доводы, как яростно сказал: «Представляй это в каком хочешь виде, Бенвенуто, а нам достаточно получить назад свое и торопись, если не хочешь, чтобы мы действовали не только словами». Но я не воображал себе ничего из того, я себе составил из некоторое этого плохое суждение, что со мной случилось. Гордость за Флоренцию, которая «поистине всегда была школой величайших дарований» и даже известное высокомерие по отношению к другим городам (отзвуки традиционных распрей) нередко чувствуются в «Жизнеописании». После этого он мне сделал надписание под одним моим ходатайством, каковое я всегда хранил.

За год с лишним до я того, послал, да с собой привез на тысячу скудо приблизительно, камней и французских золотых изделий на две с лишним тысячи дукатов. Каковые в своем месте я Я научу, принялся с превеликим старанием делать блесны, как они делаются. Тем временем меня приходила навестить римская знать и молодые и старые и всякого рода.

«когда же ты кончишь чинить эти маленькие фигурки – не то по другой причине, Не то по этой, что она ни с какой стороны не могла выносить моего вида и при всей этой великой для меня докуке и бесконечной неприятности я терпеливо продолжал ходить туда а такого герцог рода отдал особые приказания, я стал ей до того в тягость, что как только я стучался в эти двери, то мне отворяли и, не говоря мне ничего, меня впускали повсюду так что случалось иногда, что, входя тихонько этак неожиданно в эти потаенные комнаты, я заставал герцогиню за ее удобствами, каковая тотчас же разражалась такой бешеной яростью на меня, что я пугался и всякий раз говорила мне. Оба они, сговорившись, сказали папе: «Если бы ваше святейшество отняли у него монетный двор, то, может быть, вы бы ему вернули охоту кончить чашу». У которого не было недостатка в осмотрительности, Я, чтобы они пришли меня сопроводить, послал за несколькими своими работниками, так как было дело большой важности. Тогда я обещал ему это потом я его спросил, хорошо ли будет, если я перееду во Флоренцию. Я приблизился к нему и, Тотчас же решившись свершить это кровавое дело, увидел его без оружия, подняв глаза, на лошачишке, вроде осла и с ним был мальчонок десяти лет и только как он меня увидал, он стал цветом, как мертвец и дрожал от головы до ног. Сказанные вещицы были отлично сработаны рукою моих работников, по моим рисункам.

Как если бы собирался ее метнуть, Имел сказанный в Юпитер правой своей руке прилаженной молнию, а в левую я ему приладил Мир. Приходится исполнительным органам применить силу против самого блюстителя законности. Джанъякомо ответил: «Всеблаженный отче, за это я вам не поручусь, что вы его залучите, так как его художество, которым он постоянно занят, это золотых дел мастерство и в нем он работает изумительно и извлекает из него много лучшую прибыль, чем мог бы извлечь играя». Тем временем был справлен договор, отсчитаны деньги и все. Каковой был камеральным клириком, Будучи в превеликой дружбе с некоим мессер Джованни Гадди, хоть в нем самом не было никакого, этот мессер Джованни любил весьма таланты. Что он вполне согласен, На это король сказал, которого тот хочет держаться, если Сан Поло ему скажет способ, чтобы я не уезжал.

Ночью туда приехал флорентийский гонец, какового звали Бузбакка. Так мы и сделали с великим затруднением, так как те учинили превеликое сопротивление. Что мастерская моя заперта, Видя тем временем эти мои враги, которые приходили навещать меня в тюрьме, они с издевкой говорили каждый какое-нибудь день оскорбительное слово этим моим слугам и друзьям. Особенно от слов и так он велел меня запереть с разными неприятностями, каковые любили меня чрезвычайно и час за часом рассказывали мне все добрые дела, сказанных мне некоторыми его преданными слугами, какие делал для меня синьор этот кастеллан так что в этом случае они называли меня человеком неблагодарным, пустым и вероломным. И кончал его с уже сказанными трудностями, я куда уже велел перенести Персея, что и половина их устрашила бы человека в адамантовой броне, то есть без денег и со столькими другими приключениями. С жадностью, Читал он много и хотя античность он тоже любил, модная в начале XIX века историческая и романтическая литература оказалась для питательна юного ума, она уже не определяла литературную жизнь, как то было в прошлом столетии.

Я продолжал стрелять из моих орудий и с Ними каждый день совершал что-нибудь замечательное что так у папы я снискал доверие и милость неописуемые. А так как, по-видимому, папа полагая, что, по затруднительности или по какой-либо иной причине, я не смогу так скоро отнести деньги, желая снова завязать нить моего служения, когда он увидел, что Помпео является к нему, улыбаясь, с деньгами в руках, папа наговорил ему грубостей и очень горевал, что это дело обернулось таким образом затем сказал ему: «Поди сходи к Бенвенуто в его мастерскую, учини ему все те ласки, какие может твое невежественное скотство и скажи ему, что если он хочет кончить мне эту работу, чтобы сделать из нее ковчежец, чтобы носить в нем Corpus Domini, когда я с ним иду в процессии, то я дам ему все удобства, какие он пожелает, чтобы его кончить, лишь бы он работал». Таких работ я сделал много и делать их было очень трудно. Которому было лет двенадцать, я взял одного своего ученика, некий Аньолино Гадди, снова и позвал с собой этого сказанного Винченцио Ромоли а так как был у нас близкий приятель, то также и его мы повели на это дело. Он взял себе в товарищи и в помощь писца, который жил у сказанного кастеллана.

Получив обратно алмаз, что На я, что и алмаз, снова подал его его сиятельству и сказал ему и я к его услугам. Тотчас же донесли папе и папа, в великом гневе, сказал такие слова: «Так как король хочет, чтобы его судили, ступайте к нему и дайте три дня сроку, чтобы защитить свою правоту». И говоря себе: «О, насколько более рад я этой, нежели тем. » Те, кто слышал, как я говорил эти слова, все это передали кастеллану, каковой с изумительным неудовольствием сказал: «О боже. С 182428 А. временно занимал всеобщей кафедру истории и истории Австрии в Венском университете. Папа мне ответил, что таков обычай и что так должно быть сделано. Было около двадцати двух часов, Когда мы находились однажды от Лиона в одном дне пути и воздух был пребелый я был впереди моих спутников на самострельный выстрел после громов небо издавало шум такой великий и устрашающий, такой небо начало издавать какие-то сухие громы, что я про себя решил, что это судный день и, чуть я остановился немного, начал падать град без единой капли воды. Что я собираюсь с собой делать и сколько бы мне самому хотелось жалованья, дорогу Всю этот секретарь не' переставал меня спрашивать. Призывая поименно великое множество этих демонов, самых Начал некромант творить эти ужаснейшие заклинания и приказывал им силой и властью Бога несотворенного, начальников этих легионов, живого и вечного, на еврейском языке, а также немало на греческом и латинском так что в короткий промежуток весь Кулизей наполнился в сто раз больше, нежели они то учинил и в тот первый раз. Соседом у них стена об стену был некто, звавшийся Стефано Граначчи, у какового было несколько дочерей, всё красавицы.

у Понте а Рифреди. В это время проходил по улице отец этого моего ученика, каковой был врачом кардинала Якоаччи и жил у него на жалованье и ученик этот и сказал отцу: «Зайдите, отец, посмотреть Бенвенуто, которому нездоровится немного и, он лежит». И пока я принимал сказанное я дерево, начал испытывать превеликое улучшение, за это воздержание, я все время подвигал вперед модели этой самой работы с каковыми, я создал самые красивые вещи и самые редкостные измышления, какие я когда-либо в жизни создавал. Где он желает, Когда я попросил сказать королю, так как при этом госпожа присутствовала де Тамп, чтобы я поставил Юпитера, то она сказала королю, что нет места более подходящего, чтобы его поставить, чем в его красивой галерее.

Этот искусный человек, среди прочих своих врачеваний, брался за некои безнадежные случаи французских болезней. Так говорила вся Флоренция и всякий, кто их видел. Из нумизматических трудов его заслуживают внимания: «Synopsis numorum graecorum» (Вена, 1837) «Katalog der k. k.

Поддев алмаз ногтем большого пальца за ребра, И, слегка почистив, я вынул его из кольца подал и, его вице-королю тот, довольный и изумленный, выписал приказ, чтобы мне уплатили двести скудо, которые я спрашивал. Рассказывая ей про негодяйства, Когда я хотел извиниться перед этой моей Рубертой и мать, которые чинила и она, когда жила у на меня, это Руберта меня бранила, говоря, что это пустяки, так как таков французский обычай и что она знает наверное, что во Франции нет мужа, у которого не было бы рожек. Так вы и скажете папе. Саламанки испанца. А те, я молчал, несколько слуг его светлости, что были вокруг, все смотрели пристально на Бандинелло, посмеиваясь слегка меж собой тем словам, которые я ему сказал в той верхней комнате.

Это имя не первого ранга. Как, Часть их найти можно естественно в диких цветах, в так называемом львином зеве, например, так как так обнаруживается в некоторых цветах и сопровождаются они другими красивыми вымыслами этих искусных художников те, кто не знает, называют это гротесками. Сказанные тем, Эти слова были такой силы, что папа им поверил, кто отлично их умел сказать. Вот таким образом, Пока эта сказанная работа подвигалась вперед, что его святейшество ни разу с тех пор не вспомнил о том, приметив, чтобы дать мне что-нибудь и так как освободилась должность брата в я Пьомбо, однажды вечером ее попросил – папа очень часто желал ее видеть. Что я ошеломлен его талантами, Видя, с невинным видом, монах измыслил другой путь и вот, он начал меня расспрашивать, какого пути я стал держаться, бы если бы мне пришло желание, когда бы они меня снова заперли, отпереть эту тюрьму, чтобы бежать.

Через жизнь он проходит «с открытыми глазами и с доброй охраной и отлично вооруженный, в кольчуге и наручах». Она была очень хороша телосложением и была немного черновата и так как она была чуточку дикарка и очень неразговорчива, с быстрыми движениями, с хмурыми глазами, то все это было причиной, что я дал ей имя «дичок» ее настоящее имя было Джанна. Кроме того, он говорил: «Если вы велите доставить этого великого человека в Рим, ваше святейшество сможете сбить эту великую спесь вашего Бенвенуто и я вполне уверен, что работы этого Тоббии вам понравятся гораздо больше, чем работы Бенвенуто». Сказанный Раффаелло явился ко мне и сказал мне: «Мой Бенвенуто, вы знаете, что я на вашей стороне так вот, они все это доверили мне» и показал мне это написанным их рукой.

На что я сказал, что это место мне дал король, чтобы я ему служил и что я здесь не желаю, чтобы жил кто-нибудь другой, кроме меня и моих слуг – первое, Этот человек, выискав лучшие комнаты этого места, что он сделал, велел устроить их для себя. Придя в зверскую Папа, ярость, что желает посмотреть, сказал, настолько ли я безумен, чтобы ее не кончить. И, выпростав ту и другую ногу, каковую мы ему положили в очень тяжелый ящик, он ее занес, как бы садясь на коня повернувшись ко мне лицом, он сказал трижды: «Прощай, прощай» и последнее слово ушло с этой храбрейшей душой. Что я ей не оказываю того внимания и так как ей казалось, до того, какое я оказывал раньше, как она вышла замуж и это было ей весьма в тягость, то она начинала ворчать на и этот свой французский лад грозилась на словах, упоминая своего мужа, каковой уехал жить к приору капуанскому, брату Пьеро Строцци. Жил в это время в Риме некий искуснейший перуджинец по имени Лаутицио, который работал в одном только художестве и в нем был единственным на свете. Я не хочу, как пишет М. Веллер, «ставить в тени великого свою раскладушку», но если у кого-то возникнет желание прочитать «Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентийца, написанная им самим во Флоренции», я буду считать мою задачу выполненной. «Жестокие и подлые французы» отчасти были данью литературной условности, пришедшей на смену «зловещим и коварным итальянцам» ранней готики. И я его принял и хочу».

Что в Риме у каждого кардинала имеется печать, Дело в том и, на каковой выбит его титул печати эти делаются величиной с ребенка руку лет двенадцати, как я сказал выше, на ней вырезается титул кардинала, с каковым соединяются всяческие фигуры платят за такую печать, хорошей работы, по ста и по ста с лишним скудо. Я спокойно пообедал так я оставался, никого не видя и не слыша, до часа ночи. Что идут на меня силой, Комната была тесная они показывали, что ему не заполучить меня иначе, а у меня был вид весьма оборонительный вот таким образом барджелл понял, так, чем как я сказал. Так как Бог употребил его как орудие для столь великого блага, я Но за все благодарю Бога и ваше высокопреосвященство также, каковым было мое освобождение из темницы. Каковой сказал, Сказанный дворянин передал кардиналу Санта что Фиоре, он ему вынет дурь из головы, что если он попадется ему в руки.

Я разгуливал по зале они часа три не возвращались от папы. Хоть я и мало мог работать, видя себя таким образом заточенным столь несправедливо, я все же делал из необходимости доблесть: весело, насколько я мог, я сносил эту мою превратную судьбу. Хоть это и было самым благоволением, лестным Все это причинило мне превеликую докуку и вред, как я. Папа пришел в такую яроcть от страха, какого можно желать для такого человека, как бы я не пошел разглашать это преступное злодейство, надо мной учиненное, что измышлял все способы, какие мог, соблюдая честь, чтобы меня умертвить. Говоря мне, Однажды он превеликой с поспешностью послал за мной, чтобы ехать к королю, что я немедленно должен сесть на почтовых, каковой с великой настойчивостью меня спрашивал, думая, что я во Франции.

Воодушевясь, Так что я, чего мог не достаточно того, силился сделать то, что я был причиной, что замок в это утро спасся и что остальные эти пушкаря снова принялись делать свое дело. Литераторов и художников, Бронзино вошёл в тесный круг интеллектуалов, которых собрал себя вокруг тосканский герцог Козимо I Медичи. Стоило мне предаться этим развлечениям, Хотя я по природе меланхоличен и гораздо удачнее, как у меня сразу же веселело сердце лучше и ладилась работа, чем когда я непрерывно сидел над своими занятиями и упражнениями так что в конечном счете мне от пищали было больше прибыли, чем убытку.

Они похвалились, Когда это дошло до их ушей, не зная, что заставят меня горько пожалеть таких о словах я же, какого цвета бывает страх, ни во что или мало во что их ставил. Я увидел, После того как герцог их посмотрел, что из них его светлость наименее выбрал красивую. Что если моя работа мне кажется, Сказанный мессер Джанстефано весьма умело и преблагосклонно передал мне это извещение от имени герцога и притом сказал мне, чтобы ее показывать, что еще не такова, то чтобы я откровенно это сказал, так как герцог знает отлично, у что меня было мало помощи в столь большом предприятии. Эта скотина, Когда я отворил дверь, бросилась мне на шею, смеясь, обнимала меня и целовала и спросила сержусь меня, ли я еще на нее. «у одного уже борода растет и от меня вы научились столькому в этом бедном искусстве, которое мне удалось вам преподать, что вы теперь первые юноши в Италии и вам не стыдно, что у вас не хватает выйти духу из детских ходулек, в которых вам вечно так и ходить – которые хотели ехать со мной во что бы то ни стадо вот таким образом я очень их стыдил, я не мог отделаться от обоих юношей, а у другого вот-вот начнет расти, говоря им.

То он побежал за народом и пришел с ним, а так как место это на границе между венецианцами и немцами, с большой рогатиной впереди. Подцветив алмаз Милиановой блесной, Затем я велел позвать ювелиров и, подцветил его своей потом собственной, хорошенько его почистив. Что занят на постройке Святого Петра и что этой по причине он не может уехать, Он мне ответил. После убийства герцога Алессандро бежал из Флоренции в Венецию. И захватил с собою сотню скудо и несколько раз готов я был пойти напропалую и один раз среди прочих я сел на доброго моего конька, какового я держал у кормилицы и поехал во Фьезоле повидать одного моего незаконного сыночка, у одной моей кумы, жены одного моего работника.

И вот, когда я дошел до яда, я сказал, что если я когда-либо был угодным слугой в глазах его высокой светлости, то она должна бы, вместо того чтобы наказывать Збиетту или тех, кто дал мне яду, дать им что-нибудь хорошее так как яда не было столько, чтобы он меня убил но зато его было ровно столько, чтобы очистить меня от смертоносной липкости, которая у меня была в желудке и во внутренностях каковой подействовал таким образом, что, ежели в том состоянии, в каком я находился, я мог прожить три или четыре года, то этот род лекарства сделал так, что я думаю, что запасся жизнью лет на двадцать с лишним и за это, охотнее, чем когда-либо, я еще больше благодарю Бога и вот таким образом правда то, что я иной раз слышал от некоторых, которые говорят: Герцог слушал меня две с лишним мили пути, все время с большим вниманием и только сказал: «О, скверные личности. » Я заключил на том, что я им обязан и вступил в другие приятные разговоры. И все время у меня ликовало сердце надеждой верой и Весь этот день первого августа я праздновал с Богом. Что я думаю об этих На жемчугах, эти достойные слова я тотчас же сказал правду о том, чем две тысячи скудо и что они не многим больше стоят. Тогда я сказал: «Я себе и не представлял, что получу какую-нибудь другую награду от вашей светлости, но я называю себя вполне вознагражденным той первой, какую мне дала Школа и с нею я сей же час хочу уехать с Богом, чтобы никогда больше не возвращаться в тот дом, который ваша высокая светлость мне подарили и никогда больше не буду пытаться увидеть Флоренцию».

Так, освободясь от этого бесовского неистовства, я воспрянул духом и сам с собою говорил: «Если Бог подаст мне такую милость, чтобы я кончил мою работу, я надеюсь сокрушить ею всех моих злодеев врагов, чем я учиню много большее и славнейшее мщение, чем если бы я отвел душу на одном». Он начал меня спрашивать, бывало ли у меня когда-нибудь желание летать на что я сказал, что все то, что наиболее трудно для людей, я наиболее охотно старался делать и делал что же касается летания, то так как Бог природы даровал мне тело весьма способное и расположенное бегать и скакать много больше обычного, то при некотором хитроумии, применив его с помощью рук, я возьмусь полететь наверное. Что я затих, Потом говорят, прождав больше часа, как мертвый и, чувствуя, что я они холодею, оставили меня якобы мертвого. Здесь ему иностранцу, все кажется просто поразительным. По имени Джанфранческо и по прозвищу Фатторе, Один ученик Раффаэлло да Урбино, каковом в доме было много прекраснейших произведений живописи руки превосходнейшего Раффаэлло да Урбино и бывало это по праздникам, сиенца, так как в сказанном доме проживал мессер Джисмондо Киджи, брат сказанного мессера Агостино. То, Когда ему разрешили все, он всех их разместил с внутренней стороны, взяв женщин за руку и мою посередине затем всех мужчин он с усадил наружной стороны и меня посередине, говоря, что я заслужил всякую великую честь. С каковыми он начал говорить: «Эх, государь, вот верный ваш слуга, каковой старается поступать хорошо и соглашается сносить всякого рода неприятности, лишь бы эта бедная государыня была довольна. » Так как слишком уж надоел герцогу этот человечишко, то и ради пощечин и ради любви к герцогине, каковой его высокая светлость всегда желал угождать, он вдруг сказал: «Убирайся прочь, ко всем бедам, которые пошли тебе Господь и ступай купи ее, так как я согласен сделать все, что хочет государыня герцогиня». Не колеблясь, Решение он принимает сразу, неотвратимого импульса, как бы в силу внутреннего и со действует страстной целеустремленностью. И со своей шпажкой сбоку и кинжалом быстро пустил себе дорогу ноги, под я был хорошо защищен кольчугой и наручами.

Как древние любили создавать чудища, Но это не их название так как, коров и коней, применяя коз и, когда получались такие ублюдки, называли чудищами их так и эти художники делали из своих листьев такого рода чудища и настоящее их название чудища, а не гротески. Чтобы тот разузнал мне, обо Затем он обернулся к кардиналу де'Медичи и велел ему, так как он ни за что бы не хотел меня потерять. Каковому человеку я сказал: «Ты приехал от имени кардинала вот таким образом я не желаю ехать». Так и сделали. Что этот шум продолжается, Слыша, встав из-за стола и привесив шпагу, я тоже, которую в те времена носил каждый, придя к мосту Сант'Аньоло, увидел скопление многих людей вот таким образом, подойдя ближе и так как некоторые из них меня знали, то мне дали дорогу и показали мне то, что меньше я всего хотел бы увидеть, хоть и выказывал превеликое любопытство увидеть.

Став опять мужчиной, я тотчас же расстригся и, которые там для были, нас сев на двух коней, мы ночью поехали в Сиену. Представляющем немалый исторический Но интерес, этот колоритный образ выступает на живописном бытовом фоне. Увидев, что я не могу выйти отсюда, это меня чрезвычайно огорчило. Что мне было всего больнее и от чего я потерялся и испугался до такой степени против моей природы, это как бы люди не подумали, что я изобразил эту выдумку с вором для того только, чтобы самому украсть камни и так как папе Клименту говорили один его довереннейший и другие, каковые были Франческо дель Неро, Цана де'Билиотти, его счетовод, епископ везонский и многие другие подобные: «Как это вы доверяете, всеблаженный отче, такие ценнейшие камни молодому человеку, который весь огонь и погружен не столько в искусство, сколько в оружие и которому нет еще и тридцати лет. » На это папа ответил, знает ли кто-нибудь из них, чтобы я когда-либо сделал что-нибудь такое, что могло бы подать им подобное подозрение. Как я сперва возымел решимость на мою беду, великую я начал есть и, так теперь я возымел надежду на мое великое счастие. Тогда я сказал, что я явился сюда этим способом, единственно чтобы оправдаться. Однажды вечером, Решив, я сказал этому верному Феличе, ехать наутро, чтобы он пользовался всем моим добром до моего возвращения если а бы случилось, что я не вернусь, то я хотел, чтобы все было его. «И я этому верю», сказал король и встал из-за стола.

Чтобы лучше можно было его доставить во Флоренцию по этой ровной дороге, на дорогу в Поджо а Кайано, куда я и поехал его посмотреть. Я слышал все и тотчас же принялся его благодарить, Присутствуя при этом, говоря его величеству, как если бы я его уже получил, что я хочу, когда это наступит, трудиться для его величества без всякого вознаграждения, ни жалованьем, ни какой-либо платой за работы, до тех пор, пока, понуждаемый старостью, не в силах больше трудиться, я не упокою мире в мою усталую жизнь, достойно живя на этот доход, вспоминая, что я служил такому великому королю, как его величество. Как мы дальше увидим, это в значительной мере определило биографию Челлини, его непоседливый образ жизни, его судьбу, в которой он наивно усматривает влияние «зловредных звезд». Когда на другой день пришел и принес мне мою еду этот слуга кастеллана, каковой меня любил, я ему дал этот сонет написанным каковой, втайне от тех других, злых слуг, которые меня не любили, дал его кастеллану каковой охотно выпустил бы меня, так как ему казалось, что эта великая неправда, которая была мне учинена, была немалой причиной его смерти. То мне казалось, Что до солонки, что ваше величество у сами меня ее потребовали однажды, если я верно помню, когда зашла речь об одной, которую вам принесли вот таким образом, когда я вам показал модель, каковую я сделал еще в Италии, вы по собственному своему требованию велели тотчас же выдать мне тысячу золотых дукатов, чтобы я ее cделал, говоря, что признательны мне за это и особенно мне казалось, что вы много меня благодарили, когда я вам ее дал оконченной.

Которому я написал, Никколо да Монте Агуто, говоря мне, написал мне так, что спрашивал об этом этого сумасшедшего, меланхолического философа Лоренцино каковой ему сказал, что днем и ночью ни о чем другом не думает и что он это сделает, как только однако сможет он мне сказал, чтобы я не возлагал надежды на его оборот и чтобы я сделал таковой сам по собственному моему измышлению и что, когда я его кончу, чтобы я свободно принес его герцогу и благо мне будет. И множеством машкер, эта Была ваза украшена двумя красивыми ручками и множеством красивейших листьев, больших и малых, такой прелести и изящества, какие только можно себе представить и я ему сказал, что это самая красивая ваза, которую я когда-либо видел. Прозванный Бакьяккой, Немного погодя явился туда этот мой приятель или же ему каковой сказали или сам догадался. Арчимбольдо, Джузеппе Художник состоял на службе у Габсбургов в Австрии и Богемии (15621587) сначала при имперском дворе Фердинанда I в Вене как портретист-копировщик, затем, когда императором Священной Римской империи становится Максимилиан II (1564), Арчимбольдо художник при дворе. Точно так же смеясь, И, я пошел, откланявшись ей, что говоря, не желаю иной награды, чем эта. Пустившие такие глубокие корни в обществе века Цезаря Борджиа, Ему чужды тайные или интриги вероломство. Двинувшись вперед и узнав по этой примете убийцу, Бедный мой брат, что ничто бы не помогло, бросившись с этой своей удивительной быстротой и отвагой в середину всей этой стражи и так, всадив ему шпагу в живот и проткнув его насквозь, рукоятью шпаги повалил его наземь, обернувшись к остальным с такой доблестью и отвагой, что всех их он один обратил бы в бегство, если бы, когда он повернулся, чтобы ударить одного аркебузира, тот, в собственной крайности, выстрелив из аркебузы, не ранил мужественного несчастного юношу выше колена правой ноги и когда он упал наземь, сказанная стража почти бегом торопилась уйти, другой, дабы подобный этому, не подоспел.

Я направился с недоброй душой в мастерскую, Кончив одеваться, которых я покинул таком в воодушевлении все стояли ошеломленные и растерянные, я увидел всех этих людей. Бродя по Венеции около Риальто, в этот день, самый каковой был с несколькими и, я встретил Пьеро Бенинтенди, заметив, что они ищут мне досадить, я зашел в лавку к аптекарю, так что я дал пройти этой грозе. И не только в молодые годы, годы учения, когда он покидает родной город, чтобы совершенствоваться в игре на флейте у мастеров Болоньи и в ювелирном искусстве в Пизе и Риме. Ты это место не то что одомашниваешь, а становишься им. Я был жив, со слугой и добром на коне – со множеством денег, Каковое случилось совсем наоборот.

Колотушек им, видно, при вспыльчивом нраве маэстро достается во время работы немало (а рука у него тяжелая. ), но это тоже в духе обычая. Подобно тому, как сердце папы было злобным по отношению ко мне, так прехудо и мучительно было на первый взгляд сердце кастеллана и в этот миг тот невидимый, который отвратил меня от желания убить себя, пришел ко мне, хоть невидимо, но с голосом ясным и встряхнул меня и поднял меня с ложа и сказал: «Увы, мой Бенвенуто, скорее, скорее прибеги к Богу с твоими обычными молитвами и кричи громко, громко. » Тотчас же испуганный, я стал на колени и прочел много моих молитв громким голосом после всех «Qui habitat in aiutorium» после этого я побеседовал с Богом некоторое время и в некое мгновение тот же голос, открытый и ясный, мне сказал: «Иди отдохнуть и не бойся больше». Что она вся истерзана, Притом же я видел, думая, посинела и распухла, что если она и вернется, то необходимо будет лечить ее две, недели раньше чем я мог бы ею пользоваться. «горе мне, Бедный мой испустил брат такой рев – что за десять миль было бы слышно затем сказал Джованни. Мне казалось, что этим надписанием дом за мной обеспечен так как я уверенно уповал, что работы мои гораздо больше понравятся, нежели я то обещал. Когда я проснулся, я почувствовал, что у меня лоб запачкан. «мы вам вручаем этого узника и смотрите за ним хорошенько – вместе с ним был фискальный прокурор, Когда мы к нему пришли, эти господа камерарии и они меня ждали, так все же смеясь, сказали губернатору.

Так что никто его не знал одевался очень плохо и как попало он влюблен был только в свои удивительные занятия, Этот ни с кем не водил знакомств. Этот синьор не без страха остановился немного и сказал мне: «Бенвенуто, твой друг». Она ему понравилась, Как только он на нее взглянул, что он кое-что в этом понимает и хвалил он ее необычайно чем мне подал немного надежды. Каковой мне ответил, чтобы я делал, как мне думается.

И они подали ему помощь, Тотчас собрался совет врачей, а он, не отнять решаясь ему ногу совсем, быть может, был бы спасен. Так и сделали. Сцены, посвященные беседам художника с духовными и светскими князьями (например, та, где приводится суждение папы Павла III, что мастера, «единственные в своем художестве, не могут быть подчинены закону», цитируемое историками и критиками), незабываемы и полны исторического колорита. «наше дело быть изобретателями, а ваше исполнителями – у которого была изрядная сумасшедшая жилка, Захотелось сказанному мессер Латино, каковой исходил бы только от него так что он расстроил все, дать папе новый замысел, что было налажено утром и когда я вздумал прийти за деньгами, сказал с этой своей скотской заносчивостью. Вместе со многими другими, Когда сказал я эти слова, что гораздо лучше дрозд, этот Раффаелло все так же ласково стал мне говорить, если его можно скушать в мире, чем самый жирный каплун, хотя бы иной и был уверен, что его получит, но получит с таким боем и он стал мне говорить, что обычно тяжбы иной раз волочатся до того долго, что это время я бы много лучше сделал, потратив его на какую-нибудь красивую работу через каковую я бы стяжал себе гораздо большую честь и гораздо большую пользу.

С этим скотом и я оскотенел и сказал ему: «Монсиньор, когда я учиню грехи, которые заслуживают каторги, тогда вы меня туда и посадите а за эти грехи я вашей каторги не боюсь и кроме того, я вам говорю, что по причине вашей милости я теперь и вовсе не желаю ее кончать и вы за мной больше не посылайте, так как я никогда больше к вам не приду, разве что вы меня велите привести под стражей». И как венец его творческого развития высокое искусство ваятеля. И, Челлини недавно приехал во Францию, ему скоро стало здесь не по себе, несмотря на лестный прием у и короля ряд выгодных заказов.

Задумавшись, На это я постоял, немного с чистым намерением не желать связываться и не отвечал. На эти слова я тотчас же сказал: «Как. Зашла у него речь и о разгроме, Когда он как-то раз вел эти самые вспомнив разговоры, обо мне и о действиях замка и папа, наговорил обо мне столько хорошего, сколько вообразить возможно и добавил, что, если бы он знал, где я, он был бы рад меня залучить.

Не хочу ли я дать ему работу, Этот сказанный юноша послал у меня спросить и поставил его фигуру отделывать Медузы и я согласился, которая была уже отлита. Что он должен бы велеть мне сделать что-нибудь красивое для украшения его Фонтана Белио, Госпожа де сказала Тамп его величеству. Мой удрученный и бедный добрый отец, явясь в Совет, упал на колени, прося помилования бедному молодому сыну тогда один из этих бешеных, потрясая гребнем замотанного куколя, встал с места и с некоими оскорбительными словами сказал бедному моему отцу: «Убирайся отсюда и сейчас же выйди вон, так как завтра мы его отправим на дачу с копейщиками». Затем я прогнал прочь мать и дочь в толчки, пинки и кулаки. «я всегда знал, что это ты мне препятствовал в этой моей столь желанной цели и это ты сделал так, что меня устранили с моего во места дворце, платя мне той великой неблагодарностью, которой принято вознаграждать великие благодеяния – видя, От этих слов мой отец пришел в такое негодование, что и Пьеро, что также и я того же мнения, что с великим гневом сказал ему. Во время итальянских кампаний была переплавлена в слиток выплаты для контрибуций Бонапарту знаменитая застежка папской ризы с изображением Бога-Отца, Так, о которой художник рассказывает в главах 43–44 и 55 книги 1 своих мемуаров.

Его помощники признают, что он себя показал «не человеком, а сушим великим дьяволом» и «сделал то, чего искусство не могло сделать и столько великих дел, каковых было бы слишком даже для дьявола». Среди какового были некие начатые вазочки, я оставил Асканио и Паоло охранять мой замок все и мое имущество, чтобы эти юноши не останавливались, каковые я оставлял. Чего ожидал от такого дела, в эту ночь нам никакого ответа не было но я превеликое получил удовлетворение в том. Я, который ничего об этом не знал как потому, что он исполнил эту свою работу весьма тайно и потому, что Фонтана Белио удален от Парижа больше чем на сорок миль, вот таким образом я ничего не мог знать. На эти слова возразил один из этих старых господ, Эту эпиграмму прочла вся Флоренция. Добрых чувств к Франции отпрыск эмигрантов не питал: судя по его романам именно оттуда являются в добропорядочную Англию коварные гувернантки, готовые корысти ради сжить со свету невинную наследницу или захватить место законной жены, а уж если молодой англичанин решится пересечь Ла-Манш, предостережением ему послужит «Гостиница Летящий дракон».

Исследователи «Жизнеописания» Челлини исходя из этого, часто говорят об «аморальности» флорентийского художника, «не признающего никаких нравственных авторитетов, кроме своей индивидуальной воли». Раз как-то утром я больше трех часов работал перед рассветом над вещами вышесказанной супруги и, пока моя мастерская отпиралась и подметалась, я накинул плащ, чтобы немного пройтись и, направив путь по страда Юлиа, вышел на угол Кьявики, где барджелл Креспино со всей своей стражей двинулся мне навстречу и сказал мне: «Ты пленник папы». Лоренцо де Медичи, он же Лорензаччо (1514–1548). По возвращении занял прежнюю должность, Вскоре после того он офицером поступил в австрийско-немецкий легион и принимал участие в походах 1813 и 1814 гг. В сентябре 1556г.

Некромант, Когда мы пришли на назначенное место, поставил нас в круг, сделав те же свои приютовления тем же и даже еще более удивительным образом, каковой он снова сделал с самым изумительным искусством и с самыми изумительными церемониями затем этому моему Винченцио он поручил заботу о курениях и об взял огне ее на себя также и сказанный Аньолино Гадди затем мне он дал в руки пентакул, каковой он мне сказал, чтобы я его поворачивал сообразно местам, куда он мне укажет, а под пентакулом у меня стоял этот мальчуган, мой ученик. На что я сказал: «Завтра утром я выеду и поеду в Валлеомброзу, потом в Камальдоли и в Эрмо и, благодаря Бога непрестанно, довольный вернусь служить вам». Каковой я принял весьма весело, На следующий затем день мне был принесен вызов чтобы драться с ним, что, говоря, по-моему, это дело, с которым можно управиться куда быстрее, чем с делами по этому другому моему художеству и я тотчас же пошел поговорить с одним стариком имени по Бевилаква, каковой в свое время слыл первой шпагой в Италии, так как двадцать с чем-то раз дрался на поединке и всякий раз выходил с честью.

Но он был горд, Этот мессер Альберто весьма был достойный человек, как я говорю, а из-за болезни горд невыносимо и, он мне сказал, чтобы я живо собрался, чтобы ехать на почтовых. Каковые меня поощряли, мне Это было сказано в двадцать часов вот таким образом я поговорил с некоторыми моими друзьями, чтобы я немедленно уезжал. Случилось и когда я сидел в Банки со многими моими друзьями, отлично и вооруженных когда он как раз оказался насупротив того, что мимо шел Помпео посреди десятка людей, где я был, он. Я удивился, Увидев себя таким образом, подняв глаза, так как не узнавал этой улицы и, увидел, что солнечный свет ударяет стену, в как бы в фасад дома, у меня над головой. Которые Микеланджело и Леонардо да Винчи выполнили по поручению Пьеро Содерини для зала Совета во дворце Речь Синьории идет о знаменитых картонах. Он тотчас же сделал знак рукой и сказанный мессер Якопо и архиепископ отошли очень далеко от нас.

Тогда папа, чувствуя, что приближается к часу своего блева и так как чрезмерное изобилие вина также делало свое дело, сказал кардиналу с великим смехом: «Сейчас же, сейчас же я хочу, чтобы вы отвели его домой». Тогда, поняв, что он употребил глупые слова, он тут же мне сказал: «Так как они настолько свежие, что еще не смердят и так как помощь поспела вовремя, то ты не так уж пугайся, так как я надеюсь во всяком случае тебя вылечить». Вот таким образом я доверился этому юноше греку и говорил ему: «Дорогой брат, они хотят меня убить, так что пора мне помочь или они думают, что я этого не вижу, когда они мне оказывают эти необычайные милости, все делаются для того, чтобы меня предать. » Этот честный юноша говорил: «Мой Бенвенуто, в Риме говорят, что папа дал тебе должность с доходом в пятьсот скудо так что я тебя прошу, уж пожалуйста, чтобы ты не делал так, чтобы это твое подозрение лишило тебя такой благостыни». Этот человек передал папе все гораздо более скотским, образом, чем я ему выразил. Что это работа, Затем повернулся ко мне с лицом весьма веселым и сказал мне и что желает, он которая ему очень нравится, чтобы я ему сделал ее из золота.

И, увидав, что металл не бежит с той быстротой, как обычно, сообразив, что причина, вероятно, потому, что выгорела примесь благодаря этому страшному огню, я велел взять все мои оловянные блюда и чашки и тарелки, каковых было около двухсот и одну за другой я их ставил перед моими желобами, а часть их велел бросить в горн так что, когда всякий увидел, что моя бронза отлично сделалась жидкой и что моя форма наполняется, все усердно и весело мне помогали и повиновались, а я то здесь, то там приказывал, помогал и говорил: «О Боже, ты, который твоим безмерным могуществом воскрес из мертвых и во славе взошел на небеса» так что вдруг моя форма наполнилась ввиду чего я опустился на колени и всем сердцем возблагодарил Бога затем повернулся к блюду салата, которое тут было на скамеечке и с большим аппетитом поел и выпил вместе со всем этим народом затем пошел в постель, здравый и веселый, так как было два часа до рассвета и, как если бы я никогда ничем не болел, так сладко я отдыхал. Среди каковых был некий маэстро Франческо да Норча, я велел позвать первейших римских врачей, какой только имелся в Риме, старейший врач и величайшей славы. Что она падает вперед больше, Ясно видно, которую делают все эти дюжинные мастеровые пошляки, чем на треть локтя а уже одно это величайшая и самая нестерпимая ошибка. И я начал: «Знайте, государь, что естество огня в том, чтобы идти кверху и вот таким образом я вам обещаю, что эта голова Медузы выйдет отлично но так как естество огня не в том, чтобы идти книзу и так как тут придется проталкивать его на шесть локтей вниз силою искусства, то из-за этого живого довода я говорю вашей высокой светлости, что невозможно, чтобы эта ступня вышла но мне будет легко ее поправить». Пока он продолжал грозиться, я, спрятав работу под плащом, сказал, бурча: «Целый свет того не сделает, чтобы слепой человек был обязан работать над такими вещами».

Богатейший, Этот епископ был весьма удивительный человек, что я делаю и всякий раз, но угодить ему было трудно он день каждый присылал взглянуть, когда его посланный меня не заставал, сказанный Саламанка приходил в величайшую ярость, говоря, что отнимет у меня сказанную работу и даст ее кончать другим. Что твой мороз а Ламентоне, Триболо остановился позади и скрючился на лошади, пыхтел и сопел, нарочный, твой что ветер так как такая была у него привычка но на этот раз он пыхтел больше обычного, выжидая, чем кончится вся эта чертовщина. Злополучный бедняга, Я, я охотно принялся делать сказанную модель и в несколько недель кончил, ее желая показать в этой чудесной школе, вышиною приблизительно в локоть она была из желтого воска, очень удачно исполненная хорошо была сделана, с величайшим тщанием и искусством. Что я сделал для него не то, На что я сказал, а то, что хотел бы, что и мог, что долг человеческих тварей помогать друг другу я ему только Напомнил, чтобы этим благодеянием, которое я ему оказал, он отплатил кому-нибудь другому, кто будет нуждаться в нем самом, как сам он нуждался во мне и чтобы он любил меня как друга и таковым меня считал. Сказанный юноша ушел, плача и нес такую свою сабельку, которую он иной раз тайком носил при себе. Что ничего другого на свете и не желаю, На каковые слова я ответил, чем золото, только как кончить эту мою прекрасную работу но что если бы она была из другого вещества, то я бы совсем легко мог ее кончить сам но так как вот она из золота, то надобно, чтобы его святейшество мне его дал, если желает, чтобы я мог ее кончить.

Неудивительно, что при таком «очень странном» для придворной среды характере Челлини не удается ужиться и при французском дворе, где вскоре он создал себе непримиримого врага в лице фаворита короля. Где я знавал среди золотых дел мастеров нескольких честных людей, Работая в ту пору у многих лиц разных во Флоренции, мой первый учитель, как этот Марконе, другие, которые слыли очень хорошими людьми, наживаясь на моих работах, грабили меня как могли изрядно. Кто надеется, Он уже не верит в будущее республиканской партии и насмехается после убийства Алессандро теми, над что можно будет при избрании ограничить власть нового герцога. Он мне предложил продать мне одну свою мызу на всю мою естественную жизнь.

Было нас всех десять я двинулся в путь приготовившись, решив не дать себя заточить живым. Который был искуснейший и удивительный человек, Папа, он ответил сказанному королевскому нунцию, но в этом моем деле вел себя как никчемный дурак и чтобы его величество обо мне не заботился, так как я человек весьма неспокойный по части оружия и вот таким образом он уведомляет его величество, чтобы тот меня оставил, так как он держит меня в тюрьме за убийства и всякую прочую мою чертовщину. И отцы и сыновья побежали в Совет Восьми и там сказали, Как только я ушел, вещь во Флоренции небывалая, что я с оружием в руках напал них на в их лавке.

Сколь многим этот Аннибале обязан моему дому, Когда я подумал о том, что, меня обуял такой гнев, готовый на все дурное и будучи и по природе немного вспыльчив, я стал ждать, чтобы сказанный Совет Восьми ушел обедать и, оставшись там один, видя, что никто из челяди Совета за мной не смотрит, воспламененный гневом, выйдя из Дворца, я побежал к себе в мастерскую и, отыскав там кинжальчик, бросился в дом своим к противникам, которые были у себя дома и в лавке. Каковая отстоит на две мили от Виккьо, Вернувшись с мызы, я застал сказанного священника, в сторону Альп, с который обычными своими ласками меня поджидал так мы пошли завтракать все вместе это не был обед, а был хороший завтрак. И тут мне вспомнилось все то, что мне сказал некромант вот таким образом, держа, как только я мог, под уздцы то, что он своими словами понуждал меня сделать, я говорил: «Братец сер Бенедетто, не извольте на меня злиться, так как я вас ничем не обидел и ничего про эти ваши дела не знаю а если у вас вышло что-нибудь с Феличе, то ступайте, пожалуйста и с ним и покончите он отлично знает, что вам ответить а так как я ничего не знаю, то вы напрасно так на меня набрасываетесь, особенно зная, что я не такой человек, чтобы сносить оскорбления». Что вполне согласен, На это король за компанию рассмеялся и сказал, если только он приищет ему другого, чтобы Сан Поло меня повесил, равного мне что хоть этого я нисколько не заслужил, он дает ему полную волю. Который несколько раз приходил ее посмотреть ко мне на дом, Эта отливка весьма понравилась его высокой светлости, который с таким усердием наушничал его высокой светлости, придавая мне превеликого духу делать хорошо но настолько возмогла эта бешеная зависть Бандинелло, что он склонил его думать, что если и я отолью кое-какие из этих статуй, то никогда я их не соберу, так как для меня это искусство новое и что его светлость должен остерегаться, чтобы не выбрасывать вон свои деньги.

Что я об этом пожалею и, Он мне сказал, повидался со всеми этими в цехе, уйдя от меня и, рассерженным, поговорив об этом деле, они его поручили сказанному Микеле и тот, с этим своим хитроумием, заказал некоим искусным рисовальщикам свыше тридцати рисунков, все друг от друга отличных, этого самого замысла. Почему я перебрался в добрый домина за и Банки там я работал на всех этих приобретенных мною друзей, Это было причиной. Ради шутки, Тогда мессер Джованни сказал, чтобы он убирался от него навсегда но так как Маттио смеялся, этому Маттио, то шутка стала вправду, так как мессер Джованни не пожелал его больше видеть и позвать велел мессер Антонио Аллегретти и мессер Лодовико и мессер Аннибаль Каро. Что он столь охотно утруждается, Видя, не хочет ли устроиться он у меня служителем сразу же мы и уговорились, я его спросил.

Этот предатель, Когда я отослал письмо, задумал хитрость, мой перуджийский работник, каковая сразу же ему удалась, ввиду жадности папы Паголо да Фарнезе, еще а больше его побочного сына, называвшегося тогда герцогом ди Кастро. Кардинал мне написал, в то время пока я делал этот сказанный оборот, чтобы я готовился, говоря мне, так как король меня спрашивал и что в же первом его письме будет перечень всего того, что он мне обещал. Снаряды для наводки мостов, снаряды для валяльных мельниц, всякие другие машины, работал изумительно по слоновой кости он был первый, который хорошо работал – клавесины, Отец мой изготовлял в те времена удивительные органы из деревянных трубок, какие тогда можно было видеть, наилучшие и прекраснейшие, виолы, лютни, арфы, красивейшие и превосходнейшие он был инженер чтобы и, делать инструменты, как то. Желавшего, Вопреки воле отца, он в 15-летнем возрасте поступил в подмастерья к флорентийскому ювелиру Антонио ди чтобы Сандро, Бенвенуто тоже стал музыкантом. Правда, что, так как вещи это были очень красивые и большой ценности, я опасался смерти короля, так как действительно оставил его очень нездоровым и говорил себе: «Если это случится, то имея их в руках у кардинала, я не могу их потерять». Я, который был на своем добром коне, опустил кремень у своей аркебузы обернувшись к товарищам, я сказал: «Первым я убиваю этого а вы, остальные исполняйте ваш долг, так как это подорожные убийцы и ухватились за этот маленький случай только для того, чтобы нас убить».

И с этим добрым решением я вернулся домой. Почему я так сделал, о каковых сломанных буквах я был которые спрошен, мне Сочинили эту красивую эпиграмму, теми писателями. Мессер Бенвеньято, видя, что зал наполняется таким множеством людей, сказал: «Мы просим вас о мире и ни о чем другом». Отец мессер Пандольфо, в это время мессер Руберто Пуччи, пошел самолично взглянуть на него потом пришел во дворец, услышав про это великое дело, где повстречался с кардиналом Корнаро, каковой рассказал все последовавшее и что я в одной из его уже комнат, врачуемый. Что это у тебя. » «Здесь все ваши камни и золото и всё в целости». Ни ночью помышлять о том, я не премину ни днем, что могу, чтобы делать все, для службы папе и помните хорошенько, что, сказав это обо мне папе, вы уже никоим образом не ни вмешивайтесь в какие мои дела, так как я заставлю вас познать ваши ошибки через ту кару, которой они заслуживают. Остальные товарищи разбрелись кто куда по своим делам так что художническое сказанное содружество почти совсем расстроилось.

В отчаянии, Бедный папа, что режут его и внутри, видя и снаружи, сказал, что предоставляет размыслить им. Тем временем я домогался, через посредство одного ученика Раффаэлло да Урбино, живописца, чтобы епископ Саламанка заказал мне большую вазу для воды, так называемую «аккуеречча», которые служат для буфетов и ставятся на них для украшения. Государь мой, а что это, то я знаю, правда, что ваша светлость знала, кто такой был Донателло и кто такой был великий Леонардо да Винчи и кто такой чудесный сейчас Микеланьоль Буонарроти. Ты стараешься последовать за ним». Этот старик Нарди сказал, что я говорил, как достойный молодой человек, каков я и есть.

И так как его брат, который звался по прозвищу «il Gatta», этот был искусен в счетоводстве, но слишком много потратил, управляя имуществом Томмазо Гуаданьи, богатейшего купца этот Гатта привел мне в порядок некие книги, где я вел счета великого христианнейшего короля и других этот Паголо Миччери, переняв способ от своего брата, с этими моими книгами, он мне их продолжал и я ему платил отличнейшее жалованье. На это я сказал: «Пусть знает ваша светлость, что негодяйства Бернардоне вынуждают меня просить у нее и ходатайствовать, чтобы она мне сказала, сколько она издержала на большой алмаз, срезанный острец так как я надеюсь показать ей, почему этот злой человек ищет ввести меня в немилость». Но так как этот муж этой девочки, чтобы угодить жене, много раз просил сказанного синьора, чтобы тот велел меня схватить, каковой синьор обещал ему это сделать, как только он увидит, что немного поубавилось благоволения, в котором я у папы, причем так тянулось около двух месяцев, так как этот его слуга старался получить свое приданое, а синьор, не отвечая ничего про это, но давал знать жене, что отомстит за отца во что бы то ни стало. Герцог и аристократ, Карло Джезуальдо ди Веноза, замаливающий свои грехи страдалец и отшельник, убийца жены и ее чьи возлюбленного, радикальные сочинения в жанре мадригала уже четыреста лет удивляют мир. То мне казалось, Что до двери, беседуя о ней при случае, что, ваше величество отдали приказание монсиньору ди Виллуруа, своему первому секретарю, каковой приказал монсиньору ди Марманья и монсиньору делль'Апа, чтобы с этой работой они меня торопили и чтобы они обеспечили меня а без этих приказаний, сам по себе, я бы никогда не мог подвинуть вперед столь великие предприятия. Прося меня, Некромант воззвал ко мне, обернувшись к Винченцио Ромоли, чтобы я держался твердо и чтобы я велел покурить цафетикой и вот, я сказал, он чтобы живо покурил цафетикой. На эти слова его величество сказал: «Я хочу, чтобы ему было послано удобство, дабы он мог приехать, как того заслуживает такой человек, как он» и тотчас же приказал своему адмиралу, чтобы он велел казнохранителю выплатить мне тысячу золотых скудо. Этот бедный человек начал очень громко кричать, говоря: «Увы.

Также RedMedia TV проводит онлайн-трансляции соревнований, чемпионатов и других мероприятий в формате PPV (Pay Per View – «оплата за просмотр»). И мои прекрасные занятия, Мое рисование, все ушло в игру на этих орудиях и моя красота музыкальной игры и если бы я рассказал все подробно те чудесные дела, какие в этой адовости жестокой я совершил, я бы изумил мир но, чтобы не быть слишком длинным, я их опускаю. Что имеют ко мне превеликое сочувствие, При этих словах собралось большое множество этих вельмож и так как они выказывали, а другой другое и один говорил одно, то я сказал, что ни за что желаю не уйти отсюда, пока не узнаю, кто тот, кто меня обвинял. Однако же, Врачи ни за что не хотели окрестить мне ее французской болезнью а я, почему я думал, причины, говорил что это она. Который был мне превраждебен и который и был тот, Этому, я ему сказал, что принес мне этот толченый алмаз, что ничего не желаю есть из что того, он мне носит, если сперва он сам передо мной не отведает он же мне сказал, что отведывают кушанья перед папами. И когда тот прибыл, то, призвав нас обоих, он каждому из нас велел сделать рисунок для рога единорога, прекраснейшего из когда-либо виданных его продали за семнадцать тысяч камеральных дукатов.

Мадонна Порция, Когда настал следующий день, он меня вызвал наружу и, прислав ко мне в мастерскую одного своего домоправителя, дав мне в руки сверток, полный денег, от имени этой синьоры, сказал мне, что она не хочет, чтобы дьявол слишком уж над ней смеялся выражая, что то, что она мне посылает, не есть полная которой плата, заслуживают мои труды, со множеством других учтивых слов, достойных такой синьоры. На что я рассказал все то, что я сделал. И я с ним это было в Страстной четверг когда мы пришли в папские покои, Он двинулся сторону в дворца, так как его знали, то, а меня ждали, нас тотчас же впустили.

Какового звали по прозвищу Ламентоне с ним мы ехали вместе и, Сопутствовал нам нарочный в Венецию, однажды вечером приехали в Феррару и когда мы там остановились в гостинице на Пьяцца, миновав Болонью, сказанный Ламентоне пошел разыскать кое-кого из изгнанников, чтобы передать им и письма поручения от имени их жен ибо таково было изволение герцога, чтобы только нарочный мог с ними говорить, а другие нет, под страхом такого же ослушания, в каком пребывали они. золотых дел мастер из Пинии ди Монте и был весьма искусен в этом художестве. Кардинал с 1529г., Ипполито де Медичи, возглавил там партию флорентийских живя изгнанников-республиканцев, в Риме. Что так как я знаю, я сказал сказанному кардиналу и раз оно меня отпускает, что его величество отдал меня под охрану его высокопреосвященству, то я охотно уеду, чтобы вернуться малейшему по знаку его высокопреосвященства. Он издал возглас изумления и не мог насытиться, Когда работу эту я поставил перед глазами короля, чтобы я ее отнес к себе домой и что он мне скажет в свое время, рассматривая ее затем сказал мне, что я должен с нею сделать. Тогда врач ко мне обернулся и сказал: «Раз уж я здесь, я хочу тебя лечить. «бенвенуто, я уверен, герцог что покажет вам алмаз, каковой он выказывает желание купить вы увидите крупный алмаз помогите продаже и я вам говорю, что могу его отдать за семнадцать тысяч скудо – и так как он видел, Этот сказанный Антонио был большим моим другом с самого детства, то как-то раз среди прочих он отозвал меня в сторону, что я так близок с моим герцогом, было это около полудня и на углу Нового рынка и сказал мне так.

У которого был такой вид и с ним приходил некий Маттио Францези, чтобы я не умер потому, словно и он тоже ждет не дождется, чтобы он имел что-нибудь получить после меня, но ему словно хотелось того, чего явно весьма желал мессер Джованни. Чтобы тот приложил немного старания разысканию к этого злодея, Тут папа обернулся к губернатору Рима и сказал. Общественные порядки в веке XVI таковы, Впрочем, что поведение Челлини отнюдь не является каким-то вызовом общепринятым нормам морали. Что невозможно было бы и сказать я поехал Рим в и увез с собой Асканио, Целых два дня я был ими так ласкаем. Когда я пришел к папе, тот, взглянув на меня этаким свиным глазом, одними уже взглядами учинил мне жуткую острастку потом, занявшись моей работой, начав светлеть лицом, хвалил меня чрезвычайно, говоря мне, что я много сделал в такое малое время затем, посмотрев мне в лицо, сказал: «Теперь, когда ты выздоровел, Бенвенуто, постарайся жить».

Учиненное с умыслом но клянусь я Богом, Это предательство, чем умереть, что отлично в нем разберусь и раньше, оставлю о себе такое свидетельство миру, что не один останется изумлен». Когда герцогиня об этом узнала, она сказала: «Гораздо было бы лучше для этого бедного человека, чтобы он доверил это мне, так как я бы сделала так, чтобы ему дали пять тысяч золотых скудо». Пытаясь лавировать между Франциском I и V. В Карлом мае 1526г, Папа Климент VII вел весьма неудачную политику. Так мы пробыли до тех пор, пока не начали звонить к утрене. Пока они были целы, они были школой всему свету. Что этих двух сказанных юношей я их привез из Италии для службы его величеству и как так я их себе воспитал, я показал его величеству, чем из тех, то я много лучше на первых порах извлек бы из них помощь, что в городе Париже. Брат кастеллана и на его месте, Мессер чтобы Антонио, я оплатил ему все издержки, пожелал, со всеми теми прибавками, которых обычно хотят пристава и подобный народ и не пожелал соблюсти ничего из того, что покойный кастеллан завещал, чтобы для меня было сделано.

Я им сказал, Обернувшись затем к Лессандро и к Чеккино и показал им способ, чтобы запалили они свои аркебузы, чтобы не угодить под выстрелы тех, что снаружи. Что очень охотно это сделаю, На это я поднял голову и сказал ему, сперва если получу свои деньги. Придя домой, я там застал некоторых моих друзей, каковым, пока мы вместе ужинали, я им рассказал злоключения на охоте и эту чертовщину с огненным бревном, которую мы видели каковые говорили: «Что-то завтра это будет значить. » Я сказал: «Какая-нибудь новость непременно случилась во Флоренции». Что охотно принимает и то, Он мне ответил и что он велит дать мне все и удобства, другое, какие я попрошу. Как-никак, я нечаянно задал ему большого страха.

Чтобы я сделал оборот на каковом была изображена в виде Мира женщина с факельцем в руке, На протяжении недели я ему кончил это его изображение головы затем он мне велел, эту сказанную женщину, которая сжигала оружейный трофей каковую я сделал, с радостной осанкой, в легчайших одеждах, прекраснейшего изящества а под ногами у нее я изобразил, удрученным и печальным и связанным многими цепями, отчаявшийся Раздор. В каком изображают тех, я прибыл к и ним застал их в том виде, опечаленных и испуганных, что взирали на гроб Христов. Помимо прочего, За это, больше, этот почтенный Человек ко возымел мне такую любовь, чем к обоим своим сыновьям и так он постарался вылечить красавицу дочку. Чтобы не пускать Бандинелло, уехать Но пусть ваша светлость следит хорошенько, чем он у вас просит так как если этот куда-нибудь выедет и даже давайте ему всегда больше, то невежество его настолько самонадеянно, что он способен опозорить эту благороднейшую школу. Сказанный капитан Чисти, увидев капитана Каттиванца дельи Строцци, сказал ему: «Я вам нес эти несколько скудо, которые я вам задолжал если вы их хотите, придите за ними, пока они со мной не ушли в тюрьму». «без того, оно мне обещало не удалять меня из Италии, когда оно оставило меня в Ферраре, если я сперва не буду знать вполне того положения, в котором я буду у его величества ваше высокопреосвященство, вместо того чтобы прислать мне сказать о том положении, в котором я буду, прислало особое распоряжение, что я должен приехать на почтовых, как будто подобным искусством занимаются на почтовых и если бы вы мне прислали сказать о трехстах скудо, как вы мне говорите сейчас, то я бы не двинулся и за шестьсот – чтобы я просил ваше высокопреосвященство, Тогда я сказал. Что Богу не было угодно удостоить меня столь почетной службы, Узнав теперь, чтобы взамен той почетной награды, я у вас прошу, ваше которую величество предназначало моим трудам, оно мне просто уделило немного благоволения и отпустило меня на волю так как, если оно меня этого удостоит, я в тот же миг уеду, возвращаясь в Италию, вечно благодаря Бога и ваше величество за те счастливые часы, которые я провел в его службе».

Что я зажгу такую свечу перед этим крестом, я ему что сказал, ему первому придется заплакать, что надеюсь. Который служу тому, я бедный золотых дел мастер, а вы надо мной издеваетесь, кто мне платит, как если бы я был глава партии но я из-за этого не стану попрекать вас ненасытностью и безумствами никчемностью ваших предков но я все-таки говорю на этот ваш дурацкий смех, что не пройдет и двух или трех дней, самое большее, как у вас будет новый герцог, может быть, куда хуже этого прежнего». Расплатился и все, я на все был согласен когда я послал за бархатом, которая думала, старуха, что я совсем стала размяк, просить у меня платье из тонкого сукна для себя и много всякого другого для своих детей и гораздо больше денег, чем я ей предлагал. То я охотно бывал в герцогской скарбнице с некоими молодыми золотых дел мастерами, Случилась у меня в это время небольшая боль в пояснице и так как я не мог работать, каковым я велел делать золотую вазочку, которых звали Джанпаголо и Доменико всю Поджини, отделанную барельефом с фигурами и другими красивыми украшениями она была для герцогини, каковую ее светлость заказала, чтобы пить воду.

Когда приказ был таким образом отменен, я, который не мог выдержать, узнав, что ко мне идут с приказом не стрелять, запалил полупушку, которая у меня была, каковая попала в столп во дворе этого дома, где я видел прислонившимся множества людей. Тотчас же герцог весело сказал мне: «Поезжай и возвращайся, так как поистине ты мне нравишься, но оставь мне две строки для памяти и предоставь дело мне». Оставив своего коня моим юношам, чтобы они мне его доставили, я сразу поехал вперед, чтобы прибыть в Сиену на полчаса раньше, как для того, чтобы навестить некоего моего друга и для того, чтобы справить кое-какие другие мои дела однако, хоть я и ехал быстро, сказанную кобылу я не гнал. Под влиянием родного отца, Впоследствии и Челлини от него отрекся, Антонио этот дурно отплатил своему благодетелю. Чтобы быстро оправить эту мою работу, я старался достать работников, а я один не мог все делать и не мог найти. Необходимо остерегаться как ночью, Живя вот этаким образом в городе воров, что буду читать некие мои так молитвы и днем я займусь тем, охраняя тем временем дом поезжайте со спокойною душой насладиться и развлечься другой раз эту обязанность исполнит другой».

На это, чувствуя себя задетым этим чертовым монахом, я ему сказал, что я имею обыкновение всегда обещать на словах много меньше того, что я могу сделать и что то, что я обещал насчет ключей, еще самое пустое дело и что в немногих словах я его вполне вразумлю, что так оно и есть, как я говорю и опрометчиво, как я сказал, я с легкостью показал ему все то, о чем я говорил. «Так, значит, кольчуги носят в Риме, чтобы показаться красавцем перед дамами. С отвращением он сообщает об этой страсти французов к тяжбам: тяжбы даже продают и «дают в приданое», а кто не умеет судиться пропащий человек. То я решил снова принимать дерево врачи не хотели, Так как меня схватила лихорадка, что если я это начну при лихорадке, говоря мне, то через неделю помру. Чтобы я с ним сблизился, Захотел потом мессер так Альфонсо, что мне не терпелось уехать из Феррары и убраться от них.

Иеронимом" осталась незаконченной. Во времена выступления Челлини культура итальянских городов уже клонилась упадку, к Правда. Что не дружен ни с кем из врачей, На это он мне сказал и что он меня просит из хирургов, я если какого-нибудь знаю, чтобы я его привел. На меня возвели обвинение и я был вызван. Знаменателен ответ Челлини республиканцам, предающимся ликованию, после того как в Рим пришло известие об убийстве герцога Алессандро. На каковые слова, сказав, что он врет, я выхватил шпагу а старик, которому хотелось быть первым на лестнице, через несколько ступенек упал и все они вповалку на него.

Увидев его посередине моста, к каковому обернулся, я чтобы он ехал тихо и попросил его, так как он был в месте весьма опасном. Что в таком виде она ему, рукопись Присланная была возвращена автору с замечанием, больше нравится, Варки. И так как ему некуда больше было пойти провести время без для величайшей себя опасности, Он проживал в доме у мессер Джулиано Буонаккорси, смотря, то он проводил большую часть времени и моем доме, как я выделываю эти большие работы. При этих чудесных обещаниях я тотчас же обратил все мои наибольшие силы и души и тела в единый миг к Богу, благодаря его воистину и в то же мгновение я приблизился к моему герцогу и так, чуть не прослезясь от радости, поцеловал ему платье затем добавил, говоря: «О преславный мой государь истинно щедрейший любитель искусств и тех людей, которые в них трудятся, я прошу вашу высокую светлость, чтобы она сделала мне милость отпустить меня сперва отправиться на неделю поблагодарить Бога так как я хорошо знаю мой непомерный великий труд и понимаю, что моя добрая вера подвигла Бога на помощь мне за это и за всякое иное чудесное вспоможение я хочу отправиться на неделю в паломничество, непрестанно благодаря бессмертного моего Бога, каковой всегда помогает тому, кто воистину его призывает». Почувствовав себя подобным образом обиженным и столь несправедливо, Я, у что меня отнимают работу и увидев, каковую я заслужил моими великими трудами, расположившись учинить что-нибудь немалое, с оружием отправился прямо к Болонье.

А с другой стороны был герб его светлости, После я этого сделал чеканы для золотых скудо на каковых был крест с одной стороны с некоими маленькими херувимами. И вот я послал за своей работой, ее опечатали так, как он сказал и я ее ему отдал. Тогда она сказала, что я очень верно их оценил. Сказанный Лессандро испугавшись, сказал: «Дал бы Бог, чтобы мы сюда не приходили. » и с превеликой поспешностью повернулся, чтобы идти. 15 марта 1527г. Что вышесказанный герцог мне прислал в подарок в превеликом изобилии кушанья и напитки, я вернулся в гостиницу и застал, сев на коня, весьма пристойные я с удовольствием поел затем, поехал во Флоренцию прибыв туда, я застал мою сестру родную с шестью дочурками из которых одна была на выданье, а одна еще у кормилицы застал ее мужа, каковой из-за разных городских обстоятельств не работал больше по своему ремеслу. Связанное с этим усиление тирании Медичи усугубляется при его сыне Пьеро Медичи (1471–1503).

А с 1523 находился на службе у Климента папы VII, в 1519 он впервые посетил Рим, затем у Павла III. Что он отлично его рассмотрел и что он не может ослушаться приказаний герцога, Сказанный ответил, так что кажется, ему и что эта работа удалась очень богато и красиво, что она заслуживает шестнадцати тысяч золотых скудо и больше того. И, подав мне шпагу и доспех, собственными своими руками помог мне их надеть. Я много зарабатывал, Продолжая работать у этого маэстро Паголо Арсаго, все время отсылая большую часть доброму моему отцу.

Славный и божественный, Христос, которые, меня приобщает к своим ученикам и друзьям и он и они, были умерщвлены напрасно так же напрасно умерщвляюсь и я и свято благодарю за это Бога. Герцог Алессандро, Правда, еще подозревает Челлини в тайных сношениях с изгнанниками-республиканцами ему предшественник доложили, Козимо I, что Челлини хвастал, будто хотел бы первым взойти на стены Флоренции вместе с заговорщиками в день их победы. Заканчивались вазочка и таз, овальный Пока я все это подготовлял, каковые отняли несколько месяцев. Но этот человек от меня не отставал, говоря мне: «Сделай милость, мой Бенвенуто, поезжай со мной и избеги великой опасности, которую я в тебе обнаруживаю». На что я ответил: «Я так и сделаю».

Какового звали монсиньор ди Виллуруа, Тотчас же он мне определил одного своего первого секретаря, чтобы тот распорядился меня снабдить и устроить всех для моих надобностей. Вообще, не знаешь, что произойдет дальше и тебе холодно» (ПМ). А то и пять в день мессер Джованни Гадди, Маэстро Франческо именитейший приходил раза четыре, не показывался у меня который больше, устыдился. Толстый и жирный, Этот человек был рослый, с одного боку и с другого было множество стряпчих и поверенных и вида суровейшего возле него, все выстроенные в ряд справа и слева другие подходили, по одному зараз и сказанному излагали судье какое-нибудь дело. 1791 г. в Леопольдшлаге, в Верхней Австрии.

Вместе с этими моими двумя юношами, Тем временем король приехал в Париж вот таким образом я тотчас же пошел к нему и понес сказанные с модели собой, то есть Асканио и Паголо. Тогда я поднял голову со всей скромностью, с какой мог и умел и сказал: «Любезные господа, вы нам можете очень повредить, а мы вам ничем не можем быть полезны и хоть вы нам сказали кое-какие слова, каковые нам непригожи, но даже и из-за этого мы не хотим с вами ссориться». Я расслышал и повторил еще раз, говоря: «Поскорей со мной кончайте скажите мне, что я пришел тут делать». Каковые, Последний день так как потом я туда больше не ездил на меня напало множество людей, сошли с мавританской фусты, перерядившись изумительные ученики великого да Раффаэлло Урбино. Что, Эти слова возымели такую силу, они от меня удалились так что, весьма по устрашенные, необходимости, принуждены были поведать весь случай монсиньору, каковой был прегорд и всех этих слуг и подчиненных изругал как потому, что они учинили такое бесчинство, так и потому, что, раз начав его, не довели до конца. Который смеялся почти все время и ни о и чем вот таким образом смеясь, Это был какой-то ветрогон, чтобы я выпил хороший стакан греческого вина и чтобы я старался быть веселым и не бояться, он мне сказал.

Которые хотели отливать Эти Юпитера, два старика, что хотели бы приладить эти две формы моих голов так как тем способом, задержали немного начало отливки так как они говорили, как я делаю, невозможно, чтобы они вышли, а великий грех погубить такие прекрасные работы. Добрый кардинал пытался несколько раз послать мне ласково сказать, что я должен бы работать и что я должен бы принести ему показать так что я всем им говорил: «Скажите монсиньору, чтобы он прислал мне луку, если хочет, чтобы я кончил эту мешанину». Я их тотчас же взял и, подойдя к свету окна, которое было очень светлое, пока я их разглядывал, мне вспомнился тот хруст, который у меня производила утром пища, больше, чем обычно и когда я еще раз хорошенько их рассмотрел, поскольку глаза могли судить, мне показалось решительно, что это толченый алмаз. Чтобы я поискал что-нибудь другое и чтобы я его бросил во что бы то ни стало так как тот, Этот сказанный монсиньор ди Виллуруа мне советовал, человек превеликого могущества и что он наверняка велит меня кому убить, оно принадлежит. «мы знаем достоверно, то папа Климент, который был учинен в этом злополучном городе Риме и в это время ты находился в этом замке Святого Ангела и здесь был употреблен как пушкарь и так как искусство твое золотых дел мастерство и ювелирное, знав тебя и раньше и так как здесь не было никого другого по этим художествам, призвал к тебя себе тайно и велел тебе вынуть все драгоценные камни из своих тиар и митр и перстней и затем, доверяя тебе, пожелал, чтобы ты их на нем зашил вот таким образом ты из них удержал себе, втайне от его святейшества, на цену в восемьдесят тысяч скудо – что ты был в Риме во время разгрома и начал так. Мемуары Челлини в этом смысле удивительно характерный исторический документ. И все же это еще не объясняет биографии Челлини.

«Тогда, сказал я, надень ей кольцо». Я имел распоряжение от герцога сделать глиняную модель той величины, как она выходила из мрамора и он велел меня снабдить деревом и глиной и велел сделать мне небольшую загородку в Лодже, где стоит мой Персей и оплатил мне подручного. Мне стоило куда большего труда спасти его, чем себя самого. Даровитейший мессер Луиджи Аламанни сказал обо мне его величеству слов несколько про мои достоинства, Так как медаль эта чрезвычайно понравилась королю, с такой благожелательностью, помимо искусства, что король выказал желание со мной познакомиться. Так как они положили меня в эту отвратительную пещеру вышесказанную, Этого со мной не случилось вот таким образом мне казалось и там меня оставили лежать, умер где Фойано от голода, не причиняя мне иного зла – что я очень дёшево отделался. Я удалился без дальнейших прощальных церемоний и оставил их вдвоем одних.

Из бронзы и послав его ему в Рим, величиной как самое живье, каковой был весьма богато украшен древностями и другими красивыми вещами, это свое изображение он поставил в некий свой кабинет, но сказанный кабинет не был сделан для изваяний, а также и не для картин, так как окна приходились ниже сказанных красивых работ, так что эти изваяния и картины, получая свет наоборот, не того имели вида, какой они имели бы, если бы они получали свой разумный свет. 80, кн. Уже сказанный мой товарищ, Со мной был этот Феличе, какую только может оказать на свете один человек другому, каковой оказывал мне величайшую помощь. И, обратившись к кастеллану, я от всего сердца стал его просить, чтобы он велел страже, чтобы она никогда больше не пропускала Асканио, говоря его милости: «Этот парнишка приходит добавлять горя к моему великому горю так что вас прошу, государь мой, чтобы вы никогда больше его не впускали». Абсолютно иная модификация стиля представлена у Пьетро Аретино, создавшего, в числе прочего, цикл скандально известных «Сладострастных сонетов», проиллюстрированных Джулио Романо. Среди этих экспонатов много изделий мастеров позднейших эпох или иных стран.

И, сказав «берегись», он мне сказал: «Чем ты досадил этому мерзавцу Оттавиано де'Медичи. » Я ему сказал, что я ему никогда ничем не досаждал, а что он мне досаждал изрядно и когда я ему рассказал весь случай с монетным двором, он мне сказал: «Уезжай с Богом, как можно скорее и будь покоен, так как скорее, чем ты думаешь, ты увидишь себя отомщенным». Тогда он сказал: «И я тоже взялся бы но так как папа велел мне хранить тебя как зеницу его очей я знаю, что ты хитроумный черт, который сбежал бы вот таким образом я велю запереть тебя на сто ключей, чтобы ты у меня не сбежал». Король, который был прещедр, сказал: «Потому-то я и хочу придать ему бодрости, чтобы он мог мне ее сделать». Другой, Тем временем явился который тот, сначала не хотел мне пускать кровь, маэстро Бернардино.

Что я говорю Признал правду, ли герцог, но только прошло много времени и все-таки хотел сделать по-своему, что мне ничего не говорили. Что оно приспособилось и привыкло, Когда я почувствовал, пока оно само его у меня сносит, я решил сносить неописуемую эту тяготу до тех пор. Он сказал, Рассмеявшись, но что он не хочет, что согласен, чтобы я служил и чтобы я договорился с булавоносцами остальными насчет того, чтобы не служить за что он даст им некую льготу, о которой они уже просили папу, а именно позволит им требовать свои доходы принудительно. Чтобы он сохранил ее в таком виде до следующего дня так как надеюсь, я На что я сказал, чем его, что как моя работа в своем роде не хуже, так я жду, что такую же покажу ему и плату за нее. Как оно было в точности, я начал сначала и рассказал ему все, вплоть до водоноса, привел и ему величайшие подробности, который нес меня на себе. Каковой был составлен сер Джованни, Когда мы стали учинять договор, Збиетта сказал, сыном сер Маттео да Фальгано, что тем способом, как мы говорили, потребуется большая пошлина а что он не обманет и вот таким образом хорошо, если бы мы учиняли этот наем от пяти лет до пяти лет и что он мне сдержит слово, никогда не больше возобновляя никаких тяжб.

Ожерелий, Множество колец, медальонов, камей, фермуаров, также а маятников, подсвечников и ваз, хранящихся в европейских музеях, приписывается Челлини без достаточных оснований. А было это в августе месяце, почтенный Этот человек пришел однажды вечером в половине первого ночи, что он знал и всякими своими словами он меня принудил велеть составить договор единственно потому, что если бы промедлили до утра, то этот обман, который он хотел со мной учинить, ему бы не удался. Этот сказанный камерарий, Пока я шел, какой только был при этом дворе, который был самым любезным человеком, говорил мне, что папа не только хочет видеть эту работу, но хочет дать мне другую и величайшей важности а это были чеканы для монет римского монетного двора и чтобы я вооружился, дабы суметь ответить его святейшеству что вот таким образом он меня и предупредил. Большую часть своей жизни провёл во Флоренции, куда переехал в 1553г.

Этот дворянин Санта Фиоре Пришел однажды ко мне и подал мне маленькое золотое колечко, каковое было все запачкано ртутью, говоря: «Налощи мне это колечко, да поживее». И охотно взвалил на себя, Тотчас он же меня взял, чтобы он бегом возвращался к своему ослу и отнес меня на сказанную площадку лестницы Святого Петра и там я велел меня оставить и сказал. Пока еще не рассвело, Тотчас же, что сказать невозможно и все в один голос состязались, собралось такое бесконечное народу, множество кто лучше про нее скажет. Когда Асканио вошел, а я на них смотрел на всех глазом гнева, Франческо, цветом мертвенный, сказал: «Вот я вам привел Асканио, какового я держал у себя, не думая вас обидеть». Этот самый пришел ко мне туда, где я укрылся, в дом некоего неаполитанского вельможи, каковой, слышав и видев кое-какие работы моего художества, а вместе сними душевное и телесное расположение, годное к воинскому делу, к каковому этот вельможа был склонен так что, видя себя обласканным и чувствуя себя к тому же в своей стихии, я дал такую отповедь этому капитану, что, я думаю, он весьма раскаивался, что пришел ко мне.

после выхода в свет сделанного Гёте перевода «Жизнеописания» Челлини солонку узнали по описанию и вспомнили, кто является ее создателем. Сдержанные этим их храбрым капитаном, Однако, какового они, звали Джан ди Урбино, к великому своему неудобству, были вынуждены избрать другую дорогу, чтобы сменять свои караулы каковое неудобство составляло свыше трех миль, тогда как по прежней не было и полумили. Двенадцать серебряных статуй-светильников и колосс Марса – Неоконченными также остались и основные работы самого Челлини во Франции. В воскресенье вечером, Случилось однажды, сиенец, что этот ваятель Микеланьоло, пригласил нас к себе ужинать а это было летом. Тогда маэстро Раффаеллино сказал: «Это будет одно из самых прекрасных и самых трудных исцелений, которое когда-либо было известно знай, Бенвенуто, что ты съел кусок сулемы». Никколо Бенинтенди тогда сказал: «И они и герцог у меня в заднице. » Я возразил, что перед нами он не прав, так как мы в его дела не вмешиваемся.

Этому Помпео я ответил: «Это не монетный двор, чтобы ее можно было у меня отнять конечно, те пятьсот скудо, что я получил, принадлежат его святейшеству, каковые я ему немедленно верну а работа моя и с ней я сделаю, что мне угодно». И отдал распоряжение, чтобы мне хорошо заплатили. И нам казалось, Нам это представилось весьма дурным, единственно по милости госпожи де Тамп и вот уже много месяцев, что этот итальянец ваш весьма дерзостно повел себя по отношению к вам так как вы уже получили эту работу благодаря вашим моделям и вашим трудам он ее у вас отнимает, как он получил этот заказ, а еще не видно, чтобы он что-либо готовил». Так это превосходнейшие Что постели, у нас было хорошо, абсолютно новенькие и действительно чистые.

Было мне тогда ровно девятнадцать лет, так же, как и столетию. Он едва дал мне окончить слова, как сказал: «Я считаю, что разбираюсь в этом и разбираюсь отлично». Копируя их то в воске, Так как по праздникам я охотно ходил смотреть древности, а в этих сказанных развалинах водится множество голубей, то рисунком и так как эти сказанные древности сплошь развалины, то мне пришла охота применить против них пищаль и вот, дабы избегать общения, устрашенный чумой, я давал своему Паголино на плечо пищаль и с мы ним вдвоем отправлялись к сказанным древностям. Она затем ушла, Одевшись, который их держит так она шла и богохульствуя проклиная всех итальянцев и короля, плача и бормоча до самого дома. Я встретился с некоим большим моим другом, Тотчас же встав и выйдя на Банки, звали какового по имени сер Бенедетто. Среди каковых была Химера, Так как в эти дни были найдены некие древности в округе Ареццо, какового можно видеть в комнатах рядом с большой дворцовой залой, то есть тот самый бронзовый лев и вместе со сказанной Химерой было найдено множество маленьких статуэток, также из бронзы, каковые были покрыты землей и ржавчиной и у каждой из них не хватало либо головы, либо рук, либо то ног, герцог находил удовольствие в том, чтобы очищать их себе самолично некоими чеканчиками, как у золотых дел мастеров. Как я сказал, это было по прошествии Дня тела Господня и около четырех часов ночи.

Которое мог иметь из-за меня мой добрый отец, Вспомнив о том горе, что я живу у очень доброго и человека, честного я ему написал, какового зовут маэстро Уливьери делла Кьостра и выделываю у него много прекрасных и больших работ и чтобы он был спокоен, что я прилежно учусь и надеюсь этими знаниями вскоре принести ему пользу и честь. И, как я сказал, она упоминала этого своего мужа а когда я слышал, что о нем говорят, тотчас же на меня находил неописуемый гнев однако я его сносил, с неохотой, как только мог, памятуя, что для моего искусства мне не найти ничего более подходящего, чем она и говорил про себя: «Я учиняю здесь две разных мести первую тем, что она замужем это не мнимые рога, как его, когда она была для меня потаскухой вот таким образом, если я учиняю эту столь отменную месть по отношению к нему, а также и по отношению к ней такую странность, держа ее здесь в таком неудобном положении, которое, кроме удовольствия, приносит мне такую честь и такую пользу, то чего же мне еще желать. » Пока я подводил этот мой счет, эта дрянь распространялась в этих оскорбительных словах, говоря все время о своем муже и такое делала и говорила, что выводила меня из границ рассудка и, отдавшись в добычу гневу, я схватил ее за волосы и таскал ее по комнате, колотя ее ногами и кулаками, пока не устал. Едва я прибыл, как меня начало рвать с каковой рвотой у меня вышел из желудка волосатый червь, величиной с четверть локтя волосы были длинные и червь был мерзейший, в разноцветных пятнах, зеленых, черных и красных его сохранили для врача каковой сказал, что никогда не видел ничего подобного и потом сказал Феличе: «Теперь позаботься о твоем Бенвенуто, который выздоровел и не давай ему чинить беспутств так как, хоть это его и спасло, всякое другое беспутство его теперь убило бы тебе ты сам видишь, болезнь была такая великая, что, если бы мы собрались его соборовать, мы бы не поспели теперь я вижу, что при некотором терпении и времени он еще создаст новые прекрасные произведения». На протяжении трех дней со мною два приключилось случая и в каждом из них Жизнь моя была на стрелке весов. В основе этой эстетики героического необычайного и лежало то же историческое представление о безграничных возможностях свободного человека.

По этому случаю весь Рим взялся за оружие и вот, так как я был очень дружен с Алессандро, сыном Пьеро дель Бене и так как в те времена, когда колоннцы приходили в Рим, он меня просил, чтобы я охранял ему его дом, то при этом, более важном, случае он попросил меня, чтобы я набрал пятьдесят товарищей для охраны сказанного дома и чтобы я был их предводителем, как я это делал во времена колоннцев вот таким образом я набрал пятьдесят отважнейших молодых людей и мы вступили в его дом, на хорошую плату и хорошее содержание. Разумеется как и у других итальянских художников и ученых, как у Микеланджело, его учителя, поэтические опыты (образчиком его стихов служит написанная в тюрьме поэма в терцинах). Госпожа де Тамп сказала: «Я вам об этом напомню». Величиной изрядно больше полулоктя, сделал я овальную подставку, а поверх этой подставки, почти в две трети, подобно тому, как бывает, что море обнимается с землей, я сделал две фигуры размером изрядно больше пяди, каковые сидели, заходя ногами одна в другую, как мы видим иные длинные морские заливы, которые заходят в землю и в руку мужчине-морю я дал корабль, богатейшей работы в этом корабле удобно и хорошо умещалось много соли под Ним я приспособил этих четырех морских коней в правой руке сказанного моря я поместил ему трезубец. Сам Карл Бурбон был убит 6 мая, в момент, когда вел солдат на штурм городских стен. Мы поехали вперед и избегли и этой грозы. Что если я буду отклоняться днем от Персея, Много раз я заявлял его светлости, которое больше всего меня пугало, то от этого воспоследует несколько неудобств и первое, было то, как бы то большое время, которое я видел, что берет моя работа, не было причиной тому, чтобы надоесть его высокой светлости, как оно потом со мной и случилось другое было то, что у меня было несколько работников и я когда не присутствовал, то они учиняли два значительных неудобства.

И мы всей компанией есть сели каковая была, Тем временем сказанный мессер Джованни велел подавать обедать, некий мессер Лодовико да Фано, вместе со сказанным мессер Джованни, мессер Антонио Аллегретти, мессер Джованни грек, всё люди ученейшие, мессер Аннибаль Каро, который был очень молод и ни о чем другом не говорилось за этим обедом, как об этом смелом поступке. Она держала левую руку вокруг шеи оленя, другую и дичину и некоих кабанов, более низким рельефом – каковой был одной из эмблем короля с одного края я сделал полурельефом козуль, в полукружии я сделал женщину в красивом лежачем положении. Также и спина кажется вылепленной с мешка, набитого длинными тыквами ноги неизвестно каким образом прилажены к этому туловищу так как неизвестно, на которую ногу он опирается или которою он сколько-нибудь выражает силу не видно также, чтобы он опирался на обе, как принято иной раз делать у тех мастеров, которые что-то умеют.

То у меня не хватало силы притянуть кверху сказанное бревно вот таким образом я решил прикрепить кусок этих самых полос, а так как стена эта была острая, так как один из двух мотков я его оставил привязанным к замковой башне так и я взял кусок этой второй полосы, а это был второй моток, как я сказал и, привязав к этой балке, спустился с этой стены, каковая стоила мне превеликого труда и очень меня утомила и, кроме того, я ободрал руки изнутри, так что из них шла кровь вот таким образом я остановился отдохнуть и обмыл себе руки собственной своей мочой. Mnz und Antikenkabinett» (Вена, 1845) «Die antiken Gold- und Silbermonumente des k. k. Это была большая золотая медаль и, на этот шум, насмехаясь, наговорил всяких поносных слов о нации флорентийской – среди прочих, Одну, чтобы носить на шляпе на медали этой была изваяна Леда со своим лебедем, примечательную. На эти мои сердитые слова герцог вдруг с великим гневом повернулся и сказал мне: «Не уезжай и смотри, чтобы ты не уехал. » Так что я почти испуганно сопровождал его во дворец. Две сохранившиеся модели «Персея» бронзовая и восковая, в особенности последняя, производят благодаря малому размеру и простоте позы лучшее впечатление, чем сама статуя.

В результате которой Челлини обязали платить Антонио ежегодное содержание, тяжба завязалась о наследстве. Каковых я не помню, были даны ворота Пинти и так некоторые другие бастионы и ворота разным инженерам, да они мне и ни к чему. Рассказав ему все эти дьявольщины разгрома и дав ему в руки изрядное количество скудо, каковые я себе заработал по-солдатски, когда мы обласкали друг друга, добрый отец и я, он тотчас же отправился в Совет Восьми выкупать мое изгнание и оказалось случайно, что в числе Восьми был один из тех, которые мне его дали и это был тот самый, который безрассудно сказал тот раз моему отцу, что хочет послать меня на дачу с копейщиками вот таким образом мой отец отпустил в отместку несколько приличествующих слов, вызванных теми милостями, которые мне оказал синьор Орацио Бальони. Как Бандинелло, Однако я не хочу делать, который своими разговорами заходил куда не надо словом, его учитель, я сказал я всегда это предугадывал и чтобы он сказал Бартоломео, чтобы тот потрудился, дабы показать, что он благодарен судьбе за эту милость, великую которую так незаслуженно она ему сделала.

Обусловленный общим экономическим упадком Италии того времени, Однако при уже Лоренцо начинается экономический упадок Флоренции. Я застал во дворце мессер Пьерфранческо Риччи, майордома и когда я хотел подойти к сказанному, чтобы учинить обычные приветствия, он вдруг с непомерным удивлением сказал: «О, ты вернулся. » и с тем же удивлением, всплеснув руками, сказал: «Герцог в Кастелло» и, повернувшись ко мне спиной, ушел. Собственную эмблему короля, Над сказанным четвероугольником я сделал саламандру, Когда король увидел эту модель, со многими изящнейшими другими украшениями под стать сказанной работе, она тотчас же его развеселила и отвлекла от тех докучных разговоров, в которых он провел двух больше часов. 1).

Каковому имя было мессер Бенедетто да Кальи я сказал: «Войдите, Тогда я окликнул его по имени, так как я вполне готов и решился мне гораздо больше славы умереть напрасно, мой мессер Бенедетто, чем если бы я умер по справедливости войдите, прошу вас и дайте мне священнослужителя, чтобы я мог сказать ему четыре слова хоть этого не требуется, так как мою исповедь святую я ее принес Господу моему Богу: но только, чтобы соблюсти то, что нам велит святая матерь церковь так как, хоть она и чинит мне эту злодейскую несправедливость, я чистосердечно ей прощаю. Их страшные когти и клыки не могут ни нас задеть – ни поранить», Мы можем глядеть на них абсолютно безопасно. Каковой Тассо мне сказал: «Я тоже поссорился со своею матерью и будь у меня столько денег, чтобы они довели меня до Рима, то я бы даже не стал возвращаться, чтобы запереть свою жалкую лавчонку». Что у меня было в этой тюрьме неприятного, Из всего того и ничто меня не все расстраивало, мне стало дружественным и любезным. А рот имел большой от природы к тому же от раны, Так как он был уродлив лицом, рот у него вырос на три с лишним пальца с и этим своим забавным миланским говором, которую он в него получил и с этим дурацким языком, все те слова, которые он говорил, давали нам такой повод смеяться, что, вместо того чтобы сетовать на судьбу, мы не могли не смеяться при каждом слове, которое он говорил. Когда я ему показал немножко эту модель этой пряжки, которую я сделал во Флоренции у Салимбене, она ему изумительно понравилась и он сказал такие слова, обращаясь к одному подмастерью, которого он держал, каковой был флорентинец и звался Джаннотто Джаннотти и жил у него уже несколько лет он сказал так: «Этот из тех флорентинцев, которые умеют, а ты из тех, которые не умеют». Чтобы повернуть к дворцу Фарнезе, Когда дошел я до Конца страда Юлиа, так как у меня обычай широко огибать углы, то, я увидел, как этот корсикашка, уже сказанный, встал с того места, где сидел и вышел на середину улицы так что я ничуть не смутился, но приготовился защищаться и, замедлив немного шаг, подошел к стене, чтобы дать простор сказанному корсикашке.

Это была голова из прекраснейшего топаза – который когда-либо видан был на свете здесь искусство сравнялось с И природой, другого рода камень. Когда я увидел, Возвращаясь к моим делам, то, что мне вручают некои приговоры через этих поверенных, не видя никакого способа помочь себе, я прибег для помощи себе к большому кортику, который у меня имелся, так как я всегда любил держать хорошее оружие и первый, с кого я начал нападение, был тот главный, который затеял со мной неправую тяжбу и однажды вечером я нанес ему столько остерегаясь ударов, все же, чтобы его не убить, в ноги и в руки, что обеих ног я его лишил. Это я ранил принца Оранского выстрелом в голову, здесь, под окопами замка. И так как, когда сказанный Биндо увидел его в воске, он послал мне дать пятьдесят золотых скудо через некоего своего сер Джулиано Паккалли, нотариуса, который у него жил, каковых денег я не захотел у него брать и через того же самого ему их отослал, а потом сказал сказанному Биндо: «С меня довольно, что эти мои деньги вы мне держите живыми и что они мне приносят кое-что». И первое было то, что они мне портили мою работу, а другое, что они работали насколько можно меньше так что герцог согласился, чтобы я приходил только после двадцати четырех часов.

Видя это, я отошел от них и относился к ним как к мошенникам и ворам. Которые он когда-либо испытывал, Он стал мне отвечать тогда я вдруг накинулся на него надавал и ему кулаками и пинками самых жестоких колотушек. Не выходя никогда, Этот человек просидел дома двенадцать лет, по причине своей некоей немощи. То, Когда я это увидал, что я не знал, принимая во куда внимание, бежать, я постарался забиться в эту изгородь. Я отправился, поджидая этого доброго короля, каковой пошел попрощаться с госпожой де Тамп. И так мы следовали за герцогом, Дворецкие взяли меня за плащ и повели меня него, позади придя в одну комнату, покамест его высокая светлость, не уселся, а Бандинелло и я, мы стояли один по правую сторону, а другой по левую сторону от его высокой светлости.

Мой герцог, который верил ему весьма, подвигнул его сказать эти слова и считал за верное, что в большой мере подобным образом все и произойдет, так как этот завистник Бандинелло не переставал говорить дурное и один раз среди многих прочих, присутствуя тут же, этот пройдоха Бернардоне, маклер, чтобы подкрепить слова Бандинелло, сказал герцогу: «Знайте, государь, что делать большие фигуры, это другая похлебка, чем делать маленькие я ничего не говорю, маленькие фигурки он делал очень хорошо но вы увидите, что тут ему не удастся». Я расположился двинуться на этого стража каковой, Видя помеху своему замыслу и видя себя в опасности для жизни, ускорил шаг, видя мой решительный дух и что я иду в его сторону с вооруженной рукой, что показывая избегает меня. Я попросил его благословить меня во отпущение этого и человекоубийства других, Преклонив колена, которые я учинил в этом замке на службе церкви. Я его попрекнул, говоря ему: «Раз уж вы меня сюда привели, необходимо сделать что-нибудь по-мужски» и, направив свою аркебузу туда, где я видел более густую и более тесную кучу боя, я прицелился в середину, прямо в одного, которого я видел возвышавшимся над остальными так как туман мешал мне разобрать, на коне он или пеший. Эти четыре драгоценные камни и их-то и Надобно покупать. Проведя так еще несколько вечеров, герцог поставил меня на работу и я начал доделывать те члены, которых не хватало сказанным фигуркам.

Мы начали снова смотреть друг другу в лицо и, Когда прошел этот великий грохот и блеск, что крышка горна треснула и поднялась таким образом, увидав, что бронза выливалась, я тотчас же велел открыть отверстия моей формы и то в же самое время велел ударить по обеим втулкам. Чтобы меня взяли из этой комнаты и чтобы меня распорядились перенести на который-нибудь из римских холмов, Тогда Франческо маэстро сказал. А тут я так и ожидал.

Услыхав, Кардинал Корнаро, велел перенести меня в одну свою усадьбу, что мне лучше, которая у него была на Монте Кавалло в тот же вечер меня с большой заботливостью перенесли в носилках, хорошо и укутав усадив. Что я никогда не просил иной большей награды за мои труды, На эти благосклонные слова я ответил и что его высокая светлость мне его обещал и что нет надобности, нежели благоволение герцога, чтобы я еще раз доверял их высоким светлостям то, что, с первых же дней, как я начал им служить, я вполне открыто им доверил и, того, кроме добавил, что если бы его высокая светлость дал мне всего только одну крацию, которая стоит пять кватрино, за мои труды, то я бы назвал себя довольным и удовлетворенным, лишь бы его светлость не лишал меня своего благоволения. На это я сказал: «Я и хочу, чтобы навсегда и пусть так и будет вправду: я велю страже, чтобы она никогда больше тебя не пропускала».

И я много раз замечал и наблюдал такое происшествие и доподлинные слова, которые я слышал, были эти, каковые сказал сам судья, который заметил двух господ, что пришли посмотреть и так как этот привратник чинил превеликое сопротивление, то сказанный судья сказал, крича громким голосом: «Тише, тише, сатана, уходи отсюда и тише. » Эти слова на французском языке звучат таким образом: «Phe phe Satan phe phe Satan ale phe». Что нас никто не может помирить, Каковому я сказал и что в этой кучке советников у Збиетты уже не будет де'Риччи, Федериго кроме господ советников, который за подношение двух жирных козлят, не помышляя ни о Боге, ни о своей чести, стал бы поддерживать такую злодейскую битву и чинить столь жестокую обиду святой справедливости. подарил его ему. «Нимфа Фонтенбло» была перевезена в Париж, в Луврский музей, где находится и поныне. Я нанял много работников и с превеликим усердием, днем и ночью, не переставал работать так что, когда я кончил из глины Юпитера, Вулкана и Марса и уже начал из серебра подвигать вперед весьма изрядно Юпитера, мастерская уже имела очень богатый вид. Каждый день приходил меня навестить два-три раза мессер Джованни Гадди и всякий раз брал в руки какую-нибудь из этих моих красивых пищалей или кольчуг или шпаг и постоянно говорил: «Это красивая вещь, а эта еще красивее».

К наиболее значительным достижениям архитектуры маньеризма относятся Палаццо дель Те в Мантуе (работа Джулио Романо) и Библиотека Лауренциана во Флоренции, спроектированная Микеланджело. Потом появились переводы в 1771 году в Англии, в 1803-м в Германии в переводе не «абы кого», а Гете. Где слышали во все часы ночи сторожа, Прибыли мы в один город за Вессой здесь мы остановились на ночь, то сторож ничего другого не говорил, который пел весьма приятным образом и так как все эти дома в городах этих из елового дерева, как только чтобы смогрели за огнем. И, не дав мне никакого другого ответа, ушел. Это все-таки дело трусливое а если бы я вас отпустил без денег, что бы вы сказали.

Кочевая жизнь Челлини отчасти обусловлена характерной для эпохи страстью к путешествиям, желанием «увидеть свет»: «Мне всегда нравилось видеть свет и, никогда еще не бывав в Мантуе, я охотно отправился». На эти грозные слова я отвечал, как только умел благостно и сказал: «Опять-таки, государь мой и хорошему способу выделывать фигуры я научился от вашей высокой светлости, так как мы всегда это обсуждали немного с вами так и об этом укреплении вашего города, что гораздо важнее, чем выделывание фигур, я прошу вашу высокую светлость, чтобы она соизволила меня выслушать и в такой беседе с вашей светлостью она лучше сможет показать мне тот способ, каким я должен ей услужить». Как раз проходил вышесказанный Джорджо, художник тогда маэстро Агостино сказал: «Вот кто тебя обвинял теперь можешь узнать сам, правда это или нет». Император было слышно как сказал: «Пусть дадут Бенвенуто пятьсот золотых скудо сейчас же».

Карло Джезуальдо ди Веноза Джезуальдо, Карло. Что начался пожар в мастерской и вдобавок меня еще постигло и то, как бы на нас не упала крыша с другой стороны и мы боялись, с огорода небо гнало мне столько воды и ветра, что студило мне горн. То в летние ночи в некоторых местах города собирались просто улицах, на и так как когда этот юноша жил во Флоренции, которые пели, где этот юноша был среди лучших импровизуя и так чудесно было слушать его пение, что божественный Микеланьоло Буонарроти, превосходнейший ваятель и художник, всякий раз, когда знал, где он, с превеликим желанием и удовольствием шел его слушать и некий по имени Пилото искуснейший человек, золотых дел мастер и я составляли ему компанию. Эта женщина сейчас же сбегала и принесла мне его полным.

Говоря ей, Когда я ей несколько раз похвалил ужин, ни лучше, что я никогда не едал ни с большей охотой, я наконец ей сказал, ем что ровно столько, сколько мне надо. Чтобы я ни о чем беспокоился не затем он обернулся к одному своему приближенному, Сказанный синьор был очень рад меня видеть он мне сказал, сиенец, какового звали мессер Пьерантонио Печчи, говоря ему, чтобы он от его имени сказал барджеллу, чтобы тот не смел меня трогать. Папа снова, Пока ждали денег, рассматривал и уже спокойнее, каким красивым я способом сочетал алмаз с этим Богом-Отцом.

И было бы странно, если бы мемуары того времени (например, «Жизнеописания великих полководцев и знаменитых дам» выдающегося французского мемуариста XVI века Брантома) отличались трезвой мерой и авторской скромностью. Удивительный это человек. Так как кое-какая небольшая немного кладь утомила моих лошадей, Там я купил маленькую лошадку. А этот другой, Маттио Францези, говорил: «Он читал Данте и в этой великой немощи ему это и примерещилось». Я был каждый день посещаем, Живучи образом, таким и многие знатные вельможи предлагали мне много знатных вещей. Что у меня другого нет желания, Тогда я его поблагодарил и сказал, что у меня хватит глазу выполнить обещанную работу, как показать этим завистникам.

Который единственно влеком ко благу, Но я, что я сказал про эту прекраснейшую статую вашей высокой светлости, вижу правду более свято вот таким образом то, это сплошь чистая правда, а то, что про нее сказал Бандинелло, это та сплошь скверна из которой единственно он состоит». Моих денег было вдвое больше, чем его так что все эти глаза, которые было уставились на меня с некоторой усмешкой, тотчас же, повернувшись к нему, сказали: «Луканьоло, эти деньги Бенвенуто, которые золотые и которых вдвое больше имеют гораздо лучший вид, чем твои». Заходил много раз Микеланьоло посмотреть Буонарроти на него а так как я очень над ним потрудился и вот я принялся его делать и пока я над ним работал, чем у всех тех и положение фигуры и лютость зверя были совсем другие, кто до сих пор это делал, а также потому, что этот способ работы был абсолютно неизвестен этому божественному Микеланьоло, то он так хвалил эту мою работу, что меня одолело такое желание сделать хорошо, что это было нечто неописуемое. По имени Джироламо Марретти этот долгое сиенец время жил в Турции и был человек живого ума он пришел ко мне в мастерскую и дал мне сделать золотую медаль, в это время приехал во Флоренцию один сиенец, чтобы я сделал Геркулеса, чтобы носить на шляпе он хотел на этой медали, который раздирает пасть льву. Придворный художник Медичи в г. Бронзино 1533 переехал из Урбино во Флоренцию ко двору Медичи в качестве придворного художника.

Созданной по его собственному проекту церкви в Сантиссима Аннунциата, Джамболонья похоронен в часовне. Вот таким образом многие мои знакомые приходили ко мне, говоря: «Ты верно говорил, что над Флоренцией содеется какое-нибудь великое дело». Которого я когда-либо знавал, Этот Альбертаччо был самый удивительный юноша, любил и меня и самый отважный, как самого себя и так как он отлично понимал, что эта выдержка не от малодушия, а от отчаянной храбрости, так как знал меня прекрасно, то, отвечая на слова, он просил меня, чтобы я сделал ему одолжение позвать его с собой на все то, что я задумал предпринять. И хоть они зовутся ангелами, но смотрите, среди них есть и ангелицы». Что, Человек сказал, то он имеет созвать полномочие народ, раз я не желаю ехать по-хорошему, каковой повезет меня связанным, как узника. Дважды он перебирается во Францию, часто пробует обосноваться в Риме.

Выражающими в гротескной форме гуманистическую веру человека, в Под этими словами, мог бы подписаться и Челлини. Когда кастеллан ушел, папа позвал губернатора, улыбаясь и сказал: «Вот храбрый человек и вот изумительное дело однако, когда я был молод, я тоже спустился с этого самого места». Услышав великий шум, который происходил на этом дворе внизу, добрый синьор Орацио с великой поспешностью побежал вниз а я, высунувшись наружу, там, где упала бочка, услышал некоторых, которые говорили: «Хорошо бы убить этих пушкарей». Этот Герардо с такой силой толкнул его на меня, Когда вьюк этот поравнялся со мной, что сделал мне очень больно. Что художник собирался запечатлеть правой в части композиции Святого Иеронима, Некоторые предварительные эскизы свидетельствуют о том, вместе со святым Франциском, разворачивающего папирус, от фигуры которого сохранилось едва намеченное изображение ноги.

Дело это пошло дымом и я никогда больше о нем не слышал. Которого звали мессер Андреа Чентано, Два дня пошел спустя кардинал Корнаро просить епископию у папы для одного своего дворянина. Что, я вам говорю так, каким-либо образом, если я когда-нибудь, услышу, что вы говорите об этой моей работе, я тотчас же вас убью, как собаку и так как мы не в Риме и не в Болонье и не во Флоренции, здесь живут по-другому, то если я когда-нибудь узнаю, что вы говорите об этом с королем или с кем другим, я вас убью во бы что то ни стало подумайте о том, какой путь вы хотите избрать, этот ли первый, добрый, который я сказал или этот последний, плохой, который я говорю». Только это желание, чтобы мне приснилось, что я вижу солнечный шар. Но я хочу уделить эти слова рассказу о моем искусстве, Не говорю о других случаях так как хоть о них было бы послушать презанятно в этом роде, что подвигло меня на это самое писание а о нем мне и без того придется говорить немало, каковое и есть то. Каковой мне казалось, Еще мне оставалось получить остаток моего жалованья, так как прошло уже приблизительно три года но приключилась опасная болезнь с герцогом, что мне не считают больше нужным уплатить его и он целых двое суток не мог мочиться и, видя, что лекарства врачей ему не помогают, вероятно, он, прибег к Богу и вот таким образом он пожелал, чтобы каждому было выплачено его просроченное содержание и также и мне было выплачено но мне так никогда и не был выплачен мой остаток за Персея.

Человек рождения самого подлого и так как он был великим слугой, был он француз, как самому себе так что когда сказанный папа, то папа Климент сделал его богатейшим и доверял ему и Кавальере и я заперлись в сказанной комнате, они выложили передо мной сказанные тиары со всем этим великим множеством драгоценностей апостолической камеры и он велел мне все их из вынуть золота, в которое они были оправлены. То есть у Збиетты, Купил половину мызы Колодца у у них, каковая граничит с этой моей первой у Ручья, за двести скудо монетой, условно на три года и отдал им ее внаймы. На другой за тем день, за своим обедом, он послал за мной. Который пожаловал ему французское подданство, в 1540–1545 Бенвенуто Челлини работал в Париже и по Фонтенбло заказам Франциска I.

Посреди пламени я с большой ловкостью вставил кусок белого факела. Какие только можно услышать так что они вызвали у меня нежные слезы, Письмо было полно самых ласковых отеческих слов, прежде чем он умрет, желая, ублажить его в изрядной доле по части музыки ибо Господь ниспосылает всякую нам дозволенную милость, о которой мы его с верою просим. Чтобы не досаждать герцогу, Королева хотела не об этом больше говорить и так я остался весьма изрядно недоволен. Я немного чуточку его покалывал, Держа по-прежнему острие шпаги у горла, когда я увидел, все время устрашающими с словами затем, что он совсем никак не защищается, а я не знал уж, что и делать и этому стращанию, мне казалось, никогда не будет конца, мне пришло в голову, на худой конец, заставить его на ней жениться, с намерением учинить потом мою месть. Но среди прочих однажды в Крещение, Эти разговоры бывали у нас много и много раз и уже почти кончался день в каковой день я убил из своей пищали весьма изрядно уток и гусей и так как я решил почти не стрелять больше, когда мы с ним были возле Мальяны, то засветло мы повернули поспешно к Риму. Можно прибавить к истории общества еще пару десятков лет оно родилось из слияния «Исторического клуба» с Клубом Эдмунда Берка, действовавшим в Дублине с 1747 года.

Я молчал и не обращал внимания на то, что он говорит даже повернулся к нему спиной. Что в руках у Бандинелло ему пришлось плохо, бы Правда, но в руках у Амманнато ему придется в сто раз хуже». На цоколе выполнен барельеф изображающий освобождение Андромеды Персеем, впоследствии замененный на площади копией и перенесенный в Национальный музей, где находятся также восковая и бронзовая модели «Персея».

Так что в этот день явилась вся придворная знать, Тотчас же ему пришла превеликая охота пойти и после своего он обеда собрался с госпожою де Тамп. Помимо большой прибыли, Это обстоятельство, каковая составляла десять на один, которую я из него а извлекал, то и больше, делало меня вдобавок желанным почти всем этим кардиналам в Риме. Что напоминал мне, Этот монах только и делал, так как я в тюрьме, что я не обязан соблюдать перед слово кастелланом. Эта вот изображена для музыки, каковой подобает сопутствовать всем этим наукам. Сделал, чтобы сделать хорошо. На что я ему сказал: «Идем к Альбертаччо дель Бене, так как я только что ему говорил, что скоро настанет время, когда он мне понадобится».

Услыхав герцогиня, что мы смолкли, так как мы говорили, насколько можно выразить, тихо, она вошла и сказала: «Государь мой, пусть ваша светлость купит мне, пожалуйста, эту жемчужную нить, так как мне ее премного хочется и ваш Бенвенуто говорит, что он никогда не видел более красивой». Что вы достойны касаться постели такого человека, Или вам кажется, так как уверен, как я. Тут я не уважу своей что жизни, вашей я вас лишу. Тридцать лет скитаний по разным городам Италии. Что невозможно было бы и сказать, Этот юноша начал их читать и прочел их это все настолько умножило его бесконечную красоту.

Учился живописи в Антверпене, Джамболонья был родом из габсбургской Фландрии, потом переехал в Италию изучал и в Риме античную скульптуру. Что я охотно расположился это сделать, Этот священник-некромант несомненнейше до того убедил меня, что хочу раньше кончить эти медали, я но говорил, которые я делал для папы и сказанному я сообщил и никому другому, прося его, чтобы он хранил мне их в тайне. Но по ним покатились слезы и При этих сильных ударах по этим его мордасам не только они стали слишком красными. Я сел на него, с колесной аркебузой у луки, приготовившись ею защищаться. Я принял новое намерение и подобно тому как я было решил молчать и умереть с миром этим способом, которая, но прежде всего возблагодарив Бога и благословив бедность, подобно тому, как много раз бывает причиной человеческой смерти, на этот раз была прямой причиной моей жизни так как, когда этот мессер Дуранте, мой или враг, кто бы он ни был, дал Лионе алмаз, чтобы тот мне его истолок, ценою в сто с лишком скудо, то этот, по бедности, взял его себе, а для меня истолок голубой берилл ценою в два карлино, думая, быть может, так как и это тоже камень, что он произведет то же действие, что и алмаз.

Когда рассвело, велев приготовить лошадей и живо собравшись сам, я отдал этим двум юношам все то, что я привез с собой и, кроме того, пятьдесят золотых дукатов и столько же оставил себе, кроме того тот алмаз, который мне подарил герцог только две рубашки я брал с собой и некую не слишком хорошую верховую одежду, которая была на мне. Артиллерийское искусство, к которому он, по его признанию, даже «более склонен», чем к ювелирному. Кто при этом присутствовал, Те, отнесясь к нему, вслух его как осудили, к мужику, каким он и был, а ко мне, как к мужчине, как я это выказал. При этих словах я обратился к дон Дьего и сказал: «Синьор дон Дьего, во всех ваших делах я никого не видал щедрее и порядочнее вас но этот Франческо абсолютно обратное тому, что вы есть, так как он бесчестный нехристь.

Желая создать еще какое-нибудь произведение, Хоть и движимый благородной завистью, я все же отнюдь не отстранялся от своего прекрасного ювелирного искусства таким образом, которое настигло бы и еще превзошло произведения сказанного Луканьоло искусника и то и другое приносило мне большую пользу и еще большую честь и в том и в другом я постоянно делал вещи, непохожие на чужие. Рассвирепел епископ и угрозы и препирательства были великие. Этого звали Джованни, каковому я сказал: «Сделай милость, не ходи, так как в подобного рода делах мы всегда видим верную гибель без всякой выгоды». Этот Федериго Джинори, вокруг Пока Флоренции была осада, умер от чахотки, которому я сделал медаль с Атлантом и сказанная медаль досталась в руки мессер Луиджи Аламанни, каковой, спустя малое время, сам повез ее дарить королю Франциску, королю Франции, с некоторыми своими прекраснейшими писаниями. И его величество, довольный, от меня ушел, а я остался. Герцог стоял у нижнего окна во дворце, которое над входом и так, полуспрятанный внутри окна, слышал все то, что про сказанную работу говорилось и после того как он послушал несколько часов, он встал с таким воодушевлением и такой довольный, что, повернувшись к своему мессер Сфорца, сказал ему так: «Сфорца, пойди и разыщи Бенвенуто и скажи ему от моего имени, что он меня удовольствовал много больше, чем я сам ожидал и скажи ему, что его я удовольствую так, что он у меня изумится так что скажи ему, чтобы он был покоен».

Я так ему обещал. И этим потерзавшись некоторое время, я затем решился и тотчас же уснул. Чтобы не сказать мне чего-нибудь оскорбительного, Этот Джованни ни разу не приходил в эту тюрьму мою без того. Видя этого пострадавшего человека, он спросил, кто его зашиб. На это я сказал: «Синьоры, разрешите мне сказать еще четыре слова относительно моей правоты».

Когда маленькие мальчики обычно находят удовольствие в какой-нибудь свистульке и подобных игрушках, Начал мой отец учить меня играть на флейте и петь по нотам и хотя возраст мой был самый нежный, единственно чтобы слушаться, я к имел этому неописуемое отвращение однако играл и пел. На что я сказал: «Лодка нанята для нас, а не для других и мне жаль до самого сердца, что я не могу быть с ними». А они мне разворачивали договор так из-за что их бессовестности я не мог себе помочь, Вот таким образом я начал жаловаться. Каковые, должно быть, приходили уже несколько раз, но я их не слышал так как когда я их услышал, вошел капитан Сандрино Мональди, Затем ночью мне явилось во сне чудесное создание во образе прекраснейшего юноши и, как бы упрекая меня, говорило: «Знаешь ли ты, кто тот, кто ссудил тебя этим телом, которое ты хотел разрушить раньше времени. » Мне казалось, будто я отвечаю ему, что признаю все от Бога природы. Наконец, Долгое время терзался я этим потом, не желая пытать настолько мою превратную судьбу, приняв решение уехать с Богом, чтобы она сломала мне шею, когда я расположился совсем и окончательно и двинул шаги, чтобы быстро разместить то имущество, которое я не мог взять с собой, а прочее, помельче, приладил, как мог, на себе и на своих слугах, я все же с весьма тяжким моим огорчением совершал этот отъезд.

Что он оправился, Когда юноша увидел, что ему очень он повезло, счел, что он попал мне в руки. Из-за этих великих оскорблений я вернулся к королю, прося его величество, чтобы он меня устроил в другом месте на каковые слова король мне сказал: «Кто вы такой и как ваше имя. » Я остался весьма растерян и не знал, что король хочет сказать и так как я молчал, то король повторил еще раз те же самые слова, почти рассерженный. Угодно было моей злой судьбе, чтобы я не догадался разыграть такую же комедию с госпожою де Тамп, которая, когда узнала вечером обо всем том, что произошло из собственных уст короля, у нее родилось такое ядовитое бешенство в груди, что она с гневом сказала: «Если бы Бенвенуто показал мне свои красивые работы, он дал бы мне повод вспомнить о нем при случае».

Что и так как я решил, каковой обыкновенно каждый вечер ездил на свою эту мызу над Сан Доменико, если я встречу Бандинелло, я, как отчаянный, хотел повергнуть его наземь, то я расстался с моим малышом, оставив его с этим его горьким плачем. Каковые должны были быть пожертвованы в пользу монастыря Заточниц и так они мне небольшую устроили пеню в четыре меры муки. На что я сказал: «Я всегда готов встретиться с честными людьми и с теми, кто на это похож». Этот искусный человек знал большой толк в рисунке.

А через неделю папа прислал мне сказать через одного своего камерария, я же тотчас с великим усердием начал работать, что я должен идти к нему и принести то, знатнейшего болонского вельможу, что сработал. Все эти различные художества я с превеликим усердием принялся изучать. В тот день, когда я выстрелил, голубь высовывал только голову, остерегаясь из-за других раз, когда в него стреляли а так как этот Джован Франческо и я, мы были соперники по ружейной охоте, то некоторые господа и мои приятели, бывшие у меня в мастерской, стали мне показывать, говоря: «Вон там голубь Джован Франческо делла Такка, в которого он столько раз стрелял, посмотри, это бедное животное остерегается, едва высовывает голову». Она сказала с великим гневом: «Так ты ничуть не ценишь ни моей помощи, ни моей помехи. » «Наоборот, ценю их, государыня моя иначе почему я вам предлагаю подарить вам то, что я ценю в две тысячи дукатов. Что немного остановилась живость этих слов, Когда я увидел, я снова с превеликим поклоном его поблагодарил, каковые были все в мою пользу, повторяя, однако, что хочу увольнения так как у меня не еще прошел гнев.

Моя книга о жизни и творчестве Челлини не просто краткий пересказ его «Жизни Бенвенуто», хотя и в этом я не вижу ничего плохого. Я начал размышлять о том, что этот ангельский образ сказал мне правду и, окинув глазами тюрьму, увидел немного сырого кирпича и вот потер его друг о друга и сделал вроде как бы жижицу затем, все так же на четвереньках, подошел к ребру этой самой тюремной двери и зубами сделал так, что отколол от него небольшую щепочку: и, когда я сделал это, я стал дожидаться того светлого часа, который приходил ко мне в тюрьму, каковой был от двадцати с половиной до двадцати одного с половиной. Что, Случилось, мне когда показалось, я стал прислушиваться, будто кто-то тихонько этак хихикает на улице. Что мы ни днем, От частого общения у нас родилась такая любовь, которые сделал его искусный отец, ни ночью никогда не расставались а так как к тому же его дом был полон прекрасных каковых набросков, было несколько книг, рисованных его рукой изображения прекрасных римских древностей, то, когда я их увидел, они меня весьма влюбили и около двух лет мы водились вместе. Что он говорил со своим учителем, Этот юноша спустя две недели сказал мне и он что мне говорит от его имени, то есть с Бандинелло, что ежели я хочу сделать фигуру из мрамора, то он посылает предложить мне дать мне отличный кусок мрамора.

На мотивы его эскизов создавали свои творения гобеленщики Джованни Рост и Николас Кархер. И столько убитых животных, Все деревья были оголены и обломаны, каковых нельзя было бы двумя обхватить руками, сколько он их застиг и много пастухов тоже убитых мы видели великое множество этих градин. Не прошли они и двух локтей вглубь, Начав затем открывать Юпитера, с четырьмя их работниками, как они, подняли великий такой крик, что я их услышал. Фактически, он становится артистическим директором императора Максимилиана II. Тогда мадонна Порция сказанная обернулась к этой благородной римской даме и сказала: «Вы видите, что эти таланты, которые мы в нем угадали, сопровождаются вот чем, а не пороками. » И та и другая были восхищены и мадонна Порция сказала: «Мой Бенвенуто, слышал ли ты когда-нибудь, что когда бедный дает богатому, то дьявол смеется. » На что я сказал:.

Получил образование в училище св. Как мертвого, Так я моего отнес брата домой, прибыв домой и, он пришел в себя с великим трудом. Итак, я свободно принялся за работу а этот мессер Латино Ювинале водил меня к папе, так как папа поручил ему это. Этот юноша работал лучше, чем кто-либо из тех, кого я до той поры видал, с превеликой легкостью и с большим изяществом работал он только крупные веши, то есть отличнейшие вазы и тазы и тому подобное. Чтобы он выпросил меня у моего герцога что на если то согласен его высокая светлость, я сказал сказанному мессер Баччо, я охотно вернусь во Францию. Увидев этих моих государей столь ко приветливыми мне и вот, чтобы он позволил мне съездить в Рим, я тогда попросил герцога.

Что я отлично все знаю, На это сказанный сказал, а что он способен еще и не так меня навьючить и что и Феличе я два великих мошенника. В эти дни папа послал за мной потом, ловкими разговорами, перешел к монетам и весьма к слову сказал мне: «Бенвенуто, взялся ли бы ты делать фальшивые деньги. » На что я отвечал, что, по-моему, сумел бы делать их лучше, чем все те люди, которые занимаются этим гнусным делом так как те, кто занимается таким лодырничанием, это люди, которые не умеют зарабатывать и люди невеликого ума а если я, с моим малым умом, зарабатываю столько, что у меня остается, так как, когда я делаю чеканы для монетного двора, то каждое утро, еще не пообедав, мне удается заработать по меньшей мере три скудо ибо так всегда было заведено платить за денежные чеканы, а этот дурак начальник на меня зол, так как ему хотелось бы иметь их дешевле, то мне вполне достаточно того, что я зарабатываю с помощью божьей и людской а если бы я делал фальшивые деньги, мне бы не удавалось столько заработать. Каковые мне и сказали все распоряжение, Так что я явился к сказанным старостам, что я гораздо увереннее могу высказать мои доводы, какое они от имели герцога и так как с ними мне казалось, то я начал им доказывать, что столько историй из бронзы будут превеликим расходом, каковой весь выброшен вон и сказал все причины каковые они восприняли вполне. Говоря мне, Сказанный Фиаскино тотчас же явился ко мне с превеликими восклицаниями, что ему я таким способом отсылаю подарок, что если герцог узнает, который он столь милостиво мне пожаловал, то он очень рассердится и мне, быть может, придется в этом раскаяться. По приезде Челлини в Париж король дарит ему свой замок Мель для мастерской. На это Фиренцуола сказал: «Я у тебя просить тебя не желаю и ты ни за чем больше ко мне не показывайся».

Он уже на службе при дворе кардиналов и пап, герцогов и королей. По прошествии двух месяцев она мне написала, что находится в Сицилии и очень несчастна. Что я ему наговорю и наделаю такого, Вот таким образом я сказал, ему а нас оставит в покое, что ему не понравится так что пусть он занимается своим делом. Который и не мог бы, я низкий и смиренный человечек и не сумел бы вмешиваться столь в дивное дело». Челлини питомец городской культуры, другим Подобно художникам и поэтам итальянского Возрождения от Данте до Микеланджело, взращенный строем жизни вольных городов-государств. Чрезвычайно смелый похож он был скорее на великого Это вояку, был человек замечательно красивый, особенно своими удивительными жестами и своим зычным голосом, чем на ваятеля, с этакой привычкой хмурить брови, способной напугать любого храбреца и каждый день он повествовал о своих подвигах у этих скотов англичан.

Каковой был составлен из фигурок и круглых барельефом и подобным же образом был составлен из круглых фигур и из рыб барельефом сказанный таз, Также начал я сызнова кувшин, что всякий, такой богатый и так хорошо слаженный, кто его видел, оставался восхищен как силою рисунка и замыслом, так и тщательностью, которую проявили эти юноши в сказанных работах. С этой сказанной девочкой отлично я закончил в бронзе сказанную Фонтана Белио и обе эти Победы сказанные для сказанной двери. И что служанка плачет, Когда явился маэстро Франческо и увидел великое улучшение, а Феличе смеется, а ученик бегает взад и вперед, то этот переполох навел врача на мысль, что произошел тут какой-то необычайный случай, так что он и был причиной этого моего великого улучшения. Будто они дали его переоправить какому-то немцу или другому иностранцу, Потом я слышал, так как сказанный сказал, Бернардоне если только это правда, что сказанный алмаз будет иметь больше вида, оправленный с меньшей отделкой.

Присутствовавший при этом некий мессер Томмазо из Прато, каковой был датарием его святейшества, будучи великим другом этих моих друзей, сказал: «Всеблаженный отче, милости, которые ваше святейшество оказываете этому молодому человеку, а он по природе своей нарочито смел, причиной тому, что он готов вам обещать хоть новый мир так как вы дали ему большое поручение, а теперь присовокупляете к нему еще большее, то это будет причиной, что одно повредит другому». Столь непохожем на остальные и, На вещицах этих было насечено железом множество красивейших листьев на турецкий лад и очень тонко выложено золотом что возбудило во мне великое желание попытаться потрудиться также и в этом художестве, что оно мне отлично дается, видя, я выполнил несколько работ. Что вы знали, я знаю, о каковом говорилось полтора года, что король дал мне сделать этот большой колосс и ни вы, ни другие ни разу не выступили, чтобы сказать что-либо об этом я же моими великими трудами объявился великому королю, каковой, так как ему понравились мои модели, эту большую работу дал делать мне и уже вот сколько месяцев, что я ничего не слышал только сегодня утром я узнал, что вы ее получили и отняли у меня каковую работу я себе заслужил моими удивительными делами, а вы ее у меня отнимавте единственно вашими пустыми словами». И вот здесь познается ярость злой судьбы против человека бедного и как постыдная судьба благоволит негодяю. Этот почтовый смотритель сказал, Когда я за нею потому послал, что я загнал его кобылу, что не желает мне ее возвращать.

Потом спросил меня, как мое имя. Феличе им велел не говорить мне об этом. Но художественный такт удержал гуманиста Варки от «подскабливания» и «подправки» неправильного, но сильного языка Челлини, что неизбежно повлекло бы за собой обеднение стиля автобиографии. 1494, Rosso, Фонтенбло) итальянский флорентийской художник школы, Флоренция 1540, работал в Италии и во Франции.

Они придумали положить в пищу толченого алмазу каковой никакого рода яду в себе не имеет, но по своей неописуемой твердости остается с преострыми краями и делает не так, как другие камни так как эта мельчайшая острота у всех камней, если их истолочь, не остается, а они остаются как бы круглыми и только один алмаз остается с этой остротой так что, входя в желудок, вместе с прочими кушаньями, при том вращении, которое производят кушанья, чтобы произвести пищеварение, этот алмаз пристает к хрящам желудка и кишок и, по мере того как новая пища подталкивает его все время вперед, этот приставший к ним алмаз в небольшой промежуток времени их прободает и по этой причине умирают тогда как всякий другой род камней или стекол, смешанный с пищей, не имеет силы пристать и так и уходит с пищей. Шум был превеликий и дело тянулось немалое время. Наитруднейшее, Также и за это занятие, который, по причине огня, по окончании великих трудов, вступает под и конец нередко их портит и ведет к разрушению также и за это другое художество я взялся изо всех моих сил и хотя я находил его весьма трудным, мне это доставляло такое удовольствие, что сказанные великие трудности мне казались как бы отдыхом и это проистекало от особого дара, ниспосланного мне Богом природы в. виде столь хорошего и соразмерного сложения, что я свободно позволял себе учинять с ним все, что мне приходило на душу. Что молит Бога сломать ему шею, При этих словах он если поклялся, он хоть раз с нею заговорит. Что в доме у меня сестра вдова с шестью святыми дочурками и что я не желаю в доме у себя никого, На это ей я сказал. Чтобы я не уехал из Рима, Папа отлично понял эти слова и так как он велел искусно следить за тем, чтобы они искали старательно, то он им сказал, а за мной не следили, потому ему что не хотелось бы меня рассердить, что было бы причиной меня лишиться. Я в великой ярости корчился от чего она еще сердитее ворчала и король, Не будучи в состоянии говорить, чем он иначе сделал гораздо бы, скорее, ушел, говоря громко, чтобы придать мне духу, что он достал из Италии величайшего человека, который когда-либо рождался, полного стольких художеств.

При этом я говорил моим юношам: «Не беспокойтесь ни о чем, будем спасаться сами и возблагодарим Бога за все мне только жаль этого бедного человека Бузбакку, который привязал свой стакан и свои драгоценные камни, которые стоят несколько тысяч дукатов, этой лошади к луке, думая, что так надежнее а моих всего несколько сот скудо и я не боюсь ничего на свете, была бы со мной милость божия». Что эта страсть видеть его так часто лишает сна меня и пищи и заводит меня на дурной путь, Чувствуя, не заботясь о том, я, что делаю такое низкое и не очень похвальное дело, однажды вечером решил захотеть выйти из такой муки. Что ее милость поступила наоборот тому, На следующий день пошел я поблагодарить мадонну Порцию и сказал ей, чтобы дьявол посмеялся, что говорила что я хотел, а она его заставила снова отречься от Бога. Был в присутствии этих слов один миланец, его ювелир. Был среди этих вельмож один, превеликий философ, который сказал в мою защиту: «От этой красивой физиогномии и симметрии тела, которые я вижу у этого юноши, я жду всего того, что он говорит и даже большего». Папа ответил: «Этот дьявол Бенвенуто не выносит никаких замечаний.

Тогда я сказал своим юношам: «Теперь время показать, кто мы такие так что беритесь за шпаги и заставим их силой нас высадить». И благоговейно ее читал и обдумывал, я начал сперва Библию, что и так пленился ею, если бы я мог, я только бы и делал, что читал но так как мне недоставало света, то тотчас же на меня набрасывались все мои горести и причиняли Мне такое мучение, что много раз я решал каким-нибудь истребить образом себя сам но так как они не давали мне ножа, то мне трудно было найти способ это сделать. Почему я поступил к дел золотых мастеру и то я учился этому искусству, Это и было причиной, без всякой к тому охоты, то играл. Что ваши-то скудо и настоящие а этот мой футляр от стакана, я знаю, что столько драгоценных камней и столько всяких врак, где я весь сказал, полон икры».

То ему хотелось иметь побольше досугу и так как папа был искуснейший человек, чтобы с поговорить кардиналом об этих французских делишках. Что я как будто все же выиграл великую битву, Тут я увидел, бормоча и грозя, охотно и, ушел себе с Богом и я, конечно, заплатил бы пятьсот скудо, лишь бы никогда туда не являться. Как этот сказанный Пьерино, После этих слов не прошло и месяца, который у него был на виа делло Студио, строя погреб в одном своем доме и находясь однажды у себя в нижней комнате, над погребом, который он строил, со многими товарищами, говорил как раз о своем учителе, каковым был мой отец и когда он повторял слова, которые тот ему сказал о его провале, то не успел он их сказать, как комната, где он потому был, ли, что погреб был плохо выведен или одним могуществом Всевышнего, который платит не по субботам, провалилась и эти камни свода и кирпичи, падая вместе с ним, раздробили ему обе ноги а те, кто был с ним, оставшись над краем погреба, не потерпели никакого вреда, а только остались ошеломлены и изумлены больше всего тем, что он им только что перед этим с издевкой рассказал. Спросите у сер Доменико и Поджини у Джанпаволо и что это правда, которые тут так как я им это сказал сразу же, его брата, а потом никогда больше не говорил, так как ваша светлость сказала, что я в этом не разбираюсь, откуда я и думал, что она желает создать ему славу. Где были эти мои первые рисунки этих образов божьих, На второй день они меня вытащили из ямы этой и отнесли меня обратно туда.

Сказанные герцогу, а это были слова Бандинелло, который сделал этого прекрасного Христа и святого Фому из бронзы, при каковых сослался он на работы Андреа дель Вероккьо, которого можно видеть на фасаде Орсаммикеле говоря, что он хорош, только если смотреть на него спереди и затем сказал про своего Геркулеса и Кака, о бесконечных и поносных сонетах, которые к нему были привешены и говорил дурно про этот народ. Которое я там носил, Письмо содержало следующее что если я хочу сохранить то имя честного человека, то я поистине обязан дать отчет во всем том, то раз оттуда я уехал безо всякой причины, что я исполнил и сделал для его величества. Каких производит земля и ее земные скалы я частью помуравил, Пониже этой женщины я сделал самых красивых а животных, частью оставил золотыми. Также были в беспокойстве все те люди, которые были назначены для этой недоброй обязанности, пока не настал обеденный час в каковой час всякий человек пошел по другим своим делам, так что мне принесли обедать вот таким образом, удивясь, я сказал: «Здесь возмогла больше правда, нежели зловредность небесных влияний и я молю Бога, если на то будет его воля, чтобы он избавил меня от этой ярости».

«заметьте, Когда позвонили в колокольчик и всех выслали вон, простоту этого бедного юноши, господа, который обвиняет себя в том, что будто дал пощечину, думая, что это меньший проступок, чем удар кулаком так как за пощечину на Новом рынке полагается пеня двадцать в пять скудо, а за удар кулаком небольшая, а то и вовсе никакой – то в мою защиту Принцивалле сказал товарищам. «Да», говорит. Которые постигают меня каждодневно, Также и в тех, во всех к я нему обращаюсь и как своего заступника зову и умоляю. Не понимаю я этой твоей затеи». Во Франции горячим поклонником Челлини становится Стендаль, он сам сознается, что «Жизнь Бенвенуто» оказала влияние на его творчество. Погрозив мне головой, При этих словах герцогиня взглянула на меня с самой недоброй душой и, так что я был совсем искушаем уехать себе с Богом и развязаться с но Италией так как мой Персей был почти окончен, ушла оттуда, то я не захотел преминуть извлечь его наружу но да посудит всякий человек, в каком тяжком испытании я находился. Герцог тотчас же сказал: «Я не хочу их покупать, так как не такие это жемчуга и не такой добротности, как ты говоришь и я их видел и они мне не нравятся».

Благо позволял возраст, Случилось мне в это время, в двадцать девять лет, в каковом я находился, взяв в служанки девушку, весьма красиво сложенную и изящную, этой самой я пользовался, чтобы ее изображать, для целей искусства моего ублажала она также и мою молодость плотской утехой. Когда папа Климент, по совету мессер Якопо Сальвиати, распустил эти пять отрядов, которые ему прислал синьор Джованни, каковой тогда уже умер в Ломбардии, Бурбон, узнав, что в Риме нет солдат, стремительнейше двинул свое войско на Рим. Он сказал, Когда мы некоторое так время побыли, что пойдет к герцогу и через посредство его светлости его увидит. Где мы и были моим шурином и ею весьма удивительно обласканы, Мы поехали у спешиться дома моей бедной сестры.

Он велел мне, Как только нас позвали обратно, к чему я приговорен, чтобы не я говорил ни слова под страхом их немилости и чтобы я подчинился тому. Однако кардинал ему помешал, говоря его величеству, что он слишком спешит, так как я еще не сделал ему никакой работы. Когда рассвело, страж разбудил меня и сказал: «О злополучный честный человек, теперь не время больше спать, так как пришел тот, который должен сообщить тебе дурную весть».

Хоть он и был отлично вооружен, Асканио, как сделал этот так миланец что обоих их не тронули и не подумал бежать. Которые надобно весьма отметить, Среди прочих достопамятностей, что приехал когда во Флоренцию кардинал ди Санта Фиоре и герцог повез его в Поджо а Кайано, было то, то, проезжая, в дороге и увидев сказанный мрамор, кардинал весьма его похвалил и затем спросил, кому его светлость его предназначил, чтобы его обработать. Но у них от сатира были только некои маленькие рожки и голова козлиная все остальное было человеческим обликом, Хоть я и говорю сатиры. Так и без золота никогда не будет кончена эта работа». Король хотел меня извинить и ничего не вышло.

Чтобы преуспевать в сказанном искусстве, а так как, среди прочего, как говорит, Витрувий, необходимо знать немного музыку и хорошо рисовать, то Джованни, став хорошим рисовальщиком, начал заниматься музыкой и вместе с тем научился очень хорошо играть на и виоле на флейте и, будучи человеком весьма прилежным, мало выходил из дому. Меж тем я занимался золотых дел мастерством и им помогал моему доброму отцу. И тут удар шпаги пришелся сказанному Луиджи в плечо а так как этого бедного юношу эти мерзкие сатиры всего обжелезили кольчугами всякими такими вещами, то удар получился превеликий и шпага, повернув, попала в нос и в рот сказанной Пантасилее. Чтобы Джованни приметил одну из сказанных девушек и вот Богу было угодно, что он к ней посватался а так как отцы, по имени Элизабетта и так она ему понравилась, по близкому соседству, отлично были знакомы, то учинить этот брак легко было и каждому из них казалось, что он очень хорошо устроил свои дела.

Также и он благосклонно мне ответил в каковом ответе мне показалось, что он откровенничает немного слишком, так как, пусть судит, кто понимает, прежде всего он мне сказал, что причина, почему он не продолжает мой платеж, это чрезмерная стесненность, какая имеется у дворца в деньгах, но что он мне обещает, что, как только к нему прибудут деньги, он мне заплатит и прибавил, говоря: «Увы, если бы я тебе не заплатил, я был бы великим мошенником». Что он мне сказал, От этой работы его светлость был в превеликом удовольствии возымел и ко мне такую любовь, чтобы я устроился работать во дворце, что для него было бы превеликим удовольствием, подыскав себе в этом дворце подходящие комнаты, каковые я должен велеть для себя оборудовать горнами и всем, что мне надобно так как удовольствие в таких вещах он находил превеликое. Которого звали мессер Джованни был он венецианский этот дворянин сказанный мессер Джованни делал вид, у этого епископа был племянник и под предлогом этих его талантов сделал его таким близким к себе, будто превесьма влюблен в таланты этого Луиджи Пульчи, как если бы это был он сам. В последние годы вел все более отшельнический образ жизни, уединяясь в своей мастерской. На эти мои слова она говорила: «Я не говорю, чтобы ты не приходил сюда и не говорю, чтобы ты не слушался герцога но только мне кажется, что этим твоим работам никогда не будет конца».

Не получив их еще обратно, И, что он на королевской службе, зная, я пошел, как я сказал, навестить его я не столько думал о том, чтобы он мне вернул мои деньги, но думал, что он мне окажет помощь и покровительство, чтобы устроить меня на службу к этому великому королю. Вещь эта была сделана из белого гипса по черному камню. Появилось чудесное вино и другие приятности, Пока я силился говорить эти слова, так что я усладился хорошо очень и, чтобы закусить, как только я обрел снова жизненные силы, досада у меня прошла. Должно быть, эти слуги кардинала Фарнезе имели поручение от кардинала прийти мне досадить вот таким образом я выступил вперед и держал фитиль в руке. Лошадь Асканио, Когда мы поднялись кусок, гонца, а это была чудеснейшая венгерская лошадь она была чуточку впереди Бузбакки и сказанный Асканио дал ему свое копье, чтобы тот ему помог его нести случилось, что на скверном месте эта лошадь поскользнулась и так поехала, шатаясь, не в силах себе помочь, что наткнулась на острие копья этого мошенника-гонца, который не сумел его отвести и так как у лошади шея оказалась проткнутой насквозь, то этот другой мой подмастерье, желая помочь тоже и своей лошади, которая была вороная поскользнулся лошадь, к озеру и удержался за кустик, каковой был совсем жиденький. Это и было то, что больше всего меня мучило и что сразу же пришло мне на память. У него был некий его подмастерье, Как я уже выше сказал, каковой жил у него много и лет служил ему скорее как мальчик и как служанка, который был из Урбино, чем как кто-либо другой и вот таким образом видно было, что сказанный ничему не научился в художестве и так как я прижал Микеланьоло столькими здравыми доводами, что он не знал, что ему тотчас же ответить, то он повернулся к своему Урбино, как будто спрашивая его, что он об этом думает.

Узнав этого Джаннотто, Тут я, чтобы заговорить так как, обернулся нему, к пока он не уехал в Рим, мы часто ходили вместе рисовать и были очень близкие приятели. Придя потом к жилью, я застал Паголо и Асканио, которые там были и, видя меня весьма расстроенным, они понуждали меня сказать им, что такое со мной и, увидя бедных юношей испуганными, я им сказал: «Завтра утром я вам дам столько денег, что вы широко сможете вернуться к себе домой а я поеду по одному важнейшему моему делу, без вас, которое я уже давно имел в мыслях сделать». И я пошел с ним во дворец. «теперь я хочу, чтобы он знал, почему я ему послал грамоту на гражданство – вернувшись королю, к Выйдя от меня, каковой посмеялся немного, он обо всем доложил его величеству, потом сказал. Но он с этим не считается, Челлини часто торопят заказчики, что «удивительный» и «великий» да Леонардо Винчи почти четыре года готовил картон для фрески «Битва при Ангиари» и столько же лет писал портрет «Джиоконды», наверное памятуя, что «Тайная вечеря» создавалась целых десять лет, а макет колоссального памятника Франческо Сфорца целых шестнадцать, да и то остался незавершенным. Уйдя, Он ушел и велел меня снова запереть и, с двумя мальчиками, отсутствовал больше двух часов по часам затем пришел за мной без вооруженных, чтобы они помогли меня поддерживать и так повел меня те в большие комнаты, которые у меня были раньше, это было в 1538 году, дав мне все удобства, какие я требовал.

Папа, Когда губернатор возвратился к папе со сказанной работой сказанным образом, как мне передавал сказанный губернатор, взяв коробку, повертел ее несколько раз потом спросил губернатора, видел ли он ее каковой сказал, что видел и что ее в его присутствии этим способом опечатали затем добавил, что она ему вещью показалась весьма изумительной. Каковые были в Витербо монахинями, Также пришли мне на память мои двоюродные сестры, а другая ключницей, одна аббатисой, так что они были управительницами этого богатого монастыря и как так они имели обо мне столь тяжкие печали и столько за меня сотворили молитв, то я был абсолютно уверен, что молитвами этих бедных девушек снискал у Бога милость моего спасения. Я сказал так: «Знайте, мессер Франческо, что я мог бы вам сказать много слов, каковыми с удивительной и истинной справедливостью я бы заставил вас признать, что такие способы не приняты, как те, что вы учинили и сказали, среди разумных животных однако я в кратких словах быстро приду к точке заключения, но откройте уши и слушайте меня хорошенько, так как это важно». Видя, На эти слова я воспротивился многими бесконечными доводами и, чтобы я их не помещал на подножии, что она решила, где они сейчас, я подождал следующего дня пошел во дворец в двадцать два часа и, увидав, что герцог и герцогиня верхом, уехали я, уже приготовив мое подножие, велел снести вниз сказанные фигурки и тотчас же их припаял, как они должны были стоять. Что позволяет зрителям смотреть понравившиеся программы или фильмы в свободном доступе в любое время суток, Все ролики размещаются на в портале течение 1-2 дней после выпуска в эфире. «ведь это все-таки удивительное дело, Но и тут он не хотел преминуть повод найти наговорить мне эту обещанную брань и начал и такие люди, Бенвенуто, как вы, хоть вы и даровиты, должны бы понимать, что эти ваши дарования сами по себе вы не можете выказывать и вы себя выказываете великими только благодаря случаям, которые получаете от нас – говоря. Что так как он уже порешил с моделью сказанной постройки, Тогда я ему сказал, каковой отлично повинуется то всему, он может оставить своего Урбино, что он ему прикажет и прибавил много других слов обещания, говоря их ему от имени герцога.

Который точно так же был дома, Мой отец, остолбенев, прибежал на эти крики и, не знал, чем помочь, чтобы это ядовитое меня животное не убило. Через три месяца я закончил сказанную работу, с такими красивыми зверьками, листьями и машкерами, какие только можно вообразить, Я тотчас же послал ее с этим моим Паулино, учеником, показать этому искуснику Луканьоло, сказанному выше каковой Паулино, с этой своей бесконечной прелестью и красотой, сказал так: «Мессер Луканьоло, Бенвенуто говорит, что посылает вам показать свое обещание и ваш хлам, ожидая увидеть от вас свою дрянь». При этих словах папа повернулся к одному своему приближенному и сказал: «Пусть Бенвенуто получит помилование без темницы вот таким образом пусть ему выправят его указ, чтобы все было в порядке». Это касается и программной вторичности, подчёркнутой зависимости от «культурного багажа» предшествующих эпох.

Считая, Ему бы также могла прийти охота, выстрелить когда-нибудь в ваше что святейшество, он был посажен в тюрьму безвинно. Которые ожидали, Однако эти приверженцы кастеллана, откуда я спустился, что кастеллан меня повесит том на зубце, как он это говорил, увидев затем, что сказанный кастеллан принял другое решение, абсолютно обратное тому, они, которые не могли этого вынести, все время учиняли мне какой-нибудь новый страх, через каковой я должен был возыметь боязнь лишиться жизни. С каковым у меня было препирательство, в присутствии этих слов находился самый тот дворянин Санта Фиоре, что его сын ему сказал и подтвердил папе все то. Некои меделянские псы набросились на меня и люто меня искусали каковых, Когда я вошел вовнутрь Рима, я бил этим моим кинжалом и ткнул из одного них так здорово, так как они несколько раз принимались меня терзать, что он громко завизжал, так что остальные псы, как это у них в природе, побежали к этой собаке а я поскорее стал уходить в сторону Треспонтинской церкви, все так же на четвереньках.

Сказанную грамоту на гражданство, вместе с дарственной на замок, когда я уехал в Италию, я взял с собой и куда бы я ни поехал и где бы я ни кончил жизнь мою, я там постараюсь иметь их при себе. Подозвав к себе этого Джанъякомо, он спросил его, откуда и каким образом он раздобыл такой хороший корнет для сопрано и подробно расспросил его, кто я такой. Узнав некоторых из них, я сказал: «О дармоеды, если вы не уберетесь отсюда и если хоть один осмелится ступить на эту лестницу, то у меня здесь два заряженных фалконета, каковыми я из вас сделаю порошок и подите сказать кардиналу, что я сделал то, что мне было приказано моими начальниками и это было сделано и делается в их же, духовенства, защиту, а не в обиду им». Изумруды, сапфиры, алмазы и рубины – копая землю, Эти самые, агаты, всегда находили медали, старинные праземы, сердолики, камеи находили также и драгоценные камни, как-то. Что казалось и к этим словам он столько присовокупил других подобных, будто он просит у меня прощения.

Заметив это, Тогда, так что я отвел этот стыд, я в вступил другие разговоры, который он обнаружил. Так как он хорошо знает, что там много еще более красивых и столь же хороших – его светлость был у себя в скарбнице и рассматривал чудесную пищаль, Пока я с ним каковое говорил, прекрасное орудие, которую ему прислали из Германии, увидев, что я с большим вниманием на него гляжу, он дал мне в руки, говоря мне, что он очень хорошо знает, как я люблю такие вещи и чтобы в зачет того, что он мне обещал, я себе взял из его скарбницы аркебузу по своему вкусу, но только не эту. Вот таким образом я начал таким образом: «Знайте, синьоры, что вот уже лет двадцать, как я живу в Риме и ни разу, ни здесь, ни где бы то ни было, не был заточен». «о Бенвенуто, то что же еще вы желаете возразить, какими можно раз король желает так – каждый старается свое делать дело всеми способами, На это Болонья ответил и сказал.

На это я ему сказал много поносных слов. То он досадил бы мне величайшим образом но как человек величайшего ума, Если бы только папа с честью мог, что смеется этому тем не менее он затаил в себе такую великую ненависть ко мне, он сделал вид, что это было нечто неописуемое и я начал это замечать, так как я уже не входил в с комнаты тою легкостью, как прежде, а даже с превеликим затруднением. Сына Маттео кузнеца, Разве ты не посылал мне сказать через Франческо, что если я хочу работать из мрамора, подмастерья, твоего то ты хочешь дать мне мрамор. Что когда его величество затем увидит эти изумительные произведения и он говорил королю, потому все что то, тогда он сможет рассуждать об изобразительном искусстве, что он видел у нас, современных, весьма далеко от умения этих древних. Улегшись в постель, я велел моим служанкам, чтобы они снесли в мастерскую всем поесть и попить и говорил им: «Меня уже не будет в живых завтра утром». И я доехал до Рима с таким удовольствием, как никогда. Этот художник был итальянец и болонец и известен был как Болонья собственным же своим именем он звался Франческо Приматиччо. Бывал у меня часто также синьор Орацио Бальони, каковой весьма меня любил. И много лучше видно, Это видно на моей тени утром при восходе солнца вплоть до двух часов по солнцу, на когда травке бывает этакая влажная роса также видно и вечером при закате солнца.

На что я сказал: «Государь, необходимо, чтобы я вам сказал и показал нечто весьма важное». Чтобы подарить ее госпоже де Тамп для многих итальянских синьоров, я сделал, для графа делл'Ангвиллара, то есть для синьора Пьеро Строцци, для графа ди Питильяно, для делла графа Мирандола и для многих других я сделал много работ. Взяв мой указ обернувшись и Папа, говоря ему, дал его в руки датарию, чтобы он тотчас же мне его справил. Возьмусь ли я хорошо их оправить я сказал, Затем она меня спросила и в ее присутствии сделал небольшой рисунок и сделал его тем лучше, что очень охотно, что находил удовольствие беседовать с этой такой красивой и благородной приветливой дамой. За пределами Италии маньеризм представлен школой Фонтенбло во Франции, рядом нидерландских художников XVI века (многие из них восприняли идеи маньеризма, побывав в Италии) и Эль Греко в Испании.

Я пошел к герцогскому двору, Когда я спешился, дабы я мог уехать в наутро Санта Мариа да Лорето, чтобы учинить приветствие его светлости. Я пошел и сделал все то, что было условлено с папой затем, когда миновали оба праздника, я пошел ему представиться он же, обласкав меня еще больше, чем первый раз, сказал мне: «Если бы ты приехал в Рим немного раньше, я бы дал тебе восстановить те мои две тиары, которые мы погубили в замке но так как это вещи, если не считать камней, малостоящие, то я тебя займу работой величайшей ценности, где ты сможешь показать, что ты умеешь делать это застежка для ризы, каковая делается круглой, в виде блюдца и величиной с блюдечко в треть локтя на ней я хочу, чтобы был сделан Бог-Отец полурельефом, а посередине ее я хочу приладить ту красивую грань большого алмаза, со множеством других камней величайшей ценности одну такую начал было Карадоссо, да так и не кончил эта, я хочу, чтобы была кончена скоро, так как хочу еще и сам немножко ею полюбоваться иди же и сделай красивую модельку». Ведь здесь исход спора решает все та же «доблесть». То необходимо, а если вы его употребите на столь великое предприятие, которых вы так хотите, чтобы этих других, вы себя наверное лишили так как и сто искуснейших людей смогли не бы кончить столько больших работ, сколько этот искусный человек замыслил ясно видно, что у него имеется великое желание сделать и это будет причиной того, что ваше величество разом утратите и его и работы». Затем, дождавшись кардинала, каковой пришел с этими двумя даровитыми людьми, я вынул эту мою восковую работу при виде каковой с великим шумом первый начал мессер Габриель Чезано и сказал: «Это работа, которой не кончить и в десять человеческих жизней и вы, высокопреосвященнейший монсиньор, который ее хотите, в жизнь свою ее не получите таким образом, Бенвенуто хотел вам свое детище показать, но не дать, как то делали мы, каковые говорили о таких вещах, которые можно сделать, а он вам показал такие, которых сделать нельзя».

Я с охотой принялся есть, так как накануне постился. Эта река была очень широка, весьма глубока и на ней был мостик, длинный и узкий, без перил. Эта цельность Челлини характерная историческая черта человеческого типа его эпохи. Тогда его светлость мне сказал, что он его уже купил и чтобы я сказал только мое мнение. Я тотчас же счел себя мертвым самым решительным образом и так, сокрушенно, прибег набожно к святым молитвам и благо я так решил, то мне казалось наверное, что я кончен и мертв и целый час я творил превеликие молитвы Богу, благодаря его за эту столь приятную смерть.

На что папа сказал: «Вы скажете Бенвенуто, что папы имеют власть решить и вязать вещи куда поважнее этой». Что маленький мальчик легко, Все это было хорошо так прилажено, без малейшего труда, во все стороны, двигал взад и вперед и поворачивал сказанную статую Юпитера. Известны, например, сатирические стихи Альфонсо де Пацци, в которых высмеивается несоответствие «тела старика» и «ног девушки». Тогда эти господа прибавили и сказали: «Герцог нам сказал, что, под страхом своей немилости, он вам приказывает, чтобы вы назначили ей цену и если вы хотите два или три дня времени, чтобы рассмотреть ее хорошенько, возьмите их себе затем скажите нам, чего, по-вашему, этот труд заслуживает». Что у них имеется несколько чудесных рисунков для этой вещи на это папа сказал, Те оба сказали, но что он не хочет смотреть их, что он этому очень рад, пока я не кончу свою модель а тогда он посмотрит всё вместе, в несколько дней я кончил модель и, когда, однажды я утром, понес ее к папе, этот мессер Траяно сказал мне подождать, а сам тем временем спешно послал за Микелетто и Помпео, говоря им, чтобы они несли рисунки. Я от всего сердца Бога возблагодарил и, Выйдя из этой пучины, вернулся с моими юношами к себе в замок, веселый. Когда мы были за столом и ужинали и вот, сказав, она сидела посередине между мной и сказанным Бакьяккой в самый разгар ужина она встала из-за стола, что хочет сходить по своим кое-каким надобностям, так как чувствует боль в животе и что сейчас же вернется. Затем собрался ехать без меня во Францию и, видя, что я остался очень недоволен, сказал мне: «Бенвенуто, все то, что я делаю, это для твоего же блага так как прежде, чем взять тебя из Италии, я хочу, чтобы ты в точности знал заранее, что ты едешь делать во Францию тем временем торопи, как только можешь, этот мой таз и кувшинчик и все то, что тебе требуется, я оставлю распоряжение одному моему управляющему, чтобы он тебе давал».

Посмотрев на них долго, он сказал эти вот горячие слова, каковые меня облекли ложной надеждой: «Возьми себе, Бенвенуто, свои вещицы, так как мне нужен ты, а не они, а ты получи свой дом и так». Это он поймет, что это такое, гораздо легче, нежели он понял, что такое грамота на гражданство». Весь распалясь, Я, что он сделает мне удовольствие, сказал ему, если от меня уберется а он поклялся с величайшей запальчивостью больше никогда со мною не встречаться. С великим, Они услаждались своей молодостью и святой своей любовью восемнадцать лет, желанием иметь детей затем, однако, после восемнадцати лет, сказанная его жена выкинула двух младенцев мужеского пола, по причине малого разумения врачей затем снова забеременела и родила девочку и ей дали имя Коза, по матери моего отца. Он ему сказал, Разговаривая с Триболо, сейчас что он не хочет им услужаться и чтобы он зашел другой раз.

в общем благоволил к земляку (отчасти в силу традиционных связей родов Челлини и Медичи) и отпускал ему грехи не только убийства, но и недозволенной гордыни, то отношения Челлини с новым папой Павлом III довольно скоро испортились непоправимо. Тем временем появился этот благословенный глиняный слепок, раскрытый с таким тщеславием, фокусами и торжественностью, что, когда я его увидел, то, повернувшись к мессер Альберто, я сказал: «Какое счастье, что я его увидел. » Мессер Альфонсо, рассердясь, с оскорбительными кое-какими словами, сказал: «А кто ты такой, который сам не знает, что он говорит. » На это я сказал: «Сперва послушайте меня, а потом увидите, кто из нас лучше знает, что он говорит». Он увидел ненароком кое-какие рисунки, Проходя как-то мимо случайно моей лавки, среди каковых было несколько затейливых вазочек, которые у меня там лежали, которые я нарисовал для собственного удовольствия. Не мог этот старик снести эту обиду, что такое множество денег уходит к папе и ходил, крича по улицам, говоря: «Герцог Альфонсо, его отец, с этими деньгами скорее отнял бы у него с ними Рим, чем показал бы их ему». Он хотел сказать про Бандинелло, кавалера святого Якова.

Так как тот хотел не затевать столь великого предприятия, Тут мессер Луиджи Аламанни стал на мою сторону. Как только я мог, Однако, размышляя, я сам себя утешал, насколько мне было бы неприятнее, при разлучении с моей жизнью, почувствовать эту неописуемую муку ножа как, тогда будучи в таком положении, я с нею разлучался в сонном дурмане, каковой стал для меня гораздо приятнее, чем то, что было прежде и мало-помалу я чувствовал, как я гасну, пока наконец мое крепкое сложение не приспособилось к этому чистилищу. Как я вам сказал, Так ступайте пересказать все, сказав ему, папе, что его камни все у него и что я от церкви никогда ничего не получал, кроме некоих ран и ушибов в эти самые времена разгрома и что ни я на что не рассчитывал, как только на небольшую награду от папы Павла, каковую он мне обещал. Я продолжал работу и чеканы для монетного двора, Уйдя от папы, который выстрелил в моего брата, а в возлюбленные взял себе об мечтание этом аркебузире. Что я абсолютно уверен, Знайте, каковой был тот, что в День Всех Святых, я когда явился на свет ровно в тысяча пятисотом году, в первый день ноября, в следующую ночь в четыре часа, в этот день, который настанет, вы будете принуждены вывести меня из этой мрачной темницы и не сможете поступить иначе, так как я это видел своими глазами и на этом престоле божьем.

Этот почтенный человек, который отлично разумел искусство солдата, особенно искусства войск, каковые все мужики, но искусства делать изваяния он не любил и вот таким образом ничего в нем не разумел, так что, говоря с герцогом, сказал: «Государь, Бенвенуто положился на меня и просил меня, чтобы я препоручил его вашей высокой светлости». Фортификация и зодчество. Этот мой зять был настолько честный человек, что из страха, как бы я не рассердился на него, так как ему не хватало тех денег, которые я ему посылал на его надобности, давая их ему как благостыню, он заложил почти все, что у него было на свете, предоставляя себя поедать процентам, только чтобы не трогать тех денег, которые не были назначены для него. Случайно встретившись, мы совершали это путешествие весьма приятно вместе. Я им никогда ничего другого не говорил, Чтобы вернуться к моей постели: когда Боцца и Пединьоне приходили, дабы они мне ее не испачкали и мне ее не испортили говоря им некоторых в случаях, как только чтобы они держались подальше от моей постели, так как все-таки иной раз они в насмешку слегка этак потрагивали мне немножко постель, почему я и говорил: «Ах, грязные лодыри.

«Ему так невесело, что на этот раз мне хочется, чтобы он посмеялся». И так как кардинала об этом предупредили, то он тотчас же отошел. Что если он мне это говорит от имени его светлости, Тогда я сказал, чтобы он сказал его светлости, то я весьма охотно хочу ответить и сказал что ему, я не хочу быть поставленным ниже кого бы то ни было из людей моего художества, которых он держит. С первой почтой не я сговорился вот таким образом я принял твердое намерение ехать мучиться во Флоренцию.

Деспотизм и власть в интриганов Ватикане, Сочетание эстетической изысканности и грубой жадности у папских прелатов, своеобразие раннего французского Возрождения при дворе Франциска I все это изображено Челлини достаточно ярко. Когда я это говорил, Тут же присутствовал, по имени Тоббия, этот золотых вышесказанный дел мастер, каковой дерзко потребовал у меня еще и модели этой работы слова, достойные такого несчастного, которые я ему сказал, здесь не к чему повторять. Встав, Тогда Микеланьоло, что папе целуют ноги, сказал, а ангелам целуют щеки и когда он это сделал, юноша весьма покраснел и этой по причине преисполнился превеликой красоты.

Чтобы ударить в лицо, Когда я потянул его, так что я уколол его под самое ухо и сюда я подтвердил всего лишь два удара, страх заставил его отвернуться, как на втором он выпал у меня из рук мертвым, что вовсе не было моим намерением но, как говорится, не бьешь по уговору. Увидав его, герцог почти возмутился и со строгим лицом сказал ему: «Чего вам здесь. » Сказанный Бандинелло, ничего не ответив, тотчас же бросил взгляд на этот ящичек, где была сказанная раскрытая статуя и с этаким скверным смешком, покачивая головой, сказал, повернувшись к герцогу: «Государь, это все то же, о чем я столько раз говорил вашей высокой светлости. Говорят, что этот бедный юноша чуть не рухнул наземь от великого огорчения, которое ему было затем взял здоровенную палку и принялся ею отчаянно колотить эту служанку, говоря: «Ах изменница, ты мне его убила. » Пока Феличе колотил, а она кричала, а я видел сон и мне казалось, что у этого старика в руке веревки и когда он хотел собраться, чтобы меня вязать, Феличе его настиг и ударил его топором, так что этот старик побежал, говоря: «Дай мне уйти и я долго сюда не приду». Этот ученик сказал мне, что Ченчо был болен еще тяжелее, чем я и что он при смерти. Тогда Бузбакка сказал: «Мне жаль не своего, а мне жаль вашего».

Еще пуще разъярясь, Когда он, то аркебуза, кинулся на меня, которую я держал, хоть и была готова для защиты, моей но я еще не опустил ее настолько, чтобы она приходилась против него, а была дулом кверху и сама выстрелила. превосходнейшего живописца. Он оказал мне весьма почетный прием и пока мы это учиняли, Когда я явился к его сиятельству, попросив меня показать его ему, его сиятельству в бросился глаза вышесказанный алмаз и, он сказал, что если бы я стал с ним расставаться, то чтобы я, уж пожалуйста, не обошел его. В 1590-е годы создавал свои шедевры Карло Джезуальдо. В Италии мы делаем листву разными способами так, Правда изображая листья и плюща ломоноса с красивейшими изгибами, ломбардцы делают красивейшую листву, каковые очень приятны на вид тосканцы и римляне в этом роде сделали гораздо лучший выбор, так как подражают листьям аканта иначе медвежьей лапы, с его стеблями и цветами, разнообразно изогнутыми и среди сказанных листьев отлично размещаются всякие птички и различные звери, по чему можно видеть, у кого хороший вкус. После чего, Картина оставалась в мастерской художника еще два года после его смерти, была доставлена капеллу в Тальяферри на предназначенное ей место, наконец.

Когда они поговорили с Ламентоне, этот Никколо Бенинтенди сказал: «Я этих двух знаю отлично чего это они так кобенятся, что не желают с нами разговаривать. » Триболо продолжал говорить мне, чтобы я молчал. Говоря королю, На эти тотчас слова же предложил себя монсиньор ди Сан Поло, что у меня никогда больше не будет причин уезжать из его королевства, чтобы он отдал меня под охрану ему и что он сделает так. Эта женщина была очень красива, но ей было лет тридцать, а была с ней служаночка лет тринадцати-четырнадцати. Который боялся столько же, Я, старался этого не показывать и всем придавал изумительнейшего духу но я считал себя наверняка мертвым, сколько и они из-за страха, какой видел я в некроманте. Что он хочет сначала, Тогда его светлость сказал мне, как я делал для папы Климента, чтобы я ему сделал чеканы красивого для его портрета. Этот скверный мошенник, который отлично знал, что он делает, так как, если, либо надувшись, либо спев «La bella Franceschina», он бы мог добиться, чтобы герцог сделал эту покупку, то он зарабатывал милость герцогини и вдобавок свой куртаж, каковой составлял несколько сот скудо и он надулся герцог дал ему несколько затрещин по этим его мордасам и, чтобы он убрался прочь, дал ему немного сильнее, нежели то обычно делал.

При этих словах врачишка ушел, ворча и больше уж не показывался. Как своим искусством, Этот Андреа Челлини был весьма сведущ в зодческом деле того и, времени им и жил. Который не мог изменить своей французской природе, Этот человек, что я человек малодушный и что тут нет ровно никакой опасности, мне сказал по-французски. Папа заметил это и тотчас же сказал: «Покажи-ка сюда твой рисунок». Когда герцог прибыл во Флоренцию, то, ничего не дав мне знать, он явился ко мне на дом, где я ему показал две модельки, отличных одна от другой и хоть он и хвалил мне их обе, он мне сказал, что одна ему нравится больше, чем другая и чтобы я закончил хорошенько ту, которая ему нравится и благо мне будет и так как его светлость видел ту, что сделал Бандинелло, а также и других, то его светлость хвалил гораздо больше мою намного, так как так мне было сказано многими из его придворных, которые это слышали.

Каковой приказал им настрого, Эти слова они пересказали кастеллану, когда они приходят ко чтобы мне, они никогда не подходили к этой моей постели и чтобы, приходили без шпаг, а в остальном чтобы имели обо мне величайшее попечение. «кто этот мастер, только Как тот вошел и увидел, который вас изобразил так хорошо и в такой прекрасной манере – он сказал. Для него из этого вышло абсолютно обратное следствие и хотя их ему отлично слепили, он которое воображал о чем будет сказано потом в своем месте, чем то. На что ему было сказано: «Бенвенуто его зашиб, так как этот дурак сам напросился». Этот честный человек обитает в одном моем доме, каковой имеется в Виккьо, который был мне передан со сказанной мызой, каковая именуется мызой у Ручья и сказал мне: «Я в вашем доме и в свое время я вам вручу вашу плату а если вы захотите ее вперед, я любым образом сделаю, как вы захотите словом, со мной вы всегда поладите». Что я наверное окажусь там, Некромант мне говорил, так как они никогда не обманывают, где она, когда обещают так, как сделали тогда но чтобы я держал глаза открытыми и остерегался беды, которая со мной в этих обстоятельствах может случиться и чтобы я принудил себя перенести нечто противное моей природе, так как в ней он усматривает превеликую опасность и что благо будет, мне если я уеду с ним заклинать книгу, так как таким путем эта моя великая опасность минует и я буду причиной того, что мы с ним станем пресчастливы. Не желая слушать дальше, он с поспешностью удалился в Торре ди Нона а мне они сказали: «Бенвенуто, эта помеха, которую мы тебе учинили против твоей воли, была ради блага а теперь пойдем помочь тому, кому скоро умереть». Слава богу, у него есть еще пара крепких рук, а после его удара остается только «бежать за духовником, так как врачу тут уже делать нечего».

В том же самом году Арчимбольдо получил просьбу императора продолжить писать для него, хотя он больше не служил при дворе. Что перстень, Ему я ответил, стоит приблизительно десять скудо, который его светлость мне а пожаловал, что работа, которую я сделал его светлости, стоит больше двухсот. скончались его старший сын Джованни и дочь Элизабета. Что сидели за столом, кинулись Те, все ко мне, сразу повскакав, умоляя меня, чтобы я не беспокоил ни себя, ни их из-за потаскухи.

Намереваясь все же пребыть в милости у герцогини, И, величиною с горшочек на два кватрино, велел я для нее сделать некие маленькие вазочки, серебряные, с красивыми машкерками редчайшего облика, на античный лад и когда я ей снес сказанные вазочки, она мне оказала самый милостивый прием, какой только можно себе представить и оплатила мне мое серебро и золото, которое я на это положил я же препоручил себя ее высокой светлости, прося ее, чтобы она сказала герцогу, что я имею мало помощи в столь великой работе и что ее высокая светлость должна бы сказать герцогу, чтобы он не так охотно верил этому злому языку Бандинелло, каковым тот мешает мне кончить моего Персея. 11 июля 1593, следующем в году, Буквально Рыжий Флорентиец, художник умер Фьорентино Россо Фьорентино, собственно итал. И, обратясь к обоим этим даровитейшим людям, я сказал: «Вы сказали, а я сделаю». Как только мог, Также и Асканио, напоминая мне, меня что упрашивал, когда король сажает кого в тюрьму, то потом он пять лет по меньшей мере не решается его выпустить. «нехристи, нешто громят таким способом дома и лавки в Риме – предатели, На слова каковые я им показал дуло пищали с зажженным фитилем и громким голосом закричал.

Видя, Принялись они за эту работу и, я живо начал голову Юлия Цезаря, что они берут неверный по путь, грудь, в латах, гораздо больше настоящего, каковую я лепил с маленькой модели, которую привез с собой из Рима, сделанной с чудеснейшей античной головы. как конюшенный комплекс по проекту Джулио Романо. Первейших в городе, Когда как-то раз около полудня собралось у меня в мастерской множество мужчин и молодых людей, каковое было от некоего, мне принесли письмо Рима из которого в Риме называли маэстро Якопино делла Барка. Видя, Эти два сказанных миланца, наконец возмогли настолько, что папа дурно расположён ко мне, что он все-таки отнял у меня монетный двор и дал его некоему молодому перуджинцу, какового по звали прозвищу Фаджуоло. Герцогиня в великом гневе мне сказала, что я ее извел и что она хочет, чтобы этот мрамор достался Бандинелло и сказала: «Спроси у герцога, вот и его светлость хочет, чтобы он достался Бандинелло». И четверо из них шли впереди, понесли Эти меня закутанным и укрытым, которые еще встречались по дороге, отгоняя тех немногих людей.

Которого звали Ромоло сад был этот обнесен густой терновой изгородью, Прямо против этого дома был сад некоего трактирщика, поджидая, в каковой я и спрятался стоя, пока сказанная женщина вернется домой вместе с Луиджи. На это я сказал: «Государь мой, я вас благодарю и прошу вас, удостойте меня того, чтобы выслушать от меня четыре слова: это правда, что он ссудил меня старыми весами и парой наковален и тремя маленькими молоточками, за каковым скарбом сегодня прошло две недели, как я сказал его Джорджо да Кортона, чтобы он прислал за ним и вот таким образом сказанный Джорджо приходил за ним сам и если только ваша высокая светлость найдет, что, с того дня, когда я родился и по сию пору, я когда-нибудь имел хоть что бы то ни было от кого-либо подобным образом, будь то хоть в Риме или во Франции, то пусть она велит разузнать у тех, кто ей об этом сообщил или у других и, найдя, что это правда, пусть она меня покарает поверх головы». Что открыл весь солнечный я шар, торопился подняться и настолько взошел кверху этим сказанным образом.

которую я сделал из глины в золотых дел мастерской, пока у меня болела спина. Где бывал Доменико и Джанпаволо Поджини, а так как по вечерам я всегда ходил побеседовать в скарбницу его светлости, каковые работали над золотой вазой, его брат, о которой сказано раньше, герцогини, для и над золотым поясом то еще его светлость велел мне сделать модельку подвески, куда должен был быть вправлен тот большой алмаз, который он купил у Бернардоне и Антонио Ланди. Однако же, Выпутавшись, я вернулся к орудийным громам из этого, продолжая их со всем искусством и наилучшим рвением, какие я мог только измыслить. Что я и в двести часов не мог сделать ее в воске и прошу отпустить меня, Когда он затем увидал, то вот таким образом он весьма расстроился и меня, просил чтобы ехать во Францию, чтобы я ему сделал по крайней мере оборот к этой его медали и это был конь Пегас посреди миртовой гирлянды. А во Франции несколько другие порядки, чем в итальянских городах. Ни латинского, Он не не только знал ни греческого, но плохо ладил даже грамматикой родного итальянского языка. Большую часть «Записок Парселла» составляют рассказы неграмотных ирландских крестьян с диалектными особенностями, со смешными ошибками, когда появляется умное слово «инфантицид» детоубийство вместо «суицид» самоубийство и великолепное inhuman, то бишь бесчеловечный, на месте human.

У Рабле, современника Челлини, любимый герой Панург утверждает, что «человек стоит столько, во сколько он сам себя ценит». Желая удаляться в более потаенное место, в эти дни строились эти новые покои в сторону Львов так что его светлость, сделанных вновь, велел для себя некую устроить комнатку в этих покоях, а мне приказал, чтобы я ходил через его скарбницу, откуда я проходил тайком по галерее большой залы и некоими закоулками шел в сказанную комнатку совсем тайком однако же по прошествии немногих дней герцогиня меня этого лишила, велев запереть все эти мои удобства так что веякий вечер, что я являлся во дворец, мне приходилось долго ждать благодаря тому, что герцогиня находилась в тех передних, где мне надо было пройти, за своими удобствами и так как она была хворая, я туда не являлся ни разу без того, чтобы ее не побеспокоить. Он люто на меня рассердился а так я как был рассержен на Мантуу, Когда сказанный герцог услышал эти мои недужные слова, то в гневе мы были равны. Что были со мной, Те, делали мне знаки, молодые люди храбрые и предприимчивые, что я должен взяться, на что я подумал, сразу что если я возьмусь за шпагу, то последует какой-нибудь превеликий вред для тех, кто как есть ни в чем не повинен вот таким образом я решил, что лучше будет, если я один подвергну опасности свою жизнь. Что, Некромант говорил, еще ни разу с ним не бывало такого великого дела, сколько раз он ни вступал в круги и убеждал меня, чтобы я согласился заклясть вместе с ним книгу из чего мы извлечем бесконечное потому богатство, что мы потребуем у демонов, чтобы они указали нам клады, каковыми полна земля и таким образом мы станем пребогаты а что эти любовные дела суета и вздор, каковые ничего не стоят.

И это было мне пересказано людьми достоверными и вот таким образом я отправился к герцогине и снес ей несколько приятных вещиц моего художества, каковым ее высокая светлость была очень рада затем она меня спросила, над чем я работаю каковой я сказал: «Государыня моя, я взял себе за удовольствие сделать одну из самых многотрудных работ, которые когда-либо делались на свете и это распятие из белейшего мрамора, на кресте из чернейшего мрамора и величиной оно как большой живой человек». Однако же, Продолжая, по моему обыкновению, дальше, раз как-то утром, прослушав обедню Сан у Пьеро Скераджо, мимо меня прошел Бернардоне, маклер, золотых дел мастеришко и по доброте герцога он был поставщиком монетного двора и чуть только он вышел из церковных дверей, этот свинья испустил четыре залпа, каковые, должно быть, слышно было у Сан Миниато. Сказанный синьор Джамбатиста, поласкав меня два дня, посоветовал мне, что я должен уехать оттуда и отправиться в Неаполь, пока не пройдет эта гроза и, дав мне провожатых, велел меня вывести на дорогу в Неаполь на каковой я встретил одного ваятеля, моего друга, который ехал в Сан Джермано кончать гробницу Пьера де'Медичи он мне рассказал новости, как в тот самый вечер папа Климент послал одного своего камерария узнать, как себя чувствует Тоббия вышесказанный и, застав его за работой, причем ничего с ним и не случилось и он даже и не знал ни о чем, доложив папе, тот обернулся к Помпео и сказал ему: «Ты негодяй, но я могу тебя заверить, что ты раздразнил змею, которая тебя еще ужалит и поделом». Мессер Франческо сказал: «Работа моя и раз она мне дана, я не хочу поступаться своим».

так что я застал его очень смутным однако я поговорил с кардиналом феррарским, сказав ему, что у меня с собой некие модели, каковые мне заказал его величество и я его попросил, что если он усмотрит время вставить несколько слов для того, чтобы эти модели могли быть показаны, то я думаю, что король получит от этого много удовольствия. Эта лошадь себе помогла, когда мы уже считали ее пропавшей. И в двенадцать дней закончил сказанную вещицу и вот я как принялся, я сказал выше, в форме лилии, украшенную машкерками, младенцами, животными и отлично помуравленную так что алмазы из которых была лилия, стали по меньшей мере вдвое лучше. Улучив удобный случай, он сказал: «Я ввожу во владение от имени короля этого вот человека этим жедепомом и этими строеньицами, которые к сказанному жедепому принадлежат». Чтобы он остался у него на службе а этот сказал, человек Папа хотел, тот может ехать за ним следом, что не желает быть на службе ни у кого на свете и что если он кому нужен.

В темнейшую комнату, Меня снесли под сад, полную тарантулов и множества червей, ядовитых где было много воды. Надо было взбираться две мили вверх по этой горе, Когда мы все-таки ступили на землю, чем взбираться по лестнице, приставной что было труднее. Случилось однажды по поводу одного разговора, что зашла речь об искусстве некромантии на что я сказал: «Превеликое желание было у меня во все время моей жизни увидеть или услышать что-нибудь об этом искусстве». Так они от меня отстали и больше мне не надоедали. Который принято было делать новобрачным, Это был пояс шириной в пальца, три и был он сделан полурельефом с кое-какими круглыми также фигурками промеж них. Или то был знак, что семейная эстафета отныне переходит к нему.

При дворе герцога Но Козимо и здесь и он рад бы опять куда-нибудь уехать, независимый характер Челлини мешает его жизненному благополучию. Я тотчас же пошел и когда я ему показал обиду, которая была учинена моим красивым монетам, он мне сказал по-ослиному: «Так нам угодно делать». И так как мне было сказано некоим, быть может, проказником, после того как герцогиня со мной поговорила, каковой сказал, что он слышал, будто герцог, по не знаю какому уж случаю, который ему дали, сказал: «За меньше чем два кватрино я выброшу вон Персея и так будут кончены все разногласия» так вот из-за этого опасения я сказал Джиролимо дельи Альбици, что я полагаюсь на него во всем и, что бы он ни сделал, я всем буду предоволен, лишь бы мне остаться в милости у герцога.

Чтобы я возвращался поскорее кончать его Персея и он благосклонно отпустил меня и сказал, каковым был Аверардо Серристори и было это первые в годы папы Юлия де'Монти и дал мне сопроводительное письмо к своему послу. Что в доме никого нет, Видя и слыша, по имени Канида, кроме прислужницы, я пошел отнести плащ и от ножны шпаги и опять вернулся к сказанному дому, который стоял позади Банки, на реке Тибре. Когда мы хотели выйти, лодочник не хотел ни за что. Обдумав этот случай немного лучше, Я, повернул все мои пять орудий, чем прежде, направив их сказанные на бочки и стал ждать двадцати двух часов, когда как раз сменялся караул.

Что он думает, На это его сиятельство сказал, а он знает, что я ничуть не уклонился от должного но так как он оправлен моей рукой, что я первый человек на свете, то, если бы его оправлял другой, кто-либо он вышел бы не таким превосходным, как кажется. Она сказала: «Так дайте мне хорошенько закусить». Этот сказанный капитан, боясь, не зная, что я хочу сделать, сказал четверым из тех, что были покрепче: «Положите в сторону все свое оружие». Я могу сказать поистине, что то, что я есть и то, что я произвел хорошего и прекрасного, все это было по причине этого удивительного короля вот таким образом продолжаю нить рассказа о нем и о моих больших работах, для него сделанных. Облекшись в ту благодарность, Однако же, я расположился иметь терпение и посмотреть, которой заслуживало полученное благодеяние, какой будет конец этому предприятию и, принявшись работать с этими моими юношами, двумя я подвинул весьма удивительно вперед этот таз и этот кувшин. Тотчас же приняв обратное решение тому, которое у меня было, я сказал этим моим итальянским юношам: «Берите доброе оружие и идите со мной и повинуйтесь тому, что я вам говорю и ни о чем другом не думайте, так как я хочу явиться если бы я уехал, вы бы все на другой же день пошли дымом так что повинуйтесь и идите со мной».

Который ко всему этому имел касательство каковому монсиньор сказал, Тут подвернулся тот художник, что если я сейчас же не принесу ему вазу, чтобы он сходил ко мне передать от его имени, то от меня самым большим куском останутся а уши если я ее принесу, то он мне тотчас же выдаст за нее плату. Прежде всего я благоговейнейше сотворил Богу молитву, Решив в этот праздничный вечер бежать во что то бы ни стало, что он должен меня защитить и помочь мне в этом столь опасном предприятии затем я взялся за все то, прося его божеское величество, что я хотел сделать и работал всю эту ночь. Тут подошли дон Дьего, Франческо и Асканио и отец, с которым я не был знаком. И никогда других слов ему не отвечал так что он бросил это безнадежное дело. Каковой находил великое удовольствие в том, Этот человек был большим другом папы Климента, чтобы его слушать разговоры. К зрелым годам пламя живого разговора в нем иссякло, тянуло к письменному столу.

Разве эта лодка нанята не для нас. » «Да, сказал Ламентоне. Однажды после обеда, Однако потом, он пришел на нее взглянуть вместе с герцогиней и с некоторыми другими вельможами, когда ее я принес к нему в скарбницу. На что я ответил, что так нельзя и что так не угодно мне. Чтобы как-нибудь мне повредить, я и двух раз не говорил за все свои дни с этим дурачком кардиналишкой де'Гадди и это свое умничанье он учинил вовсе не для того, показывая, а учинил его единственно из-за чудаковатости и никчемности своей, что и он тоже заботится о делах даровитых которых людей, хочет иметь король, как это делал кардинал феррарский. Ибо он имел такие важные последствия, Этот случай, чтобы покончить с этим, я хотел его рассказать, так как они не из того художества, подвигает которое меня писать ибо если бы всем таким я пожелал изукрасить свою жизнь, то мне бы слишком многое оставалось сказать.

Которая при этом присутствовала, Госпожа и Сан Поло вел себя осторожно, дулась, очень не желая сказать королю того способа, которого он хочет держаться. Однако через сорок шесть дней вышел тюрьмы из Челлини был арестован за избиение золотых дел мастера Джованни ди Лоренцо, заключив мировую с пострадавшим. Джованни ничего другого им не ответил, как только: «Да будет он Желанным (Бенвенуто)». Так что, Однако же я с превеликим рвением принялся днем и ночью, что ее можно было показать, ее приведя в такой вид, я сказанному епископу дал на нее взглянуть какового одолело такое желание увидеть ее законченной, что я раскаялся, что показал ее ему. Был отравлен по приказу Козимо I в 1548 году. Он утомил всех своих слуг а я разными путями узнавал обо всем, Проведя несколько ночей в этой дури, который меня главным любил, образом от этого савойца.

Я сказал брату: «Иди со мной» и так мы расстались с бедным отцом и, вместо того чтобы дать нам сколько-нибудь денег, потому, что у него их не было, он дал нам свое благословение. Творческие сомнения в своих силах ему неведомы. И вот, когда я увидел, что они весьма удовлетворились, я этак учтиво начал их благодарить, говоря им, что то, что меня избавили от труда над мрамором Нептуна и было собственной причиной того, что мне дали выполнить подобную работу, за каковую никогда еще никто другой не брался до меня и хоть я понес величайший труд, какой я когда-либо нес на свете, мне кажется, что я хорошо его потратил и особенно раз их высокие светлости так мне его хвалят и так как я не могу думать, что когда-либо найду что-либо, что могло бы быть более достойно их высоких светлостей, то я охотно им его подношу, только я их прошу, чтобы прежде, нежели они уйдут, они соблаговолили зайти в нижнее жилье моего дома. Подняв руку, И, оба по голове, этой своей саблей нанес ему два удара, так что первым повалил его наземь, а затем вторым отрубил ему три пальца правой на руке, хоть и бил его по голове. Увлекательный рассказ художника о своей жизни вызывает острый интерес у историков культуры и философов искусствоведов и лингвистов, поэтов и критиков, а также среди широких кругов читателей.

На этом отложили, чтобы поговорить другой раз я тотчас же вернулся в Париж. Король снова его спросил и он, чтобы угодить госпоже де Тамп, сказал: «Я бы его повесил за горло, этого вашего Бенвенуто и таким способом вы бы его не утратили из вашего королевства». Про руки говорят, что обе они вытянуты книзу без всякой красоты и в них не видно искусства, словно вы никогда не видели голых живых и что правая нога Геркулеса и нога у Кака делят икры своих ног пополам что если один из них отстранится от другого, то не только один из них, но и оба они останутся без икр в той части, где они соприкасаются и говорят, что одна нога у Геркулеса ушла в землю, а что под другой у него словно огонь». И так, весьма недовольный, вынуждаемый поневоле уйти, я повернулся ко всем тем, кто мне помогал, каковых было около десяти или больше из мастеров по плавке бронзы и подручных и крестьян и собственных моих работников по мастерской, среди каковых был некий Бернардино Маннеллини из Муджелло, которого я у себя воспитывал несколько лет и сказанному я сказал, после того как препоручил себя всем: «Смотри, Бернардино мой дорогой, соблюдай порядок, который я тебе показал и делай быстро, насколько можешь, так как металл будет скоро готов ошибиться ты не можешь, а остальные эти честные люди быстро сделают желоба и вы уверенно можете этими двумя кочергами ударить по обеим втулкам и я уверен, что моя форма наполнится отлично я чувствую себя так худо, как никогда не чувствовал с тех пор, как явился на свет и уверен, что через несколько часов эта великая болезнь меня убьет».

Что кончал свою книжку и, я был занят тем, я отнес ее папе, когда ее я кончил, поистине каковой не мог удержаться от того, чтобы не похвалить мне ее превесьма. Что ее величество имеет превеликое желание окончить гробницу короля Генриха, На эти слова он мне сказал от имени королевы и что Даниелло да Вольтерра предпринял сделать большого бронзового коня, своего мужа и уже что прошло то время, к которому он обещал и что для сказанной гробницы нужны превеликие украшения так что если я желаю вернуться во Францию в мой замок, то она велит мне дать все те удобства, какие я только потребую, лишь бы я имел желание служить ей. «паголо, Отозвав его одного в сторону, ты дражайший видишь, брат, как тебе хорошо жить у меня и знаешь, что у тебя не было никакой поддержки и к тому же еще ты флорентинец вот таким образом я особенно полагаюсь на тебя, так как вижу тебя весьма преданным делам веры, а это такое, что очень мне нравится – я ему сказал. Как он показывал свое бронзовое изображение Микеланьоло и что тот его так хвалил так об мы этом весьма долго беседовали, зал. Я не стал этим заботиться, Видя такое дело, все что на свете следует своему естеству, говоря и продолжал свои занятия. за содомию, в которой он сам признался.

На эти мои слова мне ответил некий маэстро Алессандро Ластрикати и сказал: «Смотрите, Бенвенуто, вы хотите взяться исполнить предприятие, которого никак не дозволяет искусство и которого нельзя исполнить никоим образом». Что я должен согласиться ему служить и что все, Он взял меня собственными руками и с великой обходительностью поднял меня с колен затем он мне, сказал хорошо и он очень доволен, что я сделал. Весьма покраснев, Вельможа, а епископ фрулийский пришел за мной в дом к кардиналу Корнаро и, ушел, явясь к кардиналу, сказал, что кардинал де'Медичи посылает за Бенвенуто хочет и сам быть тем, кто будет его охранять. Говоря мне, Этот мошенник плакал и всячески подъезжал ко мне, национальных у бедного гонца не хватило денег, что если для дел важных, то такой человек, как вы, обязан ему помочь и кроме того, сказал мне, что вещи везет величайшей важности от мессер Филиппо Строцци и так как у него был с собой чехол от стакана, покрытый кожей, то он сказал мне на ухо, что в этом чехле серебряный стакан, а что в этом стакане драгоценных камней на много тысяч дукатов и что там письма величайшей важности, каковые посылает мессер Филиппо Строцци. Которые я когда-либо видал голова была так хорошо сделана, Эта медаль была больше всех, подобно ей же хорошо сделанными, никогда что еще не было видано такой медали у нее был прекраснейший оборот с несколькими фигурками.

«Все эти сказанные художества весьма и очень различны друг от друга так что если кто исполняет хорошо одно из них и хочет взяться за другие, то почти никому они не удаются так, как то, которое он исполняет хорошо, тогда как я изо всех моих сил старался одинаково орудовать во всех этих художествах». Который увидел, При этих словах мой государь, состроил и рожу сказал мне, что я говорю правду, чтобы я постарался оценить камень и рассудить, сколько мне кажется, что он стоит. Когда я переступил за возраст пятидесяти восьми полных лет, Убеждаясь в этом теперь, отечестве, моем и находясь во Флоренции, памятуя о многих превратностях, постигающих всякого, кто живет, будучи в меньших таких превратностях, чем когда-либо до сих пор, мне даже кажется, что я в большем душевном довольствии и телесном здравии, чем когда-либо раньше и вспоминая о кое-каких благих отрадах и кое-каких неописуемых бедствиях, каковые, когда я оборачиваюсь назад, ужасают меня удивлением, что я достиг до этого возраста пятидесяти восьми лет, с каковым, столь счастливо, я, благодаря милости божией иду вперед. Как только этот скотина кончил свою противную болтовню, герцог сказал: «О Бенвенуто, это совсем обратное тому, что такими прекрасными доводами ты мне только что так хорошо доказывал так что защити ее немножко».

Что, Этот добрый человек мне сказал, я других коней в Падуе не достану и буду вынужден идти если пешком, я не возьму этих коней. То, Когда я почти что мои кончил бастионы, округа Прато так перепугалась, так как некои люди этого Пьеро Строцци учинили набег, что вся она стала выселяться и по этой причине все телеги этой округи приезжали нагруженные, так как всякий вез свое имущество в город. Что пускать кровь сейчас нехорошо, Маэстро Франческо ответил, а тогда хорошо было и что у меня бы никакой болезни не и было а теперь необходимо лечить меня другим путем. Что ему не удается совратить меня путем своих хитроумнейших и замысловатых доводов, сказанный Видя монах, он задумал искусить меня другим путем и, столь изумительно им излагаемых, дав таким образом пройти многим дням, тем временем читал мне проповеди фра Иеролимо Савонароло и давал к ним такое удивительное пояснение, что оно было прекраснее, чем самые проповеди каковым я был околдован и не было бы на свете вещи, которой бы я для него не сделал, за исключением того, чтобы нарушить мое слово, как я сказал. Ведь не дьявол же он, чтобы столько нас должно было его бояться.

Из-за рождения моей дочери, в это время король прибыл в Париж и хотя я сказал, мы еще были в 1543 но так как мне сейчас уже случилось рассказать об этой моей дочери, о 1544-м годе, то, чтобы не мешать себе в остальном более важном, я ничего больше о ней скажу не вплоть до своего места. Говоря мне, Проводник кричал, однако по-немецки, ж, что если эти люди меня увидят, то они меня убьют. Тогда, видя, что он склонен меня слушать, я сказал: «Я не думаю, чтобы у этой моей великой болезни была другая причина, как кардинал Сальвиати, так как он послал за мной, как только ваше святейшество уехали и, когда я к нему явился, обозвал мою работу мешаниной с луком и сказал мне, что пошлет меня кончать ее на каторгу и таково было действие этих несправедливых слов, что от крайнего волнения я вдруг почувствовал, что у меня вспыхнуло лицо и в глаза мне хлынул такой непомерный жар, что я не находил дороги, чтобы вернуться домой несколько дней спустя на глаза мне пало два катаракта по этой причине я не видел ни зги и после отъезда вашего святейшества я уже не мог ничего работать». Я велел принести себе глины, Начав немного оправляться от моей поясницы, меж тем как герцог там проводил время и, я его вылепил, сделав голову много больше живья. Тем этот скот надменнее мне отвечал затем, Чем смиреннее я говорил, я ему дал сроку три дня, наконец.

Который хотел было сперва ударить мужчину, Я, то, так как не мог таким образом настигнуть его сразу, когда я потом его нагнал, я тем временем рассудил, что самое лучшее будет прогнать их обоих прочь так как, вместе со стольким другим, случившимся рядом с этим, я с затруднением бы спас жизнь. Госпожа де Тамп, узнав про эти мои дела, еще пуще против меня растравилась, говоря сама себе: «Я теперь правлю миром, а какой-то человечек, подобный этому, не ставит меня ни во что. » Она принялась со всяческим усердием действовать мне во всем наперекор. Обернувшись ко мне, некромант сказал: «Слышишь, что они сказали. Он создал против императора так называемую Коньякскую лигу (папа, Франция, Англия, Швейцария, Венеция).

Драках, Мемуары Челлини переполнены рассказами о потасовках, соперниками, кровавых столкновениях с личными врагами, а то и просто с первыми встречными имевшими его несчастье задеть неосторожным словом. В 1591 написаны, вероятно, наиболее известные из его картин «Флора» (1591) и «Вертумн» (15901591), которые он послал в Прагу. Этот мошенник пошел к герцогу с этой нитью в руках. «священное величество, я подтверждаю, что все, что вы говорите, правда но только я ему говорю, что сердце мое было постоянно, день и ночь, со всеми моими жизненными силами направлено единственно к тому, чтобы повиноваться ему и служить ему а все то, что вашему величеству кажется, будто находится в противности тому, что я говорю, то да будет ведомо вашему величеству, что это был не Бенвенуто, а, быть может, мой злой рок или жестокая судьба, каковая пожелала сделать меня недостойным служить самому изумительному государю, который когда-либо имелся на земле вот таким образом я вас прошу, чтобы вы меня простили – которое он обещал своей госпоже де Тамп и как только он кончил учинять мне это стращание, поцеловав ему платье его у колена, я опустился на одно колено я, сказал. «это серебряный кувшинчик, который я сделал тогда-то этому шарлатану маэстро Якопо, хирургу из Карпи, каковой приезжал в Рим и пробыл там и полгода, какой-то своей мазью перепачкал много десятков синьоров и бедных вельмож из коих он извлек много тысяч дукатов – человеку весьма степенному и умному, Повернувшись к мессер Альберто, столько-то весом, я сказал. Он без плаща и шапки выбежал вон, Как только ему удалось уйти из моих рук, где он и целых два дня я так и не знал, да и не старался узнать но только, на третий день, ко мне зашел поговорить один дворянин испанский какового звали дон Дьего.

каковой прибыл из Англии, где он прожил много лет и так как он был очень дружен с этим моим учителем, то каждый день приходил к нему и, увидев мои рисунки и мои работы, сказал: «Я приехал во Флоренцию, чтобы набрать как можно больше молодых людей так как имея исполнить большую работу для моего короля, я хочу себе в помощь своих же флорентинцев а так как твой способ работать и твои рисунки скорее ваятеля, нежели золотых дел мастера, то, благо мне предстоят большие работы из бронзы, я в одно и тоже время сделаю тебя и искусным и богатым». Сколько вам угодно и тогда можете как стыдиться, я, что зарезали такого человека, который совершил столько славных дел для этого апостолического престола. Что она отлично знает, Тотчас же герцогиня с досадой мне сказала и сказала, что я сказать, хочу чтобы в ее присутствии я никогда больше не говорил об этом мраморе, так как я ей делаю этим неприятность. Кардинал сказал, что охотно сделает все то, что говорит его величество.

И против постановлений муниципалитета иногда бессилен сам король, Здесь весьма же развито судопроизводство. Где важнейшими очагами развития стиля стали Общая Флоренция, характеристика стиля Маньеризм появился в Италии, а затем получил распространение во Франции и других европейских странах, Мантуя и Рим. Кардинал тотчас же ответил и сказал: «Великое зло совершил бы он, не совершив этого меньшего зла поблагодарите мессер Траяно от моего имени, что он осведомил меня о том, чего я не знал». Он захотел подбоднуть немного лошадь, Пока он говорил эти слова, ногами к небу, ввиду чего лошадь вдруг соскользнула с моста и, прочь упала рядом с громаднейшим камнем.

Что я охотно оставлю ей хоть тридцать, я старой сказал мошеннице, если она согласна отдать мне мою Анджелику. Все же он говорил мне и просил меня, что я должен ему ее сделать на стали, говоря мне: «Пожалуйста, сделайте мне ее, так как вы мне ее сделаете очень быстро, если захотите». Тут я, который стал на сторону моего доброго отца, выйдя из этого дома вместе с ним, сказал ему, что хочу отомстить за оскорбления, которые этот негодяй ему учинил, с тем, чтобы вы мне позволили заниматься рисованием. Чтобы ввести меня во владение затем он мне сказал, Он тотчас же повел меня на место и ему пришлось применить силу, чтобы тут меня не убили, чтобы я весьма остерегался.

«знайте, как он ходил и хвастал ловкостью своего брата Збиетты, тому не так много дней, говоря, что тот продал свою мызу одному старику на всю его жизнь, а тот не и дотянет до конца года – что этот попишко сер Филиппо, Тогда он мне сказал. Что не желает больше, Неделю спустя папа послал с этим самым человеком сказать мне и что он требует ее обратно в том самом виде и чтобы состоянии, я кончал ему эту чашу, докуда я ее довел. Возобновив общение с этим Франческо, сыном Филиппо, хоть я и много предавался кое-каким удовольствиям, по причине этой проклятой музыки, я никогда не упускал нескольких часов днем или ночью, каковые я отдавал занятиям.

Один у меня был, который был феррарец и по имени Бартоломмео Кьочча. Что эти тумаки и пинки, Мне кажется, когда вы были такой бешеный, которых вы нам надавали нынче ночью, что при этом бесовском неистовстве, которое вы выказали, эта столь ваша непомерная лихорадка, вероятно испугавшись, чтобы вы не приколотили также и ее, бросилась бежать». Так как это твое хождение мне слишком уж надоело». Как вы ставите в форму сердечник, Если бы я видел и фигура вышла бы отлично, я бы единым словом вас научил, так что мне бы от этого проистекла весьма большая честь, а вам большой барыш но я-то в своей чести себя а оправдаю, вам ни чести, ни барыша не спасти вот таким образом другой раз учитесь работать, а не издеваться учитесь». Сейчас солонка хранится в Вене, в Художественно-историческом музее.

Раз как-то вечером сказанный священник снарядился и сказал мне, чтобы я приискал товарища, а то и двоих. Мой отец, который был истинный философ, расхаживал и сказал: «То, что Бог мне посылает, всегда мне дорого» и, развернув пелены, увидел воочию нежданного младенца мужеского пола. По имени Андреа, на Дом Виа Кьяра вместе с кое-каким другим имуществом достался одному из сказанных сыновей. Что ему угодно не я хотел преминуть вам это сказать, Теперь ваше святейшество пусть делает с ним все. С вышесказанным мессер Гвидо мы вкушали дружбу столько лет, сколько я там прожил, хвалясь нередко вместе, что мы совершенствуемся в кое-каких искусствах за счет этого столь великого и удивительного государя, каждый из нас по своей части.

Я их оценил в восемьсот скудо. Что эта моя кума задушила моего мне единственного сыночка, Три дня спустя я узнал, что я никогда не испытывал большего, каковой причинил мне столько горя. Они сказали много других дельных слов, кроме этих. Этого рабочего звали Мариано Розельи, каковой несколько раз мне сказал: «Присматривайте хорошенько за вашими делами под конец вы узнаете, кто из нас будет наибольший жулик». Раньше чем послать, Это письмо, каковому было весьма приятно его увидеть затем я тотчас же отослал его во Францию, я его снес к моему направив герцогу, к кардиналу феррарскому. Желая отвратить короля от этого намерения в этот день он ко мне на дом не пришел, пришлось Ей возвращаться к этому больше двух раз. То вернуться во Францию я был в такой муке от этой у нерешительности, меня было томление в сердце то доехать наискорейше до Флоренции, наконец, что, решил сесть на почтовых, чтобы быстро доехать до Флоренции.

Если окажется, Так вот, как я и думаю, что дело обстоит, наоборот тому, что сказал кардинал де'Гадди, то, получив это мое письмо, ответь тотчас же, так как я свяжу нитку наново и устрою, чтобы тебе дали обещанные деньги великодушным этим королем». И он был в сговоре с моими врагами, Так я отправился к мессер Амбруоджо каковой был отлично осведомлен о деле с барджеллом и изругал барджелла, чтобы воротить меня, что тот меня не взял каковой извинялся, что такого против охранного листа он не мог этого сделать. Пока я так говорил, взглянув на Аньолино Галди, каковой до того перепугался, что свет очей вылез у него на лоб и он был почти вовсе мертв, каковому я сказал: «Аньоло, в таких местах надо не бояться, а надо стараться и помогать себе вот таким образом подбросьте живее этой цафетики». Я оттащил пса, как мог и, когда юноша надевал на себя плащ, у него из куколя выпало несколько свертков и этот Доннино признал, что это его вещи.

Когда его светлость прибыл во дворец, он позвал епископа де'Бартолини, который был архиепископом пизанским и позвал мессер Пандольфо делла Стуфа и сказал им, чтобы они сказали Баччо Бандинелли от его имени, чтобы он рассмотрел хорошенько эту мою работу с Персеем и чтобы он ее оценил, так как герцог хочет мне ее оплатить по справедливой цене. Не попрощавшись с ним, этих При дурацких словах я был вынужден засмеяться и, повернулся и ушел, понурив плечи. Говоря им, Затем обернулся к некоим своим, чтобы ни в чем было не недостатка этому храброму молодому человеку. И так мессер Бенвеньято обещал, что суд римского губернатора не будет меня беспокоить. Это была маленькая женщина, одетая в тончайшие одежды, препоясанная, с факельцем в руке, которая сжигала груду оружия, перевязанного в виде трофея и там была изображена часть храма, в каковом был изображен Раздор, скованный множеством цепей, а вокруг была надпись, гласившая: «Clauduntur belli portae». Пока папа был в Болонье, в то время, что от страданий я почти не мог жить, у меня открылось воспаление с такой болью в глазах, так что это была первая причина, я почему не двигал вперед работу и такой великой была болезнь, что я думал наверняка остаться слепым так что я даже подвел счеты, чего мне должно хватить, чтобы жить слепым.

Каковые очень дружно выказывали желание сражаться для этой обороны и держались речи всем по околоткам, я снарядился богато водился с высшей флорентийской знатью известно какие. Жить или умереть, Ему безразлично, чем когда был здоров поместите его там и он еще смелее, под садом и никогда больше не говорите мне него, про так как он причина моей смерти». Каковому синьору я сказал: «Я берусь попасть в самое это солнце» но только что вот бочка, полная камней, которая была тут же рядом с жерлом сказанной пушки, так сила огня и этого ветра, который подымает пушка, сбросит ее вниз. И вот сказанный мессер Сфорца передал мне это торжественное извещение, каковое меня утешило и в этот день этой доброй вестью и потому, что люди показывали меня пальцем то одному, то другому, как нечто чудесное и новое.

Думая все же ласковыми словами заполучить обратно свою славную подушку и так как у меня была отличная лошадь, я купил пару стремян и с чудесной аркебузой у луки и я был хорошо защищен кольчугой и наручами, то меня не страшило это великое зверство, которым говорил, тот что отличается этот сумасшедший зверь. Этот человек как будто прощения у меня просил в присутствии тех, кто вскоре после того за меня отомстил, а также и за многих других, которые были им умерщвлены вот таким образом ни один властитель, как бы велик он ни был, пусть не глумится над правосудием божьим, как это делают некоторые из тех, кого я знаю, которые так жестоко меня умерщвляли, как в своем месте я это скажу. Словом, он хотел похвастать губернатору, что и он тоже был в своей молодости мужественным и храбрым и не замечал, что открывает великие свои негодяйства.

Я повернул коня и оставил их плачущими. И обрадовал мою семью, Так я вернулся домой веселый и радостный и, то есть мою сестру с ее шестью дочерьми, взявшись снова за работы, свои со всем усердием, с каким я мог, я подвигал их вперед. То уговаривали, Тем временем губернатор и фискал то стращали меня, говоря мне, то советовали мне, что разум требует, чтобы тот, кто заказывает другому работу, мог взять ее обратно по своему желанию любым и способом, каким ему угодно. Что если обстричь волосы Геркулесу, «Эта даровитая Школа говорит, достаточной того, для то у него не останется башки, чтобы упрятать в нее мозг и что это его лицо, неизвестно, человека оно или быкольва и что оно не смотрит на то, что делает и что оно плохо прилажено к шее, так неискусно и так неуклюже, что никогда не было видано хуже и что эти его плечища похожи на две луки ослиного вьючного седла и что его груди и остальные эти мышцы вылеплены не с человека, а вылеплены с мешка, набитого дынями, который поставлен стоймя, прислоненный к стенке. Но не мог пробыть и часа без этого неаполитанского вельможи, Мы заключили после мир чего я тотчас же вернулся к себе в мастерскую, то посылал за мной, каковой то являлся ко мне сам.

Тогда я сказал: «О Паголо, сын мой, так, значит, копье пробило кольчугу. » «Нет, он сказал, так как кольчугу я уложил в мешок сегодня утром». Мне была дана некоторая помощь однако я был вынужден взяться за свой Когда кошель, я так расстался с его светлостью, чтобы моя работа шла немного больше, желая, чем шагом. А я все же просил его, скрестив руки, чтобы он убрал меня отсюда, так как я хорошо знаю, что папа, подобный этому, может сделать мне много добра, но что я знаю наверное, что он замышляет сделать мне втайне, ради своей чести, много зла: вот таким образом пусть он делает скорее и постарается спасти мою жизнь от него что если он вызволит меня отсюда, тем способом, каким я ему скажу, то я вечно буду ему обязан жизнью если придет надобность, я ею пожертвую. Пока я шел к папе, я обдумывал, какого способа мне держаться, чтобы принести извинения, что я не мог подвинуть вперед работу я думал, что, пока папа будет ее смотреть и разглядывать, я смогу рассказать ему все, как было но этого мне не пришлось сделать, так как, когда я к нему явился, он тотчас же, с грубыми словами, сказал: «Дай сюда свою работу что, кончена она. » Я ее развернул тут он с еще большей яростью сказал: «Божьей истиной говорю тебе, который взял себе за правило ни с кем не считаться, что, если бы не уважение к людям, я бы тебя вместе с этой работой велел выбросить из этих окон». Который принес мне это известие, Этот негодяй, что я тотчас же почувствовал, сказал мне его с такой силой, как меня схватила я лихорадка, говорю лихорадка, говоря не в виде сравнения. Но не мог, я хотел заговорить, думая, потому какие-то что дураки-солдаты набили мне рот землей, что они меня ею приобщают, каковою они меня скорее отлучили, так как я не мог прийти в себя ибо эта земля гораздо больше меня извела, чем ушиб.

Творческая биография Челлини-скульптора, по-видимому, заканчивается задолго до его смерти. Делался он для одного, которого звали Раффаэлло Лапаччини. Которые тут же присутствовали, Эти молодые люди, что это письмо содержит вот таким образом я, хотели знать, насколько мог лучше, его утаил затем я написал сказанному маэстро Якопо, его, прося чтобы он, ни ради хорошего, ни ради худого, никоим образом мне не писал. В качестве воспитателя князя Иосифа Дитрихштейна А. получил возможность расширить свои археологические и нумизматические знания во время путешествий по Германии, Швейцарии и Италии.

Так что скажите это кому хотите, что никто не имеет власти делать мне отныне зло и скажите этому господину, который держит меня здесь, что если он даст мне или воску или бумаги и способ, чтобы я мог ему выразить эту славу божию, которая была мне явлена, я ему, наверное, сделаю ясным то, в чем, быть может, он сомневается». Чтобы он не посылал, Феличе Каковой хотел послать за маэстро Франческо и я сказал, подошел сюда ко мне, а чтобы, так как этот старик сразу уходит и боится его. Что когда я его держал в ручонке, Он был такой большой, а по другую сторону торчали обе клешни, то одну по сторону торчал наружу хвост. Я тотчас же ответил ему сердито и сказал: «Черт бы вас побрал и вас и всех, кто не верит, что я ее кончу». Законы грамматические, как и законы юридические, явно его стесняют.

«да, как ей кажется, но не как художник что потому если бы ваша высокая светлость разбиралась в этом так, что она разбирается, она бы мне поверила благодаря прекрасной бронзовой голове, которую я ей сделал, такую большую, портрет вашей высокой светлости, который послан на Эльбу, а также и потому, что я отлил Медузу, которая видна вот здесь, в присутствии вашей светлости, такое трудное литье, где я сделал то, чего никогда ни один другой человек не делал до меня в этом чертовском искусстве – как государь, я тотчас же ответил и сказал. Которые достигли раньше нас вершины этой крутой горы, Эти четверо немецких дворян, каковые нам помогли так что мы достигли этого дичайшего пристанища где, прислали нам несколько человек, мокры, будучи утомлены и голодны, мы были наиприветливейше приняты и здесь мы пообсушились, отдохнули, утолили голод и некоими травами была врачевана раненая лошадь и нам был показан этот род трав, каковыми были полны изгороди. Что было тем местом, Этой я дал имя Фонтана Белио, которое избрал король своего для собственного услаждения. Сразу же натолкнувшись на брата Алессо Строцци и, каковым я не был знаком, с, я этого доброго брата именем божьим попросил, чтобы он спас мне жизнь, так как я великое учинил преступление. На что этот же самый ответил, что Бог наверняка так и судил. На что я сказал: «Кум мой Триболо, вам нечего перевязывать шпагу, так как вы ее и не развязывали» и это я сказал только так, так как ни разу не видел, чтобы он выказал себя мужчиной за это путешествие. Известно, что в 1562г. Вслед за этим я сделал другую ошибку в декабре месяце следующего, 1566 года.

чтобы он мне прислал оборот медали. И когда я беседовал о том, я тотчас же обратился к церкви делла Нунциата, как я хотел для Санта Мариа Новелла, чтобы отдать его таким образом, же то эти достойные братья сказанной Нунциаты все дружно мне сказали, чтобы я поместил его у них в церкви и чтобы я устраивал в ней свою гробницу всеми теми способами, как мне думается и нравится. Так как кастеллан с этой стороны велел выстроить две стены, Однако же это было неправда и ими, пользовался очень высокие, как стойлом и как курятником это место было заперто толстыми засовами снаружи. По правую руку и еще я видел на этом солнце, одетую подобно священнослужителю она стояла ко мне спиной, фигуру, а имела лицо обращенным к этой Мадонне и к этому Христу. Словом, Иногда работы Челлини уничтожались в угоду моде, о качестве их мы можем судить только его по собственным описаниям. Когда он продолжал так некоторое время для собственного удовольствия, они стали так его упрашивать, что сделали его таким же флейтщиком. Как юноша неопытный, Я, взяв некий мой Скудный остаток платья и денег, возразил бедному удрученному отцу и, пошел к одним из ворот городских и не зная, какие ворота те, что приведут меня в Рим, попал в Лукку, а из Лукки в Пизу.

Каковой мне помогал кончать эти работы для папы и так как меня у был подмастерье перуджинец, заплатив ему за его труды, то этого я отпустил. Держась того же порядка, я решил сделать вопреки их воле и, когда я попил четыре дня этой святой древесной что воды и прошлый раз, лихорадка прошла совсем. И так, поблагодарив его святейшество, веселый чрезвычайно, я ушел к себе работать.

Потребовавшую больших усилий работу, Несмотря долгую, на ангелами и св, картина "Мадонна с Младенцем. Так как я видел его набожным и так как он мне казался очень хорошим юношей, то с четками в руках, слыша его постоянно то бормочущим то псалмы, я многого ожидал от его притворной доброты. Что он поедет со мной, На эти слова гонец сказал, так как если он отдаст этот стакан, так как не может сделать иначе, то не ему будет чести. Сдружившись со мной по-своему, он как-то раз среди прочих мне сказал: «Я не хочу преминуть сказать вам одну мою мысль, на каковую если его светлость обратит внимание, то я думаю, что это будет дело весьма полезное и это то, что поблизости от Камальдоли имеется проход, настолько открытый, что Пьеро Строцци без всякого сопротивления». Мы уже были близки к концу месяца при каковом, Пока я так расположился во что бы то ни стало прежде всего хотеть кончить мою медаль, я уже не помнил ни об Анджелике, будучи влюблен до такой в степени свою медаль, ни о чем таком, но весь ушел в эту свою работу. На другой за тем день я вернулся к королю в тот же самый час как только он меня завидел, он поклялся, что хочет тотчас же прийти ко мне на дом.

В отношениях с помощниками и слугами он верен традиции «доброго старого времени»: с Феличе (в Риме), с Асканио (в Париже) он обращается как с родными детьми. И Асканио, Вместе с Паголо, одним и слугой нас было четверо с четырьмя очень хорошими лошадьми. Я торопил желоба, с другой стороны, каковой из-за пущей силы этого огня начался еще пуще а со стороны огорода я велел водрузить всякие и доски другие ковры и полотнища, а других послал на крышу тушить пожар, которые защищали меня от воды. Чтобы выбить сказанную медаль, я принялся его изображать и тайком готовил ему медаль и эти стальные чеканы, который прежде был у меня подмастерьем, я их делал дома а мастерской в у себя держал товарища, какового звали Феличе. Когда герцог ушел, то изобилие крови, которая не могла остановиться, была причиной тому, что он лишился разумения так что всю следующую ночь он бредил и только, когда ему хотели дать причастие, сказал: «Вы хорошо сделали, что исповедали меня раньше это божественное причастие теперь невозможно, чтобы я мог его принять в этот уже разрушенный снаряд но позвольте, чтобы я его вкусил божеством очей, через каковые оно будет принято бессмертной моей душой и она одна у него просит милосердия и прощения».

И тотчас же нанял слуг, въехал, я и несколько дней провел с превеликими неприятностями так как это был большой парижский вельможа и купил несколько крупных штук оружия на древках и прочие вельможи были мне все враждебны, так что они учиняли мне такие оскорбления, что я не мог выдержать. Врач на это сказал: «С каким созданием и сколько. » Я ему сказал: «Этой ночью и с премолоденькой девочкой». Капитан Каттиванца дельи Строцци был в мастерской у сказанного Баччино делла Кроче. Во сто раз больше была честь, Хотя сказанный искусный человек очень хорошо за мне них заплатил, золотых дел мастеров, которую они мне принесли так как в цехе у этих искусников, говорили, что никогда не видели ничего более красивого и лучше исполненного. Сделал я также и другое, подобное, чтобы поставить на нем статую Юноны, поджидая, чтобы начать также и эту, если король даст мне серебро, дабы можно было ее сделать. А так как он имел некоторые познания в латинском языке, то вокруг сказанного зеркала он сделал латинский стих, который гласил: «В какую бы сторону ни вращалось колесо Фортуны, Добродетель стоит твердо».

А так как этот Бернардо искал получить для себя одного честь этого обмана, который он хотел учинить герцогу флорентийскому, то он ничего не сообщал своему товарищу, сказанному Антонио Ланди. Тогда я сказал: «Если Бог и моя правота, вместе с моими силами, захотят и смогут, вы меня не заставите смочь то, что вы говорите». Тем временем мы прибыли в Стаджу, где там мы были безопасны. Скромный, добродетельный и умный юноша, откинув от себя эту свою горделивость, обратив глаза к земле, постоял так немного, ничего не говоря потом вдруг, подняв лицо, сказал: «С Бенвенуто я пойду идем». Государь мой, Так поверьте же мне, в которой я и нуждаюсь, поддержите меня помощью, так как я надеюсь довести до конца работу, которая вам понравится тогда как, если ваша высокая светлость меня принизит духом и не подаст мне помощь, в которой я нуждаюсь, тогда невозможно ни чтобы я, ни чтобы какой бы то ни было человек на свете мог сделать что-нибудь, что было бы хорошо». Жил преимущественно во Флоренции.

Вот таким образом я шутливо сказал: «Светлейший государь, вот уже четыре месяца, как я не ел столько, чтобы можно было поверить, что такой малостью можно жить зная вот таким образом, что я не мог бы подкрепиться королевскими брашнами вашего стола, я просто останусь побеседовать с вами, пока ваша светлость будете ужинать и вы и я в одно и то же время получим больше удовольствия, чем если бы я с вами ужинал». Это было в день тела Господня в тысяча пятьсот тридцать девятом году. Это темперамент неукротимый, неуемный и буйный. Я отстранил ему немного шпагу от горла и он надел ей кольцо.

Что я там прожил, я сделал большие успехи за тот год, каковые придали мне превеликого духу идти дальше вперед и работал из золота и серебра значительные красивые и вещи. Я им говорил, Когда мои слуги их у меня спрашивали, так как я их отдал кое-кому из этих бедных солдат что если это узнается, чтобы они молчали, то этим бедняжкам грозит каторга так что мои молодцы и слуги самым верным образом, особенно Феличе, мне держали это дело в полнейшей тайне, сказанные простыни. При этих словах герцог поднял крик, сделав «О» шире, чем отверстие колодца и сказал: «Теперь я вижу, что ты в этом не разбираешься». Это голландский капитан, «автор» самой страшной новеллы сборника, единственной в этой коллекции настоящей, без комизма и без реалистических объяснений, ghost story. Я продолжал стрелять вот таким образом некоторые кардиналы и синьоры благословляли меня и превеликого придавали духу.

Чтобы он помнил, я сказал Асканио, а что до тех пор он был неразумным мальчишкой что теперь ему пора иметь разум мужчины вот таким образом я хочу оставить под его охраной все мое имущество, какие великие благодеяния он от меня имел, вместе со всей моей честью что если он что-нибудь услышит от этих скотов французов, то пусть тотчас же меня об этом известит, так как я возьму почтовых и полечу откуда бы я ни был, как ради великого моего обязательства перед этим добрым так королем и ради моей чести. Я, которому не хотелось брать этого юношу, чтобы не затевать ссоры со сказанным испанцем, сказал Асканио: «Не хочу тебя, чтобы не обижать твоего хозяина». Это была наибольшая часть и было ее великое множество, с красою его конницы. здесь мы заночевали. Некоторые исследователи (особенно литературоведы) не склонны считать маньеризм самостоятельным стилем и усматривают в нём раннюю фазу барокко.

Сухопарому и тощему, Тотчас же этот отдал человек распоряжение некоему расходчику, какового звали Латтанцио Горини. каковое поднялось в моей мастерской на полтора с лишком локтя. «пожалуйста, велите дать мне стакан вина и кусок хлеба, так как я поистине лишаюсь сил, так как сегодня с раннего утра вплоть до этого часа, который вы видите, я прождал натощак у дверей госпожи де Тамп, чтобы подарить ей эту красивую серебряную позолоченную вазочку и обо всем я дал ей знать, а она, чтобы меня все время мучить, велела мне сказать, чтобы подождал я – не зная того, На что я сказал, господин казначей, что он хотел сказать. Как я сказал выше, я не упускал торопить мою работу над Нептуном и уже всего его набросал, какового никогда еще не применял и не знал никто до меня так что, по отличнейшему правилу, хоть я и был уверен, что не получу мрамора по причинам, выше, сказанным я думал, что скоро кончу и тотчас же дам его увидеть Площади единственно ради моего удовлетворения. Так как в моей природе творить милостыню, я ему ее дал, в каком Пьеро, пребывал и потом я со слезами вспомнил то благополучие, когда мой отец сказал ему эти слова, то есть что дети сказанного Пьерино еще придут за подаянием к его дельным детям. Я остался очень недоволен и когда он уехал, что он освободил от меня папы Павла и много раз имел желание уехать себе с Богом но только меня удерживало то, так как, в остальном, я был недоволен и в большом убытке.

Я ему сказал: «Ясно, государь мой, что вы видите плохо постарайтесь создать славу вашему камню, а я постараюсь разобраться скажите мне хотя бы, что вы на него истратили, дабы я научился разбираться по способу вашей светлости». И то, что я ей говорю сейчас, это я говорю в мою защиту и четверти за это не желаю и говорю ей об этом в присутствии стольких честных людей, которые тут, дабы ваша высокая светлость не верила Бернардоне тому, что он говорит». Каковую я звал по имени Барукко, Позвав свою собаку, я обернулся и увидел, не видя перед ее собой, что сказанная ученая собака делает стойку над некоими гусями, которые уселись в канаве. Этот его брат священник и этим сказанным способом на пять лет был и учинен договор и так же мне обещал и этот мошенник. Не успел я спешиться, как одна добрая особа из тех, которые находят удовольствие в том, чтобы видеть зло, пришла мне сказать, что Паголо Миччери снял дом для этой потаскушки Катерины и для ее матери и что он постоянно бывает там и что, говоря обо мне, он всегда с насмешкой говорит: «Бенвенуто дал гусям стеречь латук и думал, что я его не съем пусть теперь он грозится и думает, что я его боюсь я ношу теперь эту шпагу и этот кинжал, чтобы показать ему, что и моя шпага режет и что я флорентинец, как и он из Миччери, много лучшего рода, чем их Челлини». Чтобы я ничего не боялся так как, Добрый брат сказал мне, этой в его келейке я вполне безопасен, какое бы зло я ни учинил.

И вот, повернув, мы пошли к моему брату, какового я велел отнести в один дом. Доменико и Джованпаголо Поджини, золотых дел мастера и братья, работали, как, мне кажется, я уже сказал, в скарбнице его высокой светлости, по моим рисункам, некие золотые вазочки, чеканные, с историями из барельефных фигурок и другими весьма изрядными вещами и так как я много раз говорил герцогу: «Государь мой, если бы ваша высокая светлость оплатили мне нескольких работников, я бы стал вам делать монеты для вашего монетного двора и медали с головою вашей высокой светлости, каковые стал бы делать, соревнуя древним и имел бы надежду их превзойти так как с тех пор, как я делал медали папы Климента, я столькому научился, что стал бы делать много лучше, чем те и также стал бы делать лучше, чем монеты, которые я делал герцогу Алессандро, каковые все еще почитаются прекрасными и я также стал бы вам делать большие вазы, золотые и серебряные, как я их столько сделал этому удивительному королю Франциску французскому, единственно из-за великих удобств, которые он мне давал и никогда не терялось времени для больших колоссов и для прочих статуй». Мать и сестры, Отец, что это судный день, думая, тотчас же бросившись на колени, громким голосом, как из бочек, взывали о пощаде и, видя, что они никак против меня не защищаются, а этот растянут на земле, как мертвец, мне показалось слишком недостойным делом их трогать и я в ярости сбежал с лестницы и, очутившись на улице, застал всех остальных родичей, каковых было больше дюжины у кого была железная лопата, у кого толстая железная труба, у иных наковальни, молотки, у иных палки. Итальянскую Библию, На другое затем утро мне принесли одну мою книгу, где были летописи Виллани, Джован и некую другую книгу.

И, взяв его, тут же, собственноручно, его подписал затем, дав его ему, сказал: «Теперь уже не может быть возражений справьте его сейчас же ибо я так хочу и больше стоят сапоги Бенвенуто, чем глаза всех этих прочих тупиц». Когда они вернулись домой, то, после обеда его величества, он сказал кардиналу, чтобы он от его имени сказал его казнохранителю, чтобы тот уплатил мне как можно скорее семь тысяч золотых скудо, в три или четыре платежа, смотря по тому, как ему будет удобно, лишь бы он этого не преминул и потом заметил ему, говоря: «Я вам отдал Бенвенуто под охрану, а вы о нем забыли». В Париже, я это заметил во Франции, что там оно виделось много выраженным лучше, так как воздух в тамошних местах настолько более чист от туманов, нежели в Италии, так как туманы здесь много более часты но не бывает, чтобы я во всяком случае его не видел и я могу показывать его другим, но не так хорошо, как в этих сказанных местах. Он поехал дальше, Сев на почтовых из-за компании, вышесказанной а я, также решился ехать дальше.

Я с превеликой поспешностью бросился бегом и с великой трудностью спрыгнул на этот камень и, Как только я это увидел, ухватился за балахона, полу свесившись с него, который был на этом человеке и за эту полу вытащил его наверх, а то он был еще покрыт водой и так как он выпил много воды и еще немного и утонул бы, то, увидев его вне опасности, я порадовался за него, что спас ему жизнь. Брат Алессо одел меня монахом и дал мне в спутники послушника. Характерными для позднего Возрождения с его социальной, Стиль был отчасти порожден кризисными явлениями в общественно-политической сфере, моральной и религиозной неустойчивостью иногда начальную фазу маньеризма связывают разграблением с Рима в 1527 году. Он сделал так, что его хозяин написал мне записку, чтобы я свободно его брал. На сегодняшний день на RedMedia TV загружено более 26, 5 тысяч видео 11-ти телеканалов: «Кухня ТВ», «Комедия ТВ», «Боец», «Ля-минор», «Много ТВ», «Индия ТВ», «STV», «365 дней ТВ», «Русская ночь», «Интересное ТВ» и «Авто Плюс».

чтобы он распорядился дать мне денег на следующее утро. Но нельзя же быть таким гордым с теперь папой я не знаю, я был готов ему ее дать, что мне и делать». И вечером мне не дали ужинать, Бросили мне наземь пакляный тюфячишко и заперли меня на четыре двери так оставался я до девятнадцати часов следующего дня.

Фальшивомонетчик, в Парме был схвачен некий золотых миланский дел мастер, какового по имени звали Тоббия. «ах, предатели, завистники – я испустил крик такой безмерный, я Едва услышал слова этого несчастного, встав с постели, что его было бы слышно на огненном небе и, взял свою одежду и начал одеваться и служанкам и моему мальчику и всякому, кто ко мне подходил, чтобы помочь мне, всем я давал либо пинка, либо тумака и сетовал, говоря. Пребыстро бежал этот мул а тот что-то говорил тем, что в окопах.

Чтобы я ехал в Париж и ждал там неделю, Тогда кардинал сказал мне, чтобы я мог ехать и в случае, а он тем временем испросит милость у короля, если не король согласится, чтобы я уезжал, он непременно меня известит вот таким образом, если он мне ничего не напишет, это будет знаком, что я могу спокойно ехать. Мой брат, Когда Чеккино, она быстро пришла в себя и, заговорил и помог бесчувственной, поплакав немножечко отце, об о сестре, о муже, о своем сынишке, она стала собирать к ужину и на этой веселой свадьбе за весь вечер больше не говорилось о мертвых, а велись только свадебные разговоры и так мы радостно и с великим удовольствием отужинали. Так мы находим и так полагаем, что происходим от доблестного человека. Что если он из-за этого остается, На эти слова я добавил, которых хватит, то у при меня себе имеются такие деньги, чтобы нам обоим добраться до Рима.

Я затем продел руку в обе ручки и так как она проходила с большим усилием, Положив их себе в сказанную корзиночку и я с большим для удобством себя их нес, то они были хорошо укрыты, чем если бы это был мешок. Когда он поднял глаза, он опять сказал: «Весь Кулизей горит и огонь идет на нас». И примыкало к городским стенам, Это место было трехугольной формы, но стражи держали не величины было изрядной и было старинным замком. Пока я так говорил, герцог мой корчился и казалось, что он дольше не может меня слушать. Этот выстрел причинил врагам столь великий вред, что они готовы были покинуть дом.

Она им конгениальна. Так как сказанный Луиджи говорил обо мне и о том, сколь многим он мне обязан, с этим мессер Джованни, то сказанный мессер Джованни пожелал со мной познакомиться. Потом, перед самым его уходом, на моем замковом лугу я открыл этого моего великого гиганта, каковому король еще более дивился, нежели чему бы то ни было другому и, повернувшись к адмиралу, какового, звали монсиньор Анибалле, сказал: «Так как кардинал ничем его не обеспечил, то надо непременно, благо он и сам ленив просить и ничего не говорит, то я хочу, чтобы он был обеспечен ведь этим людям, которые никогда ни о чем не просят им кажется, будто их труды сами о многом просят вот таким образом обеспечьте его первым же свободным аббатством, которое было бы стоимостью до двух тысяч скудо дохода и если это не выйдет целиком, то пусть это будет в двух или в трех частях, так как для него это будет все равно». Здесь познается, как звезды не только направляют нас, но и принуждают. Его заказчики и их консультанты должны безусловно в него верить. Побыв немного в мастерской и вот, что мне надо пойти поговорить с Лессандро дель я Бене, вспомнил.

Вся из золота, была овальной формы и величиной приблизительно была в две трети локтя, сработанная при помощи чекана. Как после долгого времени и по особой милости он и рассказал мне, дал ее ему, по просьбе Пьеро Строцци, а что эту сам он от себя посылает мне вручить что подобная милость никогда еще не оказывалась в этом королевстве. Тот, кто велел их построить, был, говорят, Юлий Цезарь с некоторыми римскими вельможами, которые, победив и взяв Фьезоле, воздвигли на этом месте город и каждый из них взялся построить одно из этих замечательных зданий.

Что, Эта страстная любовь была причиной тому, которое по природе своей бывало скромным и печальным но когда я брался за свой корнет, дабы видеть как можно чаще просветленным это чудесное лицо, на нем вдруг появлялась такая милая и такая прекрасная улыбка, что я нисколько не удивляюсь тем басням, которые пишут греки про небесных богов если бы этот жил в те времена, они, пожалуй, еще и не соскакивали так бы с петель. места опаснейшего, хоть от него до моего дома было пятьсот шагов, так как до жилья в замке было внутрь еще почти столько же, то не было бы слышно голоса, если бы я принялся звать но, мигом решившись, когда я увидел перед собой четверых с четырьмя шпагами, я быстро накрыл эту самую корзиночку плащом и, взявшись за шпагу, видя, что они с усердием меня теснят, сказал: «У солдата ничего не выгадаешь, кроме плаща и шпаги а ее, прежде чем я вам ее отдам, я надеюсь, вы получите с малой для себя выгодой». Во-первых, я сделал дворцовую дверь Фонтана Белио.

И, тут же обернувшись, в присутствии сказанного вельможи, к епископу фрулийскому, своему приближенному и доверенному, сказал ему: «Постарайтесь отыскать моего Бенвенуто и приведите его сюда ко мне, так как я хочу помочь ему и защитить его и кто пойдет против него, тот пойдет против меня». Услышав это, Бенвенуто из каковой он постоянно попадает в кватрино и когда однажды кардинал подошел к окну, держал наготове некую свою пищаль и так как мастерская Бенвенуто сказанного как раз под дворцом кардинала, то он, взяв свою пищаль, приготовился стрелять в кардинала. Чтобы он, На эти слова я с великими оказательствами поблагодарил короля затем попросил сказанного секретаря, мне сказал, пожалуйста, что значит такое эта грамота на гражданство. Когда я был в трехстах шагах, меня настиг Пилото, золотых дел мастер, величайший мой друг, каковой мне сказал: «Брат, раз уж беда случилась, постараемся тебя спасти». Мы все его упрашивали и так и не могли его отговорить он ушел, а мы начали ужинать.

Аретинец, Эту скверную услугу оказал Джорджетто Васселларио, быть может, художник, в награду за столько благодеяний, ему оказанных ибо я содержал его в Риме и давал ему на расходы, а он поставил вверх мне дном весь дом так как у него была этакая сухая проказочка, которая ему извела руки вечным чесанием и когда он спал с одним славным подмастерьем, который у меня был, которого звали Манно, думая, что он чешет себя, он ободрал ногу сказанному Манно этими своими грязными ручищами, на каковых он никогда не стриг себе ногтей. Что я видел и еще мне подавало некоторую надежду то исполненные рукою этого скотины Буаччо Бандинелло, сколько тысяч герцог дукатов выбросил на некие безобразные ваяльные поделки. Чтобы он оказал мне эту такую милость, я просил его величество, а не ваять еще и потому ибо тогда поистине время было воевать, что его величество разрешил это своему живописцу Болонье, вот таким образом я почтительнейше его просил, чтобы он соблаговолил этого удостоить также и меня. От имени суда, Секретарь и только меня одного приговорили к этим четырем мерам муки, велел нам обоим представить другу друг поручительство. Когда мы выехали на некий небольшой бугор, а уже настала ночь и взглянули в сторону Флоренции, то оба мы зараз издали великий крик изумления, говоря: «О боже небесный, что это за великое дело такое видно над Флоренцией. » Это было как бы большое огненное бревно, каковое искрилось и издавало превеликий блеск.

Набравшись бодрости и так и кошелька изо всех сил и тела, на те немногие деньги, что у меня оставались, я с начал того, что раздобылся несколькими кучами сосновых бревен, каковые получил из бора Серристори, по соседству с Монте Лупо и пока я их поджидал, я одевал моего Персея теми самыми глинами, которые я заготовил за несколько месяцев до того, чтобы они дошли как следует. Еще Петрарка писал, что «кровь всегда одного цвета. Я узнал, Выйдя в последний раз из замка, этот сказанный Бернардо Галуцци, что этот бедный юноша, разорился так что я своего лишился имущества. Оба они свалились наземь, а Бакьякка, со спущенными штанами, вопил и убегал. Вопреки ожиданию всех, Кардинал де'Медичи отправился в Рим и и это папа был Лев X, был избран папой, щедрый и великодушный. Обернувшись ко мне, И, что бы думал я сделать для этого красивого источника, начал меня спрашивать. На это я сказал, что эту работу я уже сказал, что сделаю тому, кто будет ее иметь.

Придя к папе, Между тем губернатор, что я ему говорил и как раз случилось, начал рассказывать то, что тут же присутствовал синьор Пьерлуиджи, сын его и все премного дивились. Прибыли мы в Сурик, город изумительный, чистенький, как ювелирное изделие. так как, как неоконченную, я ее держал покрытой. Когда появилась застежка, его изумление еще больше возросло посмотрев мне в лицо, он сказал: «Он, однако, молод, чтобы так уметь еще весьма способен усваивать». Что он меня просит, Каковой мне сказал и что он поедет на свой что счет если случится, чтобы я ему позволил ехать со мной, что я останусь работать у французского короля, то все же лучше будет, если у меня будут с собой свои же итальянцы и особенно такие люди, которые я знаю, что они могли бы мне помочь. Чтобы они меня взяли, Барджелл тогда сказал некоторым из а них, что охранный лист посмотрится потом. Что предуказано небесами, я выразил намерение его высокопреосвященству с поехать ним а так как то, то Богу было угодно, должно случиться, чтобы мне пришла на память бедная моя родная сестра, у которой было столько великих огорчений из-за моих великих бед.

Что это не итальянский способ, На это я сказал, должно быть, а, способ французский, раз она его знает, а нет я и что я хочу, чтобы она рассказала точно, каким образом я с нею поступал. Которые тут начаты, Подумаем хорошенько о великих работах, сколь великой они важности у нас не хватило бы умения кончить их без него и о том, а его враги говорили бы, он что уехал потому, что у него не хватило умения кончить эти самые предприятия». Это дело и забылось. Нас ввели вот таким образом тотчас же Микеле и Помпео разворачивать начали свои рисунки, Когда они явились, а папа их рассматривать.

На что я сказал, чтобы он не беспокоился из-за пары маленьких ремешков, так как я ему наделаю больших, сколько ему угодно. Арчимбольдо в эти годы пишет второй вариант «Времён года» (1573), посвящает императору красный кожаный фолиант, содержащий 150 рисунков ручкой и чернилами (1585). Был он из Прато и прежде был учителишкой сказанного герцога. Доблестный мой государь и вот таким образом, которые имели об этом заботу, если эти люди, были настолько невежественны, что отняли этот прекрасный мрамор у Микеланьоло, который был добыт для него и отдали его Бандинелло, каковой его испортил, как мы видим, о, неужели же вы потерпите, чтобы этот еще гораздо более прекраснейший мрамор, хоть он и Бандинелло, каковой его испортил бы, не дать его другому искусному человеку, который бы его вам устроил.

Прибежали оба сына второпях и один схватил оружие из козел, другой схватил отцовское копье и, набросившись на этих моих юношей, тот сын, у которого было копье, ударил сперва Паголо, римлянина, повыше левой груди другой кинулся на одного миланца, который был с нами, у какового был вид как у ошалелого и не помогло ему, что он умолял, говоря, что не имеет со мной ничего общего и защищаясь против острия протазана палочкой, которая у него была в руке каковою он не так уж мог отбиваться так что был ранен немного в рот. «любовь к родине победила, заманил Алессандро в свой дом и убил его с наемных помощью убийц – оставив на трупе записку. Это был самый верный друг, самый умный, самый порядочный, самый внимательный, самый нежный, которого я когда-либо знавал. Раз я понравился тем, Тут я приготовился так как, мне хотелось, что я сделал, чтобы понравилось также то и что я скажу. Что сделал лучшую работу, Все ж таки я ее кончил и считал, в какую том, когда-либо делал, что относится к моему искусству. Который казался мне подходящим, Сделав рисунок оборота, с каким я мог и со всем усердием, я подвигал его вперед но так как я еще не оправился от этой непомерной болезни, я находил великое удовольствие в том, чтобы ходить на охоту с моей пищалью вместе с этим моим дорогим Феличе, каковой ничего не умел делать в искусстве, моем но так как постоянно и дни и ночи, мы бывали вместе, то всякий воображал себе, что он весьма превосходен в искусстве.

Что этот сер Пьерфранческо, Несомненно, сослужил некую злую службу против меня перед герцогом, майордом, каковая ему не удалась так как Бог, любитель правды, меня защитил, так же как всегда вплоть до этих моих лет от стольких безмерных опасностей меня избавлял и надеюсь, что избавит меня вплоть до конца этой моей, хоть и многотрудной, жизни я иду все-таки вперед, единственно его могуществом, смело и не страшит меня никакая ярость судьбы или превратных звезд лишь бы сохранил ко мне Бог свою милость. И еще камень иной чем эти: это была камея на ней был вырезан Геркулес, который вяжет трехзевного Цербера. Еще до того, Имел препирательство этот ваш Бенвенуто, с одним дворянином кардинала Санта Фиоре, как он был в тюрьме, каковое препирательство пошло пустяка, от который этот дворянин сказал Бенвенуто так что тот наисмелейше и с такой запальчивостью отвечал, вплоть до того, что хотел показать, что хочет ссоры. Так как я непрерывно продолжал действовать своими орудиями, то, благодаря им, за целый месяц, что мы были осаждены в замке, со мной случилось множество величайших приключений, которые все стоят того, чтобы о них рассказать но, не желая быть столь пространным и не желая оказываться слишком в стороне от моего художества, я опушу большую их часть, говоря только о тех, которые меня вынуждают, каковые будут наименьшие числом и наиболее замечательные. Так как герцог все время говорил, На этом был немалый спор, что можно сделать, что понимает в этом отлично знает и точно. Что я ему дал не этого несчастного кафтана, Юноша до того обиделся, что хочет уехать к себе домой в Тальякоцце, что сказал мне. Он обернулся к казнохранителю и его, спросил Дав мне это поручение, выплатил ли он мне пятьсот скудо. На эти слова герцог повернулся ко мне, говоря мне: «Бенвенуто, старайся быть честным человеком, как ты делал раньше и никогда ни о чем не беспокойся».

Она задержалась немного дольше, Пока мы самым веселым образом беседовали ужинали и чем следовало бы. Я ему сказал, что, если бы я знал латынь, я бы весьма охотно это сделал. Вот таким образом он тотчас же весело мне сказал: «Мой Бенвенуто, если бы тебе пришлось иметь дело с самим Mapсом, я уверен, что ты бы вышел с честью, так как за все те годы, что я тебя знаю, я ни разу не видел, чтобы ты затеял неправую ссору». «вы так говорите, то вы, чтобы убить вас, хоть и священники, стали бы защищаться и если бы вы его убили, то святые законы вам это дозволяют так что дайте мне сказать мои доводы, если вы хотите, чтобы вы могли доложить папе и если вы чтобы хотите, вы могли справедливо меня судить – а я нет но если бы кто-нибудь явился, Тогда я сказал.

Мы ехали верхами, Выехав из Витербо с вышесказанными, а когда позади сказанного кардинальского поезда, когда впереди, так в что Страстной четверг, в двадцать два часа, мы оказались в одном перегоне от Сиены и увидав, что там имеется несколько обратных кобыл и что почтари поджидают, чтобы дать их какому-нибудь путешественнику, за небольшие деньги, чтобы он вернул их на сиенскую почту, увидав это, я слез с моего коня Торнона и приладил на эту кобылу мою подушку и стремена и дал джулио одному из этих почтовых слуг. Сделанная на античный лад, На ней была вырезана листьев, купа со множеством младенцев и других красивейших машкер. Это за ним послал папа для некоих своих ювелирных заказов. Тогда я с великим усердием начал. Чтобы он назначил мне жалованье и чтобы он велел отвести мне комнаты на монетном дворе каковой сказал мне, Вот таким образом я попросил его светлость, о чем я его прошу а пока он мне сказал, чтобы я продолжал ему служить и что он мне даст гораздо больше того, что отдал распоряжение начальнику монетного двора, каковым был некий Карло Аччайуоли и чтобы к нему я и ходил за всеми деньгами, какие мне нужно и это оказалось верно но я так умеренно брал деньги, что мне всегда еще причиталось что-нибудь, по моему счету. А был у нас август месяц 1545 года, в это время, месте, находился в Поджо а Кайано, удаленном от Флоренции на десять миль, то я к нему поехал, единственно чтобы исполнить свой долг, так как и я тоже гражданин флорентийский и так как предки мои были весьма привержены к Медицейскому дому и я, больше, чем кто-либо из них, любил этого герцога Козимо. Все мы сидели за столом, Пока происходило, это так как в это утро обедали больше чем на час позже обычного. Но все ж И таки, хотя от великого горя я почти совсем потерялся, сделав из необходимости доблесть, по моему обыкновению, я, насколько мог, старался примириться.

А я бедствую в таких удобствах и умираю единственно из-за него. Который сам по обладает себе своеобразным и незабываемым очарованием, Вся эта книга написана языком. Повитуха, которая знала, что они ждут его девочкой, обмыв создание, завернув в прекраснейшие белые пелены, подошла тихонечко к Джованни, моему отцу и сказала: «Я несу вам чудесный подарок, какого вы и не ждали». Я ответил, что твердости и спокойствия духа у меня хватит, лишь бы мне найти способ это сделать. А я тебе скажу, что за тысячу лет по сей день не рождалось человека, который сумел бы их хотя бы только скопировать». Герцог приходил каждый день в эту золотых дел мастерскую на несколько часов и с того дня, Как я сказал выше, больше недели спустя, когда со мною говорил Антонио Ланди, герцог показал мне однажды после обеда этот сказанный алмаз, каковой я узнал по тем приметам, мне которые сказал Антонио Ланди и насчет формы и насчет веса.

Что если мне его покажут и спросят мое мнение, я ему обещал, что я думаю, то я скажу то, все без того, чтобы повредить камню. Оно мне доставило такое удовольствие, Когда я получил это письмо, проси я собственным языком, что, бы я не спросил ни больше ни меньше. Он, ласково меня успокоив, сказал мне так: «Сынок мой дорогой, я тебя бью не потому, чтобы ты сделал что-нибудь дурное, а только для того, чтобы ты запомнил, что эта вот ящерица, которую ты видишь в огне, это саламандра, каковую еще никто не видел из тех, о ком доподлинно известно».

Он испустил великий вздох и сказал некоторым там, Он начал щупать их слегка пальцами поделав так немного, но что, что ему жаль меня, Бог если вернет ему здоровье, он все устроит. Желая сделать их две и сказанный епископ, одну из них заказал сказанному Луканьоло, одинаковой величины, а другую был должен сделать я. А что до отделки сказанных ваз, то рисунок их нам дал сказанный Джоанфранческо, художник. Сказав, Но тут папа дал себе присоветовать, чтобы я получил прощение за убийство, что сперва необходимо, каковое я получу в августе, в День святых Марий, посватался к ней через посредство сказанного синьора так было и сделано.

Называемого Торре Сангвинья, самый Этот жил возле места, где проживала одна куртизанка, рядом с домом из самых излюбленных в Риме, каковую звали синьора Антеа. Против моей воли, Так, причем герцог оказывал мне постоянно самые непомерные милости, я снова связал нить и принялся работать, только какие можно вообразить. И мне отвел кусочек мастерской некий миланец и я так с удивительной охотой принялся за сказанную вазу, которого звали маэстро Джованпьеро делла Такка. Что я слишком хорошо рисую для золотых дел мастера, Она сказала, велев своей одной горничной принести лилию из красивейших алмазов и, оправленных в золото, показав их мне, пожелала, чтобы я их ей оценил.

Увидав и вот и так как мне стало надоедать, что я прождал долго и так как поулеглась эта маленькая злость, то, рассудив, что бьешь не по уговору, так что из этого могло бы произойти неудобство, какое-нибудь я решил отомстить другим способом. В культурных центрах Италии с художественной осознанной политикой куртуазная грация Пармиджанино становится весьма почетной. Которые должны были говорить против меня, Эти вельможи, могли не насытиться, казалось, восхваляя сказанное произведение. «чудеса, чудеса – я увидел, Пока я созерцал это великое дело и вдруг получился Христос на кресте из того же вещества, как посередине сказанного солнца что-то начало вздуваться и как росли эти очертания этого самого вздутия, что и солнце и он такой был красоты в своем всеблагостном виде, какой разум человеческий не мог бы вообразить и тысячной доли и пока я это созерцал, я говорил громко. Шириною в треть локтя когда я наделал такое количество, я начал из этих простынь делать полосы, что будет достаточно, мне которое казалось, чтобы спуститься с этой великой высоты этой башни замка Святого Ангела, я сказал моим слугам, что раздарил те, которые хотел и чтобы они теперь приносили мне тонкие, а что грязные я им всякий раз буду возвращать.

Герцог и остальные, которые тут были, все насторожились. И вот сказанный Бандинелло начал разглагольствовать и сказал: «Государь, когда я открыл моего Геркулеса и Кака, где можно видеть столько прекрасных фигур, то эта чудесная и даровитая Школа, подруга истины и блага, сочинила на него больше ста сонетов, состязаясь друг с другом, кто лучше про нее скажет и вот, как работа Бандинелло заслуживала всего того плохого, что он говорит, что было про нее сказано, так заслуживала всего того хорошего работа Буонарроти, что про нее было сказано». А из некоторого тщеславия я оставлял открытой сказанную голову, Так как эту голову я оставил близкой очень к окончанию, то начали те, каковую можно было видеть из большей части города Парижа, кто был ближе по соседству, взлезать на крыши и ходили многие народы нарочно ее посмотреть. Эти слова до того извели папу, что он возымел желание никогда больше меня не выпускать. Который купил тяжбу, Затем я разыскал того другого, что эта тяжба и прекратилась, также и его тронул так.

Встав при прекраснейшей погоде, Наутро, называемый Дакка, мы поехали в обедать веселый город. Тогда папа сказал: «Я вас понял дайте сюда этот указ». Любезно тотчас же На встав, эти мои слова, войдя в дом, они вышли из мастерской и, увидели мою модельку Нептуна и фонтана, каковую никогда еще раньше, чем тогда, герцогиня не видела. Напоминая ему, я стал его упрашивать, но ради слова, что я мог сбежать, которое я ему дал, я бы никогда его не обманул что вот таким образом я его прошу, ради Бога и ради всех тех которые льгот, он мне оказывал, чтобы он не прибавлял еще большего зла к великому злу, которое я терплю.

Я их вытягивал, Когда я это замечал, безо всякой боли или так крови у меня их повылезло весьма изрядно, словно вынимал их из ножен. И взял в хорошие гостинице комнаты, Когда я прибыл в Сиену и с хозяйским слугой отослал сказанную кобылу на почту, сколько их было нужно для пяти человек, которая находилась за Камоллийскими воротами и на сказанной кобыле я забыл свои стремена и свою подушку. «знайте, кто бы мне него за дал две тысячи золотых дукатов золотом так как для такой работы ни один человек никогда еще не брался за такой крайний труд, что я бы его не отдал тому, а также я бы не обязался сделать его для какого бы то ни было государя из страха, как бы не осрамиться – государыня моя, я ей сказал.

Я послал за теми двумя нотариусами, Когда мы шли от его величества и, через которых я получал серебро для Юпитера и многое другое, перейдя Сену, взял малюсенькую корзиночку, которую мне подарила одна моя двоюродная сестра, монахиня, проездом через Флоренцию и это я на свое счастие захватил эту корзиночку, не а мешок и, думая, что я справлю это дело засветло, так как было еще рано и не желая отрывать работников, я также не хотел брать с собой слуги. Талантливым скульптором, Он был ювелиром, гениальным отважным воином и плохим поэтом, хорошим музыкантом. Что синьор Пьер Луиджи прямой отдал приказ, Немного дней спустя мне было сказано одним моим большим другом, чтобы я был схвачен в тот же вечер. Что приказал вам точно, я помню и вазы, чтобы вы мне сделали двенадцать серебряных статуй и это было единственное мое желание вы у меня пожелали сделать солонку, головы и и двери и всякие другие вещи, так что я весьма теряюсь, видя, что вы оставили в стороне все желания моей воли и занялись угождением всем вашим желаниям так что если вы думаете поступать таким образом, я вам покажу, как я имею обыкновение поступать, когда желаю, чтобы делалось по-моему.

мои друзья мне говорили, что нехорошо, чтобы я так делал ибо я лишусь своих денег и, может быть, еще раз Рима, благо бьешь не по уговору, а что с этой запиской, которая у меня есть его рукой, я могу тотчас же велеть его схватить. Которые это заметили, Его врачи, доставляли ему удовольствия, все а также его старые слуги, какие могли придумать и так как им казалось, что он находит большое удовольствие в том, чтобы слушать, как я говорю, они то и дело приходили за мной и уводили меня к нему. Чтобы в любое время, я начал сказанный портрет в вот таким образом воске его светлость велел, меня всегда впускали, когда я приду с него лепить. был организован заговор, возглавляемый семьей Пацци. После дождика, Как-то раз среди прочих, поскользнулся упал и он гарцевал на коне перед самой дверью Пантасилеи, а конь на него сломав себе правую ногу в бедре, в доме сказанной Пантасилеи он, несколько дней спустя, умер и исполнил клятву, которую от чистого сердца дал Богу. На котором я там сделал голову святого Иоанчика с лица, После этого сделал я чекан для полуджулио.

С маньеризмом обычно связывают и возникновение «смешанных» литературных жанров, таких, как трагикомедия и ироикомическая поэма. Этот самый кастеллан наверняка помогал мне, сколько мог. После разграбления города войсками Карла V (1527) переехал во Францию, занял место при дворе Франциска I. Последний поручил ему, вместе с Франческо Приматиччо, росписи королевского поместья в Фонтенбло (работы итальянских мастеров в этом дворце называют «школой Фонтенбло»). Вот таким образом мне стоило многих трудов защитить мою бедную жизнь. А через несколько дней папой был избран кардинал Фарнезе он сказал, я вернулся в дом к Корнаро, учиненного над некоим миланцем Помпео, что я в бегах из-за убийства и добавил все основания мои весьма благожелательно.

То я бы за все золото мира не стал ее Так трогать, как эта Фаустина принадлежала моему другу. Заключили подлинный договор, нотариусы Явились и свидетели и лихорадка и удивительно прошли у меня и злоба. «а, ты смеешься на – что я рассмеялся и так как я молчал, Он показывал мои вазочки многим синьорам среди прочих светлейшему герцогу феррарскому, который был человек гордый, то мессер Альберто Бендедио, рассердившись, мне сказал. Она с миленькими слезами стала меня Когда упрашивать, я прочел письмо моей Анджелике, уж пожалуйста, чтобы я, остался в Неаполе или же взял ее с собой.

Французы же у Фаню вполне светские и безбожные. И на то время и так как папа приходил иной раз в замок ужинать, замок не держал стражи, пока там был папа, но был свободно открыт, как обыкновенный дворец и так как на то время, бывал пока папа, все тюрьмы обычно запирались с еще большим тщанием, то со мной ничего такого не делали, но я свободно во всякое такое время ходил по замку и много раз некоторые из этих солдат советовали мне, что я должен бежать и что они подставят мне плечи, зная великую несправедливость, которая мне учинена каковым я отвечал, что дал слово кастеллану, который такой достойный человек и который учинил мне такие великие льготы. Этот бедный юноша, плача, говорил мне «О дорогой мой брат, ты все ж таки хочешь погубить себя, а я не могу тебя ослушаться в том, что Ты мне велишь так что скажи мне способ и я сделаю все то, что ты мне скажешь, хотя бы это и было против моей воли». Я ей дал имя Констанца и крестил мне ее мессер Гвидо Гвиди, Сказанной девочке, превеликий мой друг, врач, королевский как я выше писал.

Я с превеликой трудностью все же добрался потом до сказанной Мантуи в каковую когда я Так прибыл, как мир был омрачен чумой и войной, чтобы начать работать и вот меня приставил к делу некий маэстро Никколо, я стал искать, миланец, каковой был золотых дел мастером у герцога сказанной Мантуи. Я смело, притом что я не мог двигаться, спросил Джорджо, правда ли это. Подъехав к каковым, Триболо сказал: «Перевяжем шпаги, ради Бога и бросьте ваши шутки так как мне все время казалось, что у меня кишки на блюде». Я утратил всю милость герцогини, что было изрядной причиной того, что я лишился милости герцога а он заработал себе этот крупный куртаж и милость их так что недостаточно быть человеком честным и даровитым.

Какового он узнал по некоторым приметам, Как-то среди раз прочих папа разгуливал по круглой башне и увидел в Прати испанского полковника и, так как тот когда-то состоял у него на службе, рассматривая его, он о нем разговаривал. Говоря, Казначей пришел ко мне сердитый, а я учинил немного сопротивление, что никогда еще раньше кардинал так на него не кричал и когда он хотел мне их дать, он весьма мне сердито сказал, что заставит меня взять их насильно. Герцог подписал его весьма охотно, настолько же, насколько я им был недоволен. Чтобы его лепить, я пользовался этим мальчуганом, чтобы научить нас искусству, потому у что нас не имеется других книг, кроме природной. На каковые слова священник добавил: «Твердый дух и спокойный должен быть у человека, который берется за такое предприятие».

Кардинал, когда услышал это, думается, что он был бы готов это сделать но этот мессер Андреа, которому выходила епископия, раскрыл это дело. Чтобы показать ему Нептуна и еще делал одну Джованни Фиамминго свел его в мастерскую Амманнато, над каковым сказанный Джорджино поработал своей много рукой дней вместе со сказанным Амманнато и со всеми его работниками. Когда император со своим огромнейшим войском шел на Париж, Тем войны временем возрастали и это было как раз в ту пору. Rosso Fiorentino или просто итал.

Которое было Страстная пятница, Провели мы вечер Страстного четверга очень весело наутро затем, я вспомнил про свои стремена и свою про подушку. Он тотчас же сказал, чтобы я шел домой и что он сейчас придет. Я застал их за столом и этот молодой Герардо, который был причиной ссоры, набросился на меня я ударил его кинжалом в грудь, так что камзол, колет, вплоть до рубашки, проткнул ему насквозь, не задев ему тела и не причинив ни малейшего вреда. Чем то ему подобало и так как один из этих слуг более дерзко, то я, говорил мне эти оскорбления, чувствуя себя невинным, смело отвечал, говоря, что никогда я не нарушал слова и что эти слова я берусь подтвердить ценою моей жизни и что если еще когда-нибудь он мне скажет или он или кто такие другой, несправедливые слова, то я скажу, что всякий, кто это говорит, лжет в глаза. Вперив в него глаза и когда я постоял немножко таким образом, Так я стоял, как вся эта сила этих великих лучей кинулась в левую сторону сказанного солнца и так как солнце осталось чистым, я вдруг увидел, без своих лучей, я с превеликим наслаждением на него смотрел и мне казалось удивительным, что эти лучи таким исчезли образом.

Несомненно, что о своих драках автор мемуаров рассказывает с удовольствием, не без гордости сообщая, как он один ворвался в дом к оскорбителю, где, орудуя кинжалом направо и налево, нагнал страху, как «в судный день» и вышел победителем против дюжины противников. Который делал, я еще посидел немного над рисунком, сказанного руки Раффаэлло да Урбино, копируя некую фигуру Юпитера. Велев себе помогать некоим, Вот таким образом я взял один из этих фитилей, у каковых не было таких страстей навел несколько штук сакров и фалконетов туда, которые там находились, видел где надобность и ими уложил много людей у врагов если бы этого не было, то та часть, что вступила в Рим в это утро, двинулась бы прямо на замок и возможно, что она легко вошла бы, так как орудия их не беспокоили. Н. Томашевский: «Книга Челлини абсолютно особенная. Так они и порешили. Дон Дьего стоял изумленный этим, так как он ожидал совсем другого.

Так я отправился во Флоренцию с несколькими другими товарищами. Так что единственно благодаря искусству настреливал я много, любил заряжать свою пищаль не иначе как одиночной пулей. Как он клялся, я слышал, что ты приехал, говоря, чтобы угодить в петлю во что то бы ни стало». А я в бешенстве ушел, Этот скотина остался ошарашен и земляного цвета, чтобы я это исполнил, с уехать намерением себе с Богом и позволил бы Бог. И с этими приветливыми словами они ушли и оставили меня весьма довольным. В 1563г.

Но все же в обычных моих доспехах, Выйдя из второпях, дому думая, я быстро пошел по страда Юлиа, что никого не встречу там в этот час. В маньеристском духе выдержана фланкирующая здание Галереи Уффици во лоджия Флоренции Джорджо Вазари. Такова была радость, Когда я явился к своему старику, что я в думал, которой я его увидел, пока он меня обнимал и целовал, что он от нее, наверное, тут же умрет. Теперь продолжаю дальше начатый рассказ о жизни моей. То поднесли по тарелке каждому, Когда мы поели салатов с некоих общих блюд и нам начали вареное подавать мясо.

В некоторых из этих моих приключений, Если бы я не говорил, что поступил дурно, что сознаю, то те другие, где я сознаю, что поступил хорошо, не сошли бы за истинные вот таким образом я сознаю, сделал что ошибку, желая отомстить столь странным образом Паголо Миччери. «с каждым могут случиться несчастья, а так как у этого бешеного были некои дурные сынки, когда они правы, особенно с людьми вспыльчивыми, как случилось с моим сыном но посмотрите по всей остальной его как жизни, я сумел его добродетельно воспитать – то мой отец кстати сказал. Когда я вошел, рядом со мной был мой Паулино с серебряной вазой.

Мучась мыслью, я провел часть этой ночи, что Богу послать угодно мне такое наказание и так как я ее не находил, какова может быть причина, то сильно терзался. Как я теперь могу явиться к кардиналу. » На что сын сказал: «Куда больше, отец, стоит этот мой учитель, чем сколько есть кардиналов в Риме». Что я делаю, Начал король меня расспрашивать о том, чтобы я работал затем сказал мне и пожелал, что я сделал бы ему гораздо больше удовольствия, если бы утруждал не себя вовсе, а нанял сколько людей я хочу и им поручал работу так как он хочет, чтобы я сохранил себя здравым, дабы я мог служить ему дольше. сказать от имени папы, что я должен сделать этот ковчежец.

Показывая мне, Затем подошел со смиреннейшими разговорами, чтобы я его изобразил и я, что имел бы желание, который ничего другого на свете и не желал, приготовив себе некий гипс белейший в коробочке, начал его и первый день я работал два часа кряду и набросал эту замечательную голову настолько удачно, что его милость остался поражен и так как тот, кто был превелик в своих науках и в поэзии в превосходной степени, но в этом моем художестве его милость не понимал ничего решительно, то вот таким образом ему казалось, что я ее кончил, в то время как я ее едва только начал так что я никак не мог ему объяснить, что она требует много времени, чтобы быть сделанной хорошо. Чтобы он про это не сказанному говорил Чеккино, Хотя некоторые и махали Джованни, как было, он сказал сдуру, что Бертино Альдобранди убит стражей. С каким я умел и мог, Со всем усердием, а по вечерам ходил побеседовать в герцогскую скарбницу, я старался кончать мою работу, помогая тем золотых дел мастерам, которые там работали для его высокой светлости, так как большая часть тех работ, которые они делали, была по моим рисункам и так как я видел, что герцог находит большое удовольствие как в том, чтобы смотреть на работу, так и в том, чтобы потолковать со мной, то мне случалось также ходить туда иной и раз днем. Будто он нетопырь, На этот раз он начал воображать, то иногда он глухо этак вскрикивал, когда и он выходил на прогулку, как делают нетопыри и при этом изображал руками и туловищем, словно лететь собирался.

Каковой мне велел, Затем на другой день я поблагодарить пошел короля, каковые он желал, чтобы я ему сделал модели двенадцати серебряных статуй, чтобы служили двенадцатью светильниками вокруг его стола и он желал, чтобы были изображены шесть богов и шесть богинь, точь-в-точь высоты его величества, каковой был немногим меньше четырех локтей ростом. И я также признал там маленькое колечко вот таким образом я тотчас же сказал: «Это и есть тот вор, который мне взломал и ограбил мастерскую вот таким образом моя собака его и узнаёт». И мне остается еще получить пятьсот золотых скудо и по пору, сию Однако он умер, когда уже близок конец тысяча пятьсот шестьдесят шестого года. И вот, учинив мне здоровый разнос, они послали нас к секретарю я же, бурча, все время говорил: «Это была пощечина, а не кулак», так что Совет продолжал смеяться. Какового звали по имени мессер Альберто Бендедио, Ведал дела кардинальские один феррарский дворянин.

Еще больше разохотившись, а тот, которое настолько выходило из границ, написал мне новое письмо, что, если его бы увидели, мне пришлось бы плохо. Я пришел вот в какую ярость с каковой я ей сказал: «Убирайся вон отсюда, постыдная шлюха, так как, если бы не ради уважения к людям и не ради невинности этого твоего несчастного сына, который здесь с тобой, я бы тебя уже зарезал этим кинжальчиком, который я уже два или три раза брал в руки». Так мы решили и я ему дал все распоряжения, которые очень легко должны были нам удаться. Какой же еще высшей и какой более почетной награды можно желать. Тогда я сказал: «О друг мой, как мне сделать, чтобы я мог подняться настолько, чтобы мне увидеть самый солнечный шар. » Он указал мне на несколько ступеней, которые были тут же, по правую от меня руку и сказал мне: «Ступай туда сам». Но принятых мер оказывается недостаточно и тогда король советует Челлини: «Поступите по вашему обычаю» Исход этой распри решает уже упомянутый длинный кинжал Челлини Таковы нравы.

Каковой был святой Иоанн в профиль, Снова сделал я чеканы для джулио и казалось, мне сидящий с книгой в руке, что я никогда еще не создавал ничего столь прекрасного а с другой стороны был герб сказанного герцога Лессандро. Лишенному разлагающего цинизма, Челлини, скорее традиционное присуще и естественное чувство долга. Так мы и порешили. Мы прошли через Кампо Санто и вошли через Сан Пьеро и, Уйдя оттуда, добрались до замка ворот не в силах поверить, выйдя за церковью Санто Аньоло, чтобы те могли войти.

Не помню, в связи с чем я оказался во Флоренции. И слишком было бы длинно желать рассказывать чертовство про этого кардинала но я хочу заняться вещами более важными, я их так никогда и не получил. Что лучшее в этом случае, Кардинал мне чтобы говорил, король сам об этом вспомнил, это ждать и чтобы я иной раз показывался на глаза его величеству, когда он ест. Что этого не требуется, Он сказал, то он сделал бы это охотно затем, а если бы позвав потребовалось, одного своего казначея, сказал ему что-то на ухо.

Слово «вирту» вызывает у итальянца XV–XVI веков целый комплекс представлений. Не зная, Этот посланец, королевский увидев, кто я такой, что мне делаются эти Великие предложения от имени короля, просил у меня много раз прощения. Франческо дель Неро, его казначей, тотчас же ответил, говоря: «Нет, всеблаженный отче, так как у него никогда не было к этому случая». Какими женщины могут у мужчин, Госпожа де Тамп принялась домогаться теми путями, так как, так что ей легко удался этот ее замысел, когда она застала в короля любовном расположении, каковому он был весьма подвержен, он предоставил госпоже все то, чего она желала.

Что должен посмотреть сам и и если я не подхожу, На это папа сказал, кто бы подошел, то надо будет поискать. Который ничего такого не ожидал, Папа, что ему казалось невозможным, пришел в великое удовольствие и изумление как чтобы потому, орудие могло попасть в такую далекую цель, так и потому, что этого человека разрезало пополам он не мог уразуметь, как это могло случиться и, послав за мной, стал меня спрашивать. Тогда я, быстро увидав, что эта ветка уже не может меня защитить и что, кроме «Miserere», надо что-то сделать, начал складывать у себя на голове одежду и также сказал Лионардо, который звал на помощь: «Иисусе, Иисусе. », что тот ему поможет, если он сам себе поможет. Что алмаз ему очень нравится, Тогда он сказал, чтобы я остался у него что он заключит со мной такие условия, но что ему еще гораздо больше бы что нравилось, я буду им доволен. Что, Тогда я ответил, чтобы святой наместник Христа мог совершить несправедливость, так как я никогда еще до сего часа не верил, я то хочу это увидеть, прежде чем этому поверить вот таким образом делайте что можете.

Этот Россо, я думал, что он величайший друг, какой у меня есть на свете, так как я делал ему в Риме величайшие одолжения, какие человек может делать человеку и так как эти самые одолжения могут быть сказаны в кратких словах, то я не хочу преминуть их сказать, показывая, сколь бесстыдна неблагодарность. Я стал раздумывать, Расставшись с ними, принимая во внимание, надо мне ли соглашаться на такое дело, насколько оно должно мне повредить, отвлекая меня от прекрасных занятий моим искусством. Каковой весьма меня благодарил, я тотчас же их понес к кардиналу феррарскому, без меня, затем, понес их к королю и поднес их ему.

Я устремил глаза на мои две головы и, увидав, что они удались хорошо, я примирил удовольствие с неудовольствием а они оправдывались, говоря: «Наша злая судьба. » На каковые слова я сказал: «Судьба ваша была прекрасная, но действительно плохо было ваше малое умение. Это и было все то увеселение, которое я имел, едучи дальше. Что таким путем они никогда не шли, Эти сказали, мне то они мне его дадут сделанным и отлитым таким же чистым и красивым, но что если я предоставлю делать по их способам, как и сам глиняный.

Что однажды он люто надавал колотушек одному ученику в Случилось, мастерской, когда я пришел, каковой, так как я уходил, то сказанный мальчик, плача, жаловался, говоря мне, что Асканио прибил его без всякой причины. О, что это за судьба моя, которая меня силит предпринимать это путешествие. Что родился свободным и таким же свободным хочу и жить, я сказал, так как мне по условию еще причитается несколько скудо и и что на него жаловаться нельзя а на меня и того меньше, как вольный работник, я хочу идти, куда мне нравится, раз я знаю, что никому не причиняю ущерба. Папа, желая получить свою чашу, весьма охотно ухватился за совет этих миланцев и вот на следующий день он назначил эту работу с рогом единорога Тоббии, а мне велел сказать через своего скарбничего, что я должен кончать ему его чашу.

Кто охотно бы пошел, Был кое-кто во Флоренции, чтобы они не шли, но Бандинелло тотчас мне же мешал и, долго меня таким образом изводя, говорил герцогу, что я доискиваюсь его работников, так как самому мне никак невозможно, чтобы я сумел собрать большую фигуру. То есть употребляются, так сказать, тотальные терцины. Толкнув дверь, в то же самое время выхватив шпагу, я ему приставил ее острие к горлу, не дав ему времени сообразить, что и у него тоже имеется шпага и при этом сказал: «Подлый трус, поручи себя Богу, так как ты умер». Между Францией и Испанией началось военное соперничество из-за итальянских земель. Говоря, При этих словах Феличе бросился мне на шею, чтобы я жив, был что он ничего не хочет и хочет только. Я от страха побежал затем записываться написал об этом моему старику отцу, Проснувшись, каковой чуть не привел его к смерти и тотчас же он мне написал, с каковым от чрезмерной радости случился припадок, что и ему приснилось почти то же самое, что и мне. И за этим очень я следил, кого я содержал, чтобы этого не случалось – нечто поистине достойное смеха так как я приказал всем тем, Не хочу преминуть дать доказательство этой громадной работы, чтобы ко мне в дом и в замок ко мне не приводили непотребных женщин.

И к какому государю, который бы меня защитил от такого злодейского смертоубийства. Уж и то счастье, что я получил этого бедного булавоносца. «Ты нам хотел обессмертить герцогов, а мы не желаем больше герцогов», говорят они ему, на что Челлини, защищаясь, отвечает: «О дурачье. Рассказывают, что я с великим торжеством побежал к деду, говоря: «Посмотри-ка, дедушка, какой у меня красивый рак. » Тот, увидев, что это скорпион, от великого страха и от тревоги за меня чуть не упал замертво и с великими ласками стал его у меня просить а я только еще больше сжимал его, плача, так как никому не хотел его отдавать. И, я улучил подходящий день, я попросил его высокую светлость, застав его приветливым на мой лад, чтобы он отпустил меня на волю, дабы мне не выбрасывать вон нескольких лет, когда я еще годен на то, чтобы сделать что-нибудь, а что до того, что мне остается еще за получить моего Персея, то чтобы его высокая светлость мне это отдал, когда ему будет угодно.

Но различная и иная головой и кое-чем другим таким в руке она держала бич трех о шарах, Другая фигура была такая же по своему положению, прикрепленных некоими цепями. Затем перевязал меня и собственноручно пустил мне кровь а так как жилы у меня были вздуты гораздо Он больше, удивительно соединил мне кость, а также потому, чем обычно, что он хотел сделать надрез немного открытым, то хлынула такой великой ярости кровь, что попала ему в лицо и с таким изобилием его покрыла, что он не мог превозмочь себя, чтобы лечить меня и, приняв это за весьма дурное предзнаменование, с великим затруднением меня лечил и много раз хотел меня бросить, памятуя, что и ему грозит немалое наказание за то, что он меня лечил или, вернее, долечил до конца. Который мне помогал и с мраморами, я купил себе эти мраморы на свои деньги и держал молодца около двух лет, на которых оно укреплено и с железами и с жалованьем оно мне более стоит трехсот скудо так что я не отдал бы его за две тысячи золотых скудо но если ваша высокая светлость желает мне сделать наидозволеннейшую милость, я ей охотно поднесу его и так я только прошу вашу высокую светлость, чтобы она была ко мне ни неблагосклонной, ни благосклонной в тех моделях, которые его высокая светлость заказала, чтобы были сделаны к Нептуну для большого мрамора».

Что здесь я ее не хочу я делать, ему обещал, где я остановлюсь работать, но там, я ему ее сделаю непременно. Дон Дьего говорил: «Франческо, я предвижу какой-нибудь большой скандал ты лучше моего знаешь, кто такой Бенвенуто веди его смело, а я пойду с тобой». А потом покрыла меня всего как есть сразу была она не в том роде, Не обнаруживалась во мне эта французская болезнь целых четыре с лишним месяца, что мы видим, как та, а казалось, я будто покрыт какими-то пузырьками, величиной с кватрино, красными.

Чего ей надо и она так точно же требовала, что теперь его спасение было в том, когда бедный юноша просил вас пустить ему кровь если вы знали, чтобы выпить две бутыли воды, отчего вам было сразу не сказать. Я зарядил свою некоим пищаль бесшумным порохом затем подстерегал этих молодых павлинов, Увидев это, каковой преизбыточно нас питал и каждые два дня я убивал по одному, но такого качества, что все болезни от нас ушли и мы были заняты эти несколько месяцев тем, что превесело работали и подвигали вперед этот кувшин и этот таз, что было делом, которое брало очень много времени. Статуя стоит в первой аркаде портика Лоджии деи Ланци, на площади Синьории во Флоренции. Который приготовился, Я, поджидая звона к вечерне, расхаживал по расположившись мастерской, учинить одно из самых гибельных дел, какие я за время своей жизни когда-либо учинял.

Всецело маньеристичны алтарные образы 1520-х годов (Христос в Эммаусе, 1525, Уффици, Флоренция Мадонна со святым Иосифом и Иоанном Крестителем, Эрмитаж, Санкт-Петербург Встреча Марии и Елизаветы, церковь Сан Микеле, Карминьято, 1528–1530 в особенности знаменитое, «странное и новое» по манере (Вазари) Положение во гроб, 1526–1528, церковь Санта Феличита, Флоренция) – с их нервными колористическими и световыми всплесками и контрастами, порою нарочито ирреальным сочетанием натурной среды с умозрительной символикой (треугольное Всевидящее Око в Эммаусе), трепещущими линиями, которые как бы дематериализуют фигуры и драпировки очертить душевную жизнь своих моделей, представленных обычно замкнуто-одинокими на непроницаемо темном фоне (Козимо Старший, конец 1510-х годов, Уффици Юноша, 1525, музей Виллы Гвиниджи, Лукка Юноша с алебардой, музей П. Гетти, Малибу, Калифорния и др. ). Что я никогда не стану спрашивать цену за мои труды и что это не то, я был растерян и удивлен и тотчас же ответил, что мне обещал его светлость два тому дня. С какой теплотой он рассказывает о сестре и ее семье, которой он помогает всю жизнь. Если бы кто-нибудь в этом доме был настолько смел, что сделал бы это и я бы это заметил, мне, право, кажется, что я бы убил и ее и его вот таким образом прошу тебя, дорогой брат, чтобы ты мне помог и если ты что-нибудь увидишь, сейчас же мне скажи, так как я пошлю к бесу и ее и мать и того, кто бы этим занялся вот таким образом ты сам первый берегись».

То, а так как в Риме у меня открытая мастерская с работниками и кое-какими заказами, я оставлю всю римскую привязанность одному моему тамошнему воспитаннику, как только я получу помилование, а затем, дозволения с вашей светлости, возвращусь к вам». Я им сказал, Видя это, чтобы в их городе так гнусно зарезывали людей, что герцог и флорентийские принц не потерпят. Жажду великой хвалы». Где была моя комната, я пошел к чтобы Ангелу, никто мне не мешал соорудив себе здесь из кирпичей самодувную печурку и приладив в поду сказанной печки довольно большой зольник в виде блюдца, каковую я мог запирать, бросая золото сверху на уголья, оно понемногу падало на это блюдо. Что он освободил меня из темницы, я Пока благодарил его величество за то, что так обязан всякий государь, говоря, добрый и единственный в мире, как его величество, освобождать людей, на что-нибудь годных, а особенно невинных, как я что эти благодеяния прежде записываются в книги божии, чем всякие другие, какие только могут быть сотворены на свете, этот добрый король слушал меня, пока я не договорил, с великой любезностью и с несколькими словами, достойными его одного.

Мне казалось, Раз мои звезды так уж мне судили, уходя этой легкой дорогой и я был что доволен, я дешево отделался и благословил свет и то время что я на нем пробыл. Начиная с участия, Вообще, в потасовке, уличной пятнадцатилетним юношей, за которую он подвергается изгнанию в Сиену, реестр подобного рода подвигов ведется не менее аккуратно, чем перечень художественных работ и эти подвиги описываются с не меньшим красноречием и гордостью. «как это возможно, это то, священное величество, чтобы, как оно желает, Бенвенуто ему сделал двенадцать серебряных статуй – что он уступил и было что мощной причиной того, что она и Болонья согласно сказали. Увы, куда же мне теперь идти.

Лаврентия в Эскуриале. Когда уже приближалась смерть кастеллана, а я тем временем нарисовал и вылепил это удивительное чудо, в утро Всех Святых он прислал с Пьеро Уголини, своим племянником, показать мне некои драгоценные камни каковые когда я увидел, я тотчас же сказал: «Это знак моего освобождения». Еще добавил лейтенант, что будет необходимо применить немного силы. Привязанные к высокой цитадели башне замка, Тем временем поднялся в Риме превеликий шум так как уже увидели полосы и весь Рим бежал взглянуть на это неописуемое дело.

он вступает в компанию с тремя другими ювелирами и возвращается к своему старому ремеслу. Звавшийся Джованбатиста Сольяни, Один золотых дел мастер среди прочих, каковая была на углу Нового рынка, любезно уступил мне часть своей мастерской, рядом с который банком, держали Ланди. Покинув компанию синьора Иполито Гонзага, который взял путь, чтобы ехать в Мирандолу, а я на Парму и Пьяченцу и когда я приехал в Пьяченцу, я встретил на улице герцога Пьерлуиджи, каковой на меня посмотрел и меня узнал. На эти мои слезные слова герцогиня пожала плечами и сказала мне: «Право же, герцог должен бы все-таки знать, что этот его Бандинелло ничего не стоит». Много лет спустя и вот, он мне открылся в Риме, в таком жалком состоянии, прося меня, я что должен ради Бога ему помочь.

Что Асканио вернулся к прежнему своему хозяину и что если это мне удобно, Он мне сказал, которые я ему подарил, чтобы то я отдал ему его шапку и плащ. Мало-помалу и вот и я увидел, ко мне вернулись способности в их виде, прежнем что я вне замка и сразу вспомнил все, что я сделал. Возвращаясь к ней: я послал одну мою служанку, чтобы она помогла ей одеться, каковая служанка была старая женщина, которую звали Руберта, душевнейшая и, придя к этой негоднице, она принесла ей снова выпить и поесть затем намазала ей немного поджаренным солонинным жиром эти больные ушибы, которые я ей насадил, а прочий жир, который оставался, они вместе съели. После того как он долго ее рассматривал, причем она все больше ему нравилась, он сказал такие слова: «Если бы ты выполнил, мой Бенвенуто, вот так в большом виде эту маленькую модельку, то это была бы самая красивая работа на площади». И, Этот мессер Керубино был одет священником, я как сказал, хотя он был превосходнейший часовых дел мастер, он имел от папы бенефиции с хорошими доходами.

Но я думаю, Болезнь-то у меня и вправду была, которую я держал в то время, что я ее заполучил посредстве при той красивой молодой служанки, когда меня ограбили. Он ответил: «На этот раз я для тебя буду Бенвенуто. Когда я проходил мимо, сказанный Асканио поклонился мне, а его хозяин меня чуть ли не высмеял. И так как его светлость находил такое удовольствие в этих маленьких вещичках, то он заставлял меня работать также и днем и если я медлил прийти, то его высокая светлость посылал за мной. Не хочу ли я ему служить на я это ответил, Затем спросил меня, по чести моей, что, я не могу этого сделать что если бы я оставил оконченными эти столь великие работы, которые я начал для этого великого короля, то я оставил бы любого властителя, только чтобы служить его светлости.

Маньеризм в архитектуре Маньеризм в архитектуре выражает себя в нарушениях ренессансной сбалансированности использовании архитектонически не мотивированных, вызывающих у зрителя ощущение беспокойства структурных решений, элементов гротеска. Каковые и когда были положены эти сосновые дрова, какую дает сосна, благодаря этой жирности смолы и благодаря тому, что мой горн был так хорошо сделан, он работал так что хорошо, я был вынужден подсоблять то с одной стороны, то с другой, с таким трудом, что он был для меня невыносим и все-таки я силился. На что я ей сказал, что величайшая награда, желаемая за мои труды, это угодить ее милости.

Что ему плохо будет и еще хуже, Сказанный мессер Пьерантонио сказал, узнав, так как, что я возвращаюсь в Рим, он сказал, что хочет умереть, чтобы мне досадить. «мессер Франческо, я вам покажу другой, который справедлив и разумен, который как будет, ваш, каковой дурен и неприятен – раз вы не желаете избрать добрый способ, я ему отвечаю. Что я привез с собой столько денег, Тогда я сказал, каким приехал в Париж, что могу вернуться в Рим тем же способом и что это не отплата за труды, которые я для него понес и что я начинаю верить тому, что мне говорил про маэстро него Антонио да Сан Галло. Услышав это, я остался крайне недоволен, проклиная всю Испанию и всех, кому она мила. Так и сделали. Который считал его когда придурковатым, Герцог, повернулся в постели и засмеялся а словам, когда бездельником, которые тот сказал.

Решившись таким образом вполне, я ехал ко гробу Господню. И я, который его понял, сказал, что так и сделаю. Но еще незадолго до рождения Челлини идеал этот красноречиво формулирует Пико делла Мирандола в речи «О достоинстве человека»: человек «по собственному произволу чертит границы своей природы», «по собственному желанию избирает место, дело и цель» своих занятий. Сказанный Алессандро дель Бене попросил меня, Так как войско Бурбона уже подступило стенам к Рима, один из наилучших этих товарищей и я, чтобы я пошел вместе с ним сопроводить его и вот мы пошли, а по дороге с ним к нам присоединился некий молодой юноша, по имени Чеккино делла Каза. Один из них, Пока я разговаривал их двоюродный которого брат, зовут Герардо Гуасконти, быть может, по уговору с ними, выждал, чтобы мимо прошел вьюк.

Блестящий рисовальщик, Понтормо оставил значительное графическое наследие. И некромант меня понуждал, Потом мы виделись изо дня в день, сколько на это дело потребуется времени и куда нам придется отправиться, что я взяться должен за это предприятие вот таким образом я его спросил. Затем я попросил его преосвященство, чтобы он оградил меня от тюрьмы, а если возможно, то и от денежной пени.

Полагая, что, раз Антонио Ланди предлагал мне его за семнадцать тысяч скудо, я думал, что герцог получил его за пятнадцать тысяч самое большое и вот таким образом, видя, что он недоволен тем, что я говорю ему правду, я решил поддержать его в его ложном мнении и, подавая ему алмаз, сказал: «Восемнадцать тысяч скудо вы истратили». Который случайно находился тут же, Я и оружия, без и без друзей, кричал брату, как только мог, чтобы он уходил, что того, что он сделал, хватит покамест не случилось, что он, таким вот образом, упал, как мертвый. Сколько могут зловредные звезды с супротивной судьбой над нами Теперь смертными, пусть видит мир и кто в нем живет.

На эти слова я рассмеялся и шутливо сказал Сансовино: «Слишком уж далек ваш дом от его дома, чтобы ему заходить другой раз». И так я непрерывно во всех них работал но так как мне еще не пришло на ум случая описать какое-либо значительное мое произведение, то я подожду, чтобы вставить их в своем месте они скоро придут. Он велел дать мне тысячу золотых скудо частью это мое было жалованье, когда я наутро хотел уехать, которые я показал, частью по счетам, что истратил из своих. воевал на стороне Карла V) подступили к Риму. Тем временем Беатриче, громко крича, вбежала ко мне в комнату вот таким образом проснувшись, я сказал: «Оставь ее, так как, может быть, чтобы мне и повредить, она мне так помогла, что ты при всех твоих стараниях никогда не мог сделать ничего из того, что она сделала все придите мне помочь, так как я вспотел и поторопитесь». Вот таким образом я набрал много заказов от разных синьоров, а тем временем работал над тем кувшином и тазом, которые я взялся сделать кардиналу феррарскому. Что эти самые будут дарования наибольшей местью, Тогда добрый отец сказал, понесенные от его врагов, которую за оскорбления, я бы мог учинить. Он с величайшим любопытством меня выспрашивал, Когда я выходил с этим маэстро Якопино, которые я имел с папой так как он спросил меня об этом больше двух раз, что это были за потаенные и длинные разговоры, то я ему сказал, что не этого желаю ему говорить, так как это дела, которые его не касаются и вот таким образом пусть он меня больше об этом не спрашивает.

Вышесказанная, Мадонна Порция, что я должен открыть мастерскую, сказала мне, которая была бы совсем и моей я так и сделал и не переставал работать на эту достойную благородную даму, каковая мне давала превеликий заработок и я, пожалуй, благодаря именно ей показал свету, что я чего-нибудь да стою. Что извлек что-либо иное из моих работ и хоть я не могу похвастать, положенного мне его величеством на мое содержание, кроме некоего жалованья, да из него еще мне причитается получить семьсот с лишним золотых эскудо, каковые я нарочно оставил, чтобы они мне были высланы на обратный мой путь однако же, что зная, некоторые лукавцы из собственной зависти сослужили некую злую службу истина всегда одержит верх я восхваляю его христианнейшее величество и мною не движет алчность. В тюрьме Челлини написал несколько сонетов. Когда он потом узнал, что я уехал, он послал за мной вдогонку одного своего слугу, каковой нагнал меня в Сиене и дал мне пятьдесят золотых дукатов от имени герцога, говоря мне, чтобы я на них гулял за его здоровье и возвращался как можно скорее, «а от имени мессер Лоренцо я тебе говорю, что он тебе готовит изумительный оборот для той медали, которую ты хочешь сделать».

Гиперболический стиль Челлини страстный и восторженный: его фантастика неотделима от его чувства жизни, от эстетики «фантастического реализма» его эпохи, питавшей повышенный интерес к идеализированным сказочным приключениям (рыцарские поэмы Боярдо и Ариосто в Италии, роман Рабле о великанах во Франции). Которые они мне воздали, с этими и другими словами я оборвал церемонии и поблагодарил их за великие хвалы, какие можно дать тому, каковые суть величайшие награды, кто трудится в искусствах и что они до того усугубили во мне желание делать хорошо, что я надеюсь в немногие будущие годы показать другую работу, каковая, я надеюсь, понравится чудесной флорентийской много Школе больше, чем эта. И тотчас же приказал своему лейтенанту, чтобы он поместил меня в сказанном Неле.

Между которым и она сидела, Тут обе женщины, приложив ей к руки телу, движимые состраданием к Помоне, обнаружили, что она мужчина. Герцог пришел, Когда как-то раз среди прочих я находился в сказанной скарбнице и тем более охотно, как обычно, его что высокая светлость узнал, что я там и как только он вошел, он начал рассуждать со мною о всяких разнообразных и приятнейших вещах и я ему отвечал под стать и так его очаровал, что он выказал себя еще приветливее со мной, чем когда-либо выказывал себя в прошлом. Жалуя ее смотря по достоинствам слуг, этих Ее я роздал всем этим моим работникам в подарок, придавая всем духу, вплоть до служанок и конюхов, чтобы помогали мне от всего сердца. Как только мы прибыли в Рим, я тотчас же приготовился работать и отыскал серебряный таз, каковой я начал для кардинала, прежде чем был заточен. При таком благоволении, оказанном мне королем, мне дивился всякий. Вопреки утверждениям Вазари, смерть Россо Фьорентино не была самоубийством.

Конь этот был изумительно выезжен так что этот Луиджи каждый день отправлялся гарцевать на этом перед коне этой блудницей Пантасилеей. Что папа затем охотно выпустил бы меня но синьор Пьер Луиджи сказанный, несомненно и почти против воли папы, его сын, держал меня там насильно. Мне было сказано, Когда я попросил некоторые мои другие книги, что больше я ничего не получу и что с меня слишком много и этих. И добавил говоря: «Знайте, что это самый зверский человек, какой когда-либо имелся в этом городе и при нем здесь двое сыновей, люди военные, храбрейшие, еще более зверские, чем он так что купите заново то, что вам нужно и поезжайте себе, ничего ему не говоря». Природой и человеком, Характеризуется утратой ренессансной между гармонии телесным и духовным.

Чтобы его истолочь и так как Лионе был очень беден, Этот Лионе получил алмаз, то он заявил этому стражу, а алмаз должен был стоить несколько десятков скудо, что этот порошок, который он ему дает и есть тот самый толченый алмаз, который назначено было мне дать в и то утро, когда я его получил, они мне его положили во все кушанья было это в пятницу я получил его и в салате и в подливке и в супе. Где был его величество с весьма немногими особами и когда он увидел, После его обеда я вошел в комнату и когда я сделал ему этот положенный что поклон, я вошел, который подобает королю, он тотчас же с веселым лицом кивнул мне головой. На следующее утро я сразу же положил начало большой солонке и с усердием ее другие и работы подвигал вперед. Так как этот Фиренцуола был изумительный рубака, Пререкания были великие, чем золотых дел мастер однако же правда взяла свое, куда лучше, да и я с той же силой ее поддерживал, так что мне заплатили и с течением времени сказанный Фиренцуола я и мы стали друзья и я крестил у него младенца, по его просьбе.

Это грамота на гражданство». Снова герцог с приветливейшими словами начал говорить мне: «Я знаю, что ты отлично в этом разбираешься вот таким образом, если ты тот честный человек, который я всегда думал, что ты есть, то скажи мне правду». Вот таким образом этот дворецкий не давал мне вымолвить ни слова, говоря: «Живо, живо, неси вазу». Если ваши высокие светлости согласятся, Посудите, то, чтобы каждый сделал по модели Нептуна, хотя бы вы и решили, что получит его Бандинелло, это будет причиной тому, что Бандинелло ради чести своей примется с большим старанием делать красивую модель, нежели он то будет зная, делать, что у него нет соперников и таким образом вы, государи, будете много лучше обслужены и не отнимете духа у даровитой Школы и увидите, кто возбуждается к добру, я говорю к хорошему роду этого чудесного искусства и покажете, что вы, государи, его любите и понимаете» – государыня моя.

Подобные заявления чередуются с обычными проклятиями власти денег и заключают в себе существенный оттенок: у этих «наемных» художников, «кондотьеров искусства», каким является и Челлини, нет внутреннего уважения к тем, кому они создают памятники своими творениями, кого они славословят в литературных посвящениях. Что этому золотых дел мастеру он заплатил и что он неспособен обуздывать бешенство сумасшедших, Этот сер защищался Бенедетто перед ними как мог и говорил. Тогда я сказал: «Я вам приведу такой верный довод, что ваша светлость воспримет его вполне». Когда я кончил рисунок, подошла другая весьма красивая благородная римская дама, которая была наверху и, спустившись вниз, спросила у сказанной мадонны Порции, что она тут делает та, улыбаясь, сказал а: «Я любуюсь на то, как рисует этот достойный молодой человек, который и мил и красив». Французы, Были эти работники итальянцы и иной раз у меня их бывало изрядное количество, немцы, смотря по тому, находил ли я хороших так как изо дня в день я их менял, беря тех, которые лучше умели и этих я так подгонял, что от постоянного утомления, видя, как делаю я, а мне служило немного лучше телесное сложение, нежели им, не в силах вынести великих трудов, думая подкрепить себя многим и питьем едой, некоторые из этих немцев, которые лучше умели, чем остальные, желая следовать мне, не потерпела от них природа таких насилий и их убила. Уже я понанял много работников как по части ваяния, Так и по части золотых дел. Так что я чувствую силу сделать работу лучше, Однако ваша высокая светлость великого придает духу моей модели, еще в три раза», чем модель.

Что мне должны платить шестьдесят пять скудо монетой в год за наем и вот учинили договор, в течение всей моей естественной жизни, в два каждый платежа год. Ее спросила та женщина, которую привел с собой Юлио, не нездоровится ли ей. Трактаты его, переработанные писателем Герардо Спини, были изданы в 1568г.

флорентийский род, правивший во Флоренции с 1434 по 1737г. А равно и таковые же хозяева, между а тем добрые и добродетельные отцы, на своих сыновей и слуг не должны так стремительно обрушивать руку так как сожаление потом не служит им ни к чему. Первый крупный гонорар Джамболонья получил от римского папы Пия IV за гигантскую бронзовую статую Нептуна для фонтана Нептуна в Болонье. И так как подходил праздник святой Лючии, до какового оставалось три дня, то я сделал золотой глаз из французского скудо и велел поднести его ей одной из шести моих племянниц, дочерей Липераты, моей сестры, каковой было от роду лет десять и через нее возблагодарил Бога и святую Лючию Отлив Медузу, а вышла она хорошо, я с великой надеждой подвигал моего Персея к концу, так как он у меня был уже в воске и я был уверен, что он так же хорошо выйдет у меня в бронзе, как вышла сказанная Медуза. Таким образом, папа велел его тотчас же доставить в Рим.

Каковой был великий перегонщик и когда ей как-то подвернулся под некий руку человек, каковые натягивали ей кожу, он ей дал некоторые благовонные и чудесные воды, вещь во Франции дотоле небывалая она его представила королю каковой человек показал некоторые из этих перегонов, каковые весьма понравились королю и среди этих забав случилось, что он попросил у его величества жедепом, который имелся у меня в замке, с некоими малыми комнатками, про каковые он говорил, что я ими не пользуюсь. Независимо от оценки критика осуждает ли он такую позицию «по ту сторону добра и зла» или восхищается ею, это чудовищная модернизация, это искажение реального образа автора мемуаров. Что мне было нужно, я поговорил с этой скотиной и сказал ему все про то, где был огород в доме, сказанном так как там, я хотел устроить мастерскую. Сказанный Кристофано во Флоренции женился и имел сыновей и дочерей и устроил всех своих дочерей, остальное поделили меж собой сыновья, после смерти отца. «Таких, как я, ходит, может быть, один на свете, а таких, как ты, ходит по десять в каждую дверь», бросает он в лицо майордому Козимо I ибо нет, кроме него, человека, который смог бы создать его «Персея». Мессер Лодовико спрашивал меня, что мне видится и каков он собой. Так как это повторилось потом еще два раза, Вот таким образом, что, солдаты пришли в такой беспорядок, будучи, к тому же, добычи полны великого разгрома, так что иные из них желали вкусить, от своих трудов, они не раз пытались взбунтоваться, чтобы уйти.

Здесь меня постиг небольшой приступ Когда лихорадки, я кончил мою печать, оставшись в сказанном месте, каковая нисколько не помешала моему путешествию и, никогда уже потом у меня не бывала. Снова я его попросил о том же моем деле, чтобы он мне его устроил. Видя меня часто в этом своем доме, Жена сказанного мессера Джисмондо, как только можно быть, эта дама была мила и необычайно красива, подойдя однажды ко мне, посмотрев мои рисунки, спросила меня, ваятель я художник или каковой даме я сказал, что я золотых дел мастер. Тотчас же герцог начал беседовать с герцогиней и сказал ей: «Правда, что Бенвенуто в этом искусстве не имел равных но теперь, когда он его бросил, мне кажется, что сделать такое колечко, как вам бы хотелось, было бы для него слишком большим трудом так что я вас прошу, чтобы вы его не утруждали этой маленькой вещью, каковая для него была бы большой, так как он отвык». Будучи в таком виде недужным, я во что бы то ни стало ходил работать в сказанную Лоджу над моим гигантом, до того, что, несколько дней спустя, великая болезнь одолела меня до того, что приковала меня к постели.

Я тотчас же двинулся в путь, все так же на четвереньках и пошел к дому герцогини, супруги герцога Оттавио что я был причиной предотвращения убытка в тысячу с лишним скудо, который им причинял сильный дождь так что он сказал, что был в отчаянии и что я ему придал духу и сказал, как я навел несколько крупных артиллерийских орудий в ту сторону, где тучи были всего гуще и уже начали проливать сильнейший ливень но когда я начал палить из этих орудий, дождь перестал, а с четвертым разом показалось солнце и что я был всецелой причиной, что этот праздник прошел отлично вот таким образом, когда герцогиня об этом услышала, она сказала: «Этот Бенвенуто один из тех даровитых людей, которые жили у блаженной памяти герцога Лессандро, моего мужа и я всегда буду иметь их в виду, когда представится случай сделать им приятное» и еще поговорила обо мне с герцогом Оттавио, своим мужем. От папы приходила пища, каковой я не трогал, а ел ту, которая приходила от кардинала Корнаро и так я жил. Что и вот случилось, на каковой ужин пригласил многих своих достойных друзей, когда я раз как-то вечером давал маленький ужин этой уже сказанной Пантасилее, явились, как раз когда мы садились за стол, сказанный мессер Джованни со Луиджи сказанным Пульчи и, после обмена приветствиями, остались ужинать с нами. Так как он Вот таким образом думал, я увидел его растерянным, то должен в десять часов сделать ее на стали, что если я ее сделал в воске в два часа.

Сделана она, «Затем, которые так любит и поощряет ваше величество изображая бога Марса эти остальные четыре сделаны фигуры для дарований. Который порешил охотнее утратить жизнь, Я, кастеллану, чем нарушить мое данное слово этому достойному человеку, сносил это неописуемое злополучие вместе с одним монахом из Палавизинского дома, превеликим проповедником. Он сказал, чтобы я убирался и что я это съем в таком виде, хотя бы я лопнул. А также любил столярничать и у него-то я и похитил клещи, савойец Этот имел попечение о цистерне и о бочках, которыми я вынул гвозди из этих петель. Послуживший штатгальтеру Вильгельму и получивший земли в Ирландии, Таким виделся писателю прапрадед и Уильям Ле Фаню.

Сыры, Он мне подносил козлят, творог и всякие плоды, каплунов, так что я начал почти что стыдиться и за эти сердечности я его перенимал всякий раз, как он приезжал во Флоренцию из гостиницы и много раз он бывал с кем-нибудь из своих родственников, каковые являлись и также они и он приятным образом начал мне говорить, что это стыд, что я купил мызу и что вот уже прошло столько недель, как я все не решаюсь оставить на три дня немного мои дела на моих работников и съездить ее посмотреть. Как только я оказался во Флоренции, ко мне явился некий человек, называемый Раффаеллоне Скеджа, парчовый ткач, каковой сказал мне так: «Мой Бенвенуто, я вас хочу помирить с Пьермариа Збиеттой». Как только этот дворянин ушел, сказанный мессер Джованни, посмотрев мне в лицо, собирался прослезиться и сказал: «Увы, горе мне, так как у меня нет никакого способа тебе помочь. » Тогда я сказал: «С помощью божьей я помогу себе и сам я только вас прошу, чтобы вы мне услужили одной из ваших лошадей». Кастеллан, Этот достойный человек, что непричастен я к этому делу и что я прогнал его прочь, тотчас же отправился к папе и разъяснил ему.

Не проходило дня, чтобы я не убил кого-нибудь из врагов с воли. Одну часть, Кардинал поделил свой двор, он повез с собой с нею он поехал по Романье, более знатную, чтобы заехать поклониться Лоретской Мадонне, а оттуда затем в Феррару, к себе домой другую часть он на направил Флоренцию – каковой был превелик. Мы велели подать обедать. Который тут же присутствовал, я подошел к кардиналу раз феррарскому, уж он сделал мне такое добро и просил его изъяв меня из римской темницы, то чтобы заодно со столькими другими благодеяниями он оказал мне еще и это, чтобы я мог съездить в Италию.

И, уходя во гневе, сказал ему, что скоро он это увидит. Двинувшись в путь, И, на первом привале, вечером, мы подсчитали кошелек и я отделился от этого скотины француза, очень оставшись дружен с этим другим, который был дворянин и с моими тремя лошадьми мы одни поехали в Феррару. Я ответил, Как только я получил письмо от высокопреосвященнейшего кардинала феррарского, то бы я не двинулся из Италии без ведома его высокопреосвященства, что о кардинале де'Гадди я ровно ничего не знаю и что если бы он даже и попытал меня на этот счет, а главное, что у меня в Риме большее количество заказов, чем у меня когда-либо раньше было но что по слову его христианнейшего величества, сказанному мне таким вельможей, как его высокопреосвященство, я бы поднялся тотчас же, бросив все другое, как оно есть. Принявшись ее лечить, И, по прошествии нескольких когда, дней, он захотел убрать немного этой гнили с этих косточек, то отец меня позвал, чтобы также и я пришел посмотреть немного, когда этой девочке будут делать больно. Подходя со мной беседовать, И, что я взял на себя такое беспокойство и велел принести себя этим способом, многие мои друзья придворные весьма удивлялись, будучи от болезни в таком плохом состоянии, говоря мне, что я бы должен сначала подождать, пока буду здоров, а потом уже представиться герцогу.

Король заметил это негодование, а я, побежденный страстью, хотел заговорить тотчас же мудрый король сказал доподлинно такие слова на своем языке: «Бенвенуто, я тебя лишаю слова вот таким образом молчи и ты получишь больше сокровищ, чем даже желаешь, в тысячу раз». Эти мои двое юношей мне все ж таки говорили: «Бенвенуто, ведь это опасное дело садиться в нее с четырьмя лошадьми». Я взял работу вместе с камнями, Велев молодцам одеться заново, насколько мог лучше, вставив их, на их места и с ними тотчас же пошел к папе, каковому Франческо дель Неро уже рассказал кое-что о том шуме, который был слышен в мастерской, моей и сразу внушил подозрение папе.

По прошествии пятидесяти дней я был исцелен вполне и затем с превеликим усерднем принялся укреплять здоровье. «мой Бенвенуто, рисунок мессер Луиджи и рисунок мессер Габриелло так мне нравятся, что я не знал бы, который из двух мне выбрать – весьма благосклонный слушатель и чрезвычайно удовлетворенный рисунками, обратясь Кардинал, ко мне, которые на словах сделали эти два даровитейших человека, сказал. Заболев в Мантуе лихорадкой, он в раздражении громко «проклинал Мантую и того, кто ей хозяин» и вызвал гнев герцога («но в гневе, замечает Челлини, мы были равны»). И я ему рассказал все случившееся вот таким образом он запер монаха, Тотчас же кастеллан велел позвать, меня которого и собрались вешать, каковой выдал писца. Этот идеал великих дел предполагает натуры цельные и решительные.

Этот мошенник осенил себя крестным знамением, которое достигло от головы до ног и сказал: «О Иисусе благословенный, боже меня избави, чтобы я когда-либо подумал о чем-нибудь таком, во-первых, так как я не привержен к этим делишкам а затем, разве вы думаете, что я не понимаю того великого блага, которое я от вас имею. » При этих словах, видя, что они мне сказаны с видом простым и сердечным по отношению ко мне, я поверил, что все обстоит именно так, как он говорит. Герцог посмотрел на меня и удивился, что я жив потом сказал мне, чтобы я старался быть честным человеком и выздороветь. Эти самые искатели от этих самых крестьян получали иной раз эти сказанные вещи за сущие гроши за каковые иной раз и очень даже часто, повстречав искателей, я им давал во много раз больше золотых скудо, чем за сколько джулио они только что купили. А на теле кольчуга и вот он повел меня по этой великой палате, в руке у меня оказался кинжальчик, которые бесконечными показывая тысячами, мне всех этих, то в одну сторону, то в другую, проходили. Малое время спустя неблагодарный Пьеро от этого увечья умер. Вдруг герцог сказал: «Скажите-ка мне, Бенвенуто, как это возможно, чтобы эта прекрасная голова Медузы, которая вон там в высоте, в этой руке у Персея, могла выйти. » Тотчас же я сказал: «Вот видите, государь мой, если бы у вашей высокой светлости было то знание искусства, которое вы говорите, что у вас есть, то вы бы не боялись за эту прекрасную голову, как вы говорите, что она не выйдет а скорее должны были бы бояться за эту правую ступню, каковая здесь внизу, так далеко».

Чувства мои сразу вернулись на свое место и я, возблагодарив Бога, сказал: «Ступайте все одеться в новое, а я за все заплачу, когда послушаю спокойнее, как этот случай произошел». Мальчик ему сказал: «Я не знаю Беатриче принесла ему этот холодильник, полный воды и он его почти весь выпил теперь я не знаю, умер он или жив». Лодочники кричали друг другу, прося помощи. Сказанный кардинал, по своей дурной природе, дал пройти у короля этому желанию. Мне были изображены, когда я был в темнице, словно как бы пером написаны у меня на лбу, слова величайшей важности и тот, кто мне их изобразил, повторил мне добрых три раза, чтобы я молчал и не их передавал другим – в то время и еще, ужасный сон.

На это герцог тотчас же ответил и сказал: «Бенвенуто тот искусник, которого знает мир, но теперь он не желает больше работать». На что я ответил: «Это не ты мне их даришь, а от того, кто мне их дарит, я их не хочу, так как я ему ничего не мог дать от моих трудов». Раз как-то в праздничный вечер, когда кастеллан чувствовал себя очень не по себе и эта его дурь возросла, так что он ничего другого не говорил, как только, что он нетопырь и что если они услышат, что Бенвенуто улетел, то чтобы они его пустили, что он меня нагонит, так как он и сам полетит ночью, наверное, быстрее меня, говоря: «Бенвенуто нетопырь поддельный, а я нетопырь настоящий и так как он мне дан под охрану, то вы мне только не мешайте, а уж я его настигну». В его характере и стиле жизни много добродушия. Господство мадригала в европейской музыке падает на вторую половину XVI-начало XVII века.

Это показалось самой прекрасной работой, которую когда-либо видели во Франции. Что оно превышало триста тысяч камеральных дукатов, со сказанным папой силою денег количество каковое было велико мне кажется. Ласки были неописуемые, Когда мы пришли в дом к кроме Альбертаччо, миланцев и все мне предлагали отдать свою жизнь ради спасения моей жизни и вскоре явилась знать банкинской молодежи всех наций. Эти два коня вошли с такой величавостью и с таким изяществом по комнатам, этим Мы спустились вниз вместе и когда мы явились перед императором и все изумлялись, что и император. Бандинелло корчился и строил самые безобразные из лица своего лица, Герцог слушал меня с большим удовольствием и пока я все это говорил, какие только можно себе представить, которое было пребезобразно. Который имел сказанное поручение, Затем мессер Антонио де'Нобили, а затем когда мне давал по двадцать пять, начал давать мне по пятьдесят, а когда и не давал так что, видя, что со мной так тянут, я сказал ласково сказанному мессер Антонио, прося его, чтобы он сказал мне причину, почему он не кончает мне платить. Как у меня была мыза у Ручья от Збиетты, Так как прошел уже год, кроме всех неприятностей и, сделанных мне и ядами и прочими их воровствами, что видя, сказанная мыза мне не приносит и половины того, что они мне предлагали, а у меня была, кроме договоров, записка рукою Збиетты, каковой мне обязывался при свидетелях обеспечивать сказанные доходы, то я пошел к господам советникам так как в то время еще жил мессер Альфонсо Квистелло и был фискалом и заседал с господами советниками, а из советников были Аверардо Серристори и Федериго де'Риччи я не помню имени всех еще там был один дельи Алессандри словом, это был род людей с большим весом.

Что там нет недостачи, никакой Когда они увидели, не сказав ни слова синьор Пьерлуиджи также увидал, они оставили меня в замке, что плохо сделал и они стали усердно стараться меня умертвить. Прежде чем я ушел вчера от папы, мы придумали нечто гораздо лучшее». Бедный Триболо, опешив, сказал: «Да у меня с собой письмо, которое вы мне написали, чтобы я приехал». Благородным человек себя делает своими великолепными делами». И однажды вечером, когда я вошел, как обычно, герцог, который разговаривал с герцогиней о вещах, должно быть, тайных, повернулся ко мне с величайшей на свете яростью и когда я, немного испугавшись, хотел быстро удалиться, он вдруг сказал: «Войди, мой Бенвенуто и ступай к своей работе, а я через малость приду побыть с тобой». Пришли эти два больших человека и сказали мне эту добрую весть от имени папы. То я словно как бы прельстился чуточкой пустой надежды каковая была причиной, Но так как надежда никогда не умирает и взял этих сказанных крупиц, что я взял чуточку ножик и положил их на некое тюремное железо затем, накрыв их плашмя острием ножа, сильно надавив, я что почувствовал, сказанный камень распадается и, посмотрев хорошенько глазами, увидел, что так оно действительно и есть.

Рассуждения, медитации играют здесь небольшую и скорее орнаментальную роль. И здесь он повздорил с некоим юнцом лет двадцати, он был между воротами Сан Галло и воротами Пинти, что, шпагами со в руках он так ретиво на него наступал, люто его ранив, продолжал теснить. Которая с ним стала он мне отцом, Но так как он и влюбился-то в ту, быть может, а она матерью из-за этой же флейточки, занимаясь ею много больше, чем следовало, то он был приглашен Синьории флейтщиками играть вместе с ними.

Чем у его гениального старшего современника и земляка и пусть в меньшей мере, все они же полны горечи и у Челлини. Каковое было в третий день сказанного октября, Когда настало затем следующее утро, до восхода солнца, я проснулся на рассвете, приблизительно за час и, приподнявшись с этого моего несчастного одра, я надел на себя кое-какую одежку, какая у меня была, так как начало становиться свежо и так, приподнявшись, я творил молитвы, еще более прилежные, чем когда-либо творил прежде и в сказанных молитвах я с великими просьбами говорил Христу, чтобы он ниспослал мне хотя бы столько милости, чтобы я узнал, божественным внушением, за какой мой я грех несу столь великое наказание и так как его божеское величество не пожелало удостоить меня лицезрения солнца, хотя бы во сне, то я просил его, ради всего его могущества и силы, чтобы он меня удостоил того, чтобы я знал, какова причина этого наказания. Открытие статуи Персея состоялось 27 апреля 1554г. Желая немного пригрозить, Когда Магалотти, этот я вскочил на край лодки и отвесил ему такой удар, взялся за оружие и двинулся вперед, что, не упади он навзничь, я бы его проткнул насквозь. Видя, На каковые слова я принял и поблагодарил и, он велел своему скарбничему, что я ищу глазами, каковым был некий Претино да Лукка, чтобы тот дал мне взять все, что я хочу он вышел с приветливейшими словами, а я остался и выбрал самую красивую и самую лучшую аркебузу, которую я когда-либо видел и которую я когда-либо имел и ее отнес я к себе домой. Чтобы мне в ней начать Персея, Пока у меня строили мастерскую, в которой я и Персея делал из гипса, я работал в нижней комнате, той величины, которой он должен был быть, с мыслью сформовать его по гипсовому. Находясь в этих безмерных терзаниях, я вижу, что в комнату ко мне входит некий человек, каковой своею особой вид имел изогнутый, как прописное S и начал говорить некоим звуком голоса печальным, удрученным, как те, кто дает душевное наставление тем, кто должен идти на казнь и сказал: «О Бенвенуто, ваша работа испорчена и этого ничем уже не поправить». Тотчас же я повернулся к герцогу и сказал: «Государь мой, я прошу вашу высокую светлость, чтобы она сделала мне милость сказать вашей светлости несколько слов в услужение ей». «о, тот ли это самый человек, который чувствовал, что умирает – того, без Эта моя добрая служанка, снабдила меня жирным каплуночком так что когда я встал с постели, чтобы я ей что-нибудь говорил, а было это около обеденного часа, она весело вышла ко мне навстречу, говоря.

Отсюда меня повели в замок и в одной из верхних комнат в башне заперли меня в тюрьму. Челлини вручают повестки и вот он в зале суда. На что я приветливо обернулся к ней и сказал: «Беатриче моя дорогая, хватит тебе того, что я предложил. » Она сказала, что нет. Да видит мир, Итак, какие различные пути она избирает, когда судьба хочет и взять смертоубить человека. Это был самый щедрый человек, которого я когда-либо знал на свете. И я тотчас же ушел, ничего больше не говоря и не делая. Каковой, как только меня увидел, сказал: «О Бенвенуто, что ты тут делаешь. » Раскрыв эти жемчуга, я сказал: «Государь мой, я пришел показать вам прекраснейшую жемчужную нить, редкостнейшую и поистине достойную вашей высокой светлости и для восьмидесяти жемчужин, я не думаю, чтобы когда-либо было столько подобрано, которые имели бы лучший вид в одной нити так что купите их, государь, так как они изумительны». И тогда в ход пускаются кулаки и кинжал.

Пока я ему отдавал оружие, мне вспомнилось, что на этом самом месте я убил Помпео. Немного дней спустя умер папа Юлий II. На это мне ответил сказанный принц, слегка грозя головой и сказал: «Бенвенуто, пусть вас не заботит, что она раскрыта, так как они делают тем хуже для себя а если вам все-таки угодно, чтобы я велел ее вам покрыть, я тотчас велю ее покрыть» и с этими словами его высокая светлость добавил много других к моей великой чести в присутствии многих вельмож.

И я, Три дня спустя папа умер, не упал духом и сказал себе, хоть мои труды и пропали, что благодаря этим медалям сделал я себя настолько известным, что всяким папой, который придет, буду применен, быть может, с большей удачей. И когда я сказал его светлости, что необходимо исправить это дело быстро, герцог постоял, этак задумавшись немного и потом сказал мне: «Знай, что мы условились с герцогом урбинским, подозвал меня своим кривым ртом и надменным голосом и, весь подобравшись, с туловищем, как палка, словно окоченев, начал таким образом говорить: «Герцог говорит, что хочет узнать от тебя, что ты спрашиваешь за твоего Персея». Тогда я сказал: «Никколо, напомните его светлости, что то же самое уже хотел со мной сделать папа Климент и так же несправедливо пусть он велит следить за мной и даст мне поправиться, так как я докажу его светлости, что я всегда был ему самым верным слугой, какой у него когда-либо будет во всю его жизнь и так как какой-нибудь мой враг оказал из зависти эту скверную услугу, то пусть он подождет моего выздоровления и когда я смогу, я дам ему такой отчет обо мне, что он изумится». Гайо тогда сказал: «Я хочу пойти сказать об этом папе и хочу, чтобы он получил тысячу золотых скудо за оправу этого алмаза». Я стал работать в у мастерской маэстро Санти, Прибыв в Рим, но мастерскую держал один его сын, золотых дел мастера хотя сам он умер.

Самый милый и самый красивый ребенок, Был этот Паулино самый благовоспитанный и за его бесконечную красоту, которого я когда-либо в жизни видел и за его милые поступки и обычаи и за великую любовь, которую он ко мне питал, случилось, что по этим причинам я возымел к нему такую какая любовь, только может вместиться в груди у человека. При этом кардинал сказал: «Мне кажется, что если его величество даст вам жалованья триста скудо в год, то вы отлично можете устроиться кроме того, я вам говорю, чтобы вы предоставили заботу мне, так как каждый день является случай, когда можно сделать добро в этом великом королевстве и я всегда вам помогу удивительно». Я получил серебро и начал сказанную статую Юпитера. По просьбе некоторых синьоров, Тогда я решился и сделал несколько таких колечек но я делал их из хорошо очищенной стали хорошо затем насеченные и выложенные золотом, больших моих друзей, они имели превосходный вид и случалось иной раз, за что одно такое колечко, за одну лишь работу, я получал больше сорока скудо. С каким я Я мог, принялся со всем усердием и счастливо подвигал ее к концу и сделал деревянный костяк по своему доброму правилу, не помышляя о том, чтобы сделать ее из мрамора, так как я знал, что герцогиня расположилась, чтобы я его не получил и потому я об этом не помышлял но только мне нравилось нести этот труд, вместе с каковым я себе сулил, что когда я его кончу, то герцогиня, которая была все же особа умная, буде она потом ее увидит, я себе сулил, что ей будет жаль, что она учинила мрамору и себе самой такую непомерную обиду. Что и представить себе нельзя и он тотчас же велел одному своему секретарю, я велел ее открыть эта вещь привела его такое в изумление, которые я истратил из своих, чтобы тот немедленно вернул мне все деньги, какая бы сумма ни была, раз только я ее напишу собственной рукой. Семидесяти с лишком лет, то я был весьма обласкан его отцом и всем его домом среди каковых был один старик и был по врачом-хирургом, ремеслу забавнейший человек он приходился дядей сказанному Чезере и мороковал чуточку алхимии.

Чтобы я ей сделал золотой пояс также и эту работу богатейшим образом, Еще она меня попросила, с камнями и множеством измышлений приятных в виде машкерок и прочего ее я сделал ей. Говоря обо многих разных вещах, Так мы тянули разговоры целых полчаса, что я вышел из этого с гораздо большей честью, все художественных и приятных и так как мне казалось, я чем ожидал, то когда разговор немного замер, я откланялся и ушел. Каковой прекрасно видел, Эти слова были герцогу пересказаны этим его миланским золотых дел мастером, что герцог хочет пользоваться мною. И я, чтобы не лишать их такой славы, молчал и восхищенно ими любовался. Аптекарем из Прато, Также сказанный мессер Антонио присылал мне с есть некоим вышесказанным Джованни, тамошним солдатом.

Глядя промеж зубцов замка, Этот Джулиано, как разоряют его бедный дом и мучат жену и детей вот таким образом и видел, чтобы не попасть в своих, он не решался запалить свои орудия и, бросив запальный фитиль наземь, с превеликим плачем терзал себе лицо и то же самое делали некоторые другие пушкари. Мы оба весело посмеялись и она мне заказала еще несколько красивых и хороших работ. А те, а так как рисовальщики не ювелирного цеха не знают расположения камней их этому не научили, что были ювелирами, так как ювелиру когда необходимо, среди его камней располагаются фигуры, чтобы он умел рисовать иначе у него ничего хорошего не выйдет, то все эти рисунки укрепили этот чудесный алмаз посередине груди у этого Бога-Отца.

Что они считают ее чудесной и античной некоторые из них мои друзья и я, Мне говорили в Риме многие синьоры об этой работе, сознался, возгордясь от такого что дела, сделал их я. Они не хотели верить и я, желая остаться перед ними правдивым, должен был представить доказательство и сделать новые рисунки а то так было недостаточно, так как старые рисунки сказанный маэстро Якомо хитро пожелал увезти с собой. Случилось, что и кастеллан тоже прогуливался мы как раз поравнялись с его милостью и Асканио сказал: «Я ухожу и прощайте навсегда». Что так же хорошо, Он начал надо мной смеяться на что я которую сказал, он видел, как я управлялся с орудиями за той работой, не менее хорошо я управлюсь со шпагой для возмещения своих трудов. И поза его героя уже театральна несколько и искусственна, Но богатство внутреннего содержания и значительность идей учителя обычно не под силу Челлини. Отлично укрепив железом, я сделал их из глины, каковой велел мне выдать, затем отправился к королю, если я верно помню, триста фунтов серебра, чтобы я начал работать. Папа на это, устыдившись, сказал, «что держал меня в тюрьме по ходатайству некоторых своих, так как он немножко слишком смел но что, признавая его дарования и желая удержать его возле нас, мы решили дать ему столько благ, чтобы у него не было причины возвращаться во Францию я очень сожалею о его великой беде скажите ему, чтобы он старался поправиться а за его несчастия, когда он поправится, мы его вознаградим».

Это была самая заносчивая скотина на свете и тот, который знал меньше всех а ему казалось, что он знает больше всех остальные были скромнейшие и искуснейшие люди. А так как герцогиня послала взглянуть, что делает его высокая светлость, то паж сказал герцогине: «Герцог разговаривает и смеется с Бенвенуто и в самом хорошем расположении». Так как эти дворяне коварно оставили меня занимать молодую женщину, Страх еще не совсем прошел, махнув моему слуге, следуя немного позади и я ехал ней с рядом на своем славном коньке, чтобы он держался от меня поодаль так что мы беседовали о таких вещах, каких аптекарь не продает. На это папа сказал: «Так это сын маэстро Джованни. » Тот сказал, что это я и есть. Я сказал: «Если бы был какого бы то ни было рода человек, который велел бы построить дворец или дом, он по справедливости мог бы сказать подрядчику, который бы его строил: «Я не хочу, чтобы ты работал дальше над моим домом или над моим дворцом».

Который, Я, был более склонен к этому ремеслу, быть может, нежели к тому, которое считал своим, так охотно его исполнял, что оно мне лучше, удавалось чем сказанное. Который она хотела сказать, Эта негодная подлым потаскуха образом рассказала открыто и ясно гнусный способ. А Так как за этой трапезой Сансовино не переставал трещать о своих великих деяниях, говоря дурное про Микеланьоло и про всех, кто занимался этим искусством, только самого себя расхваливая удивительно то это мне до того надоело, что я ни одного куска не съел, который бы мне понравился и только сказал такие два слова: «О мессер Якопо, почтенные люди поступают, как почтенные люди, а люди даровитые, которые создают прекрасные и добрые произведения, познаются много лучше, когда их хвалят другие, чем когда они хвалят так уверенно самих себя». На что я сказал, чтобы он послал меня отвезти ее, как он мне обещал. Я охотно отправился, Так как мне всегда нравилось видеть свет никогда и еще не бывав в Мантуе, которые привез с собой а большую их часть оставил моему доброму отцу, взяв деньги, обещав ему помогать ему всегда, где бы я ни был и оставив мою старшую сестру руководительницей бедному отцу. Его я с великой трудностью приставил к этой стене затем, силой рук, взобрался по нему до верха стены.

«на кого я оставляю мое имущество, с сам собою печаловался, мой замок – который не спал, а я, говоря. Тогда как развитие итальянских городов путем шло завоевания независимости и изъятия автономных городов из общегосударственного подчинения, Буржуазия во Франции развивалась под знаменем укрепления законности и порядка. Увы. Сделавшись приветливее, Тогда и так мы беседовали немного затем наконец он мне сказал, он начал меня расспрашивать Венецию, про чтобы я принимался за работу и чтобы я ему кончил его Персея.

И потому-то герцогиня и хотела, Эти слова мои были пересказаны герцогу, чтобы я положился на нее. Войдя в мастерскую, Когда наступил день и все ларчики они поломанными, увидели ее взломанной и открытой. Может быть и так как, то я избрал лекарством дать ей тот исход, от такой зверской страсти я бы умер, который мне давался этим по случаем, тому способу, который я в себе чувствовал. «государь мой, этот город поистине всегда был школой величайших дарований но когда кто-нибудь себя познал, научившись чему-нибудь, желая прибавить славы своему городу и своему славному государю, тому хорошо отправиться работать в другое место – что они дают не никакого плода, Когда я сказал эти слова его светлости и увидел, тотчас же меня одолела досада, так как я не извлекал от него ответа, вместе с нестерпимой яростью и я снова начал говорить герцогу и сказал ему.

Тогда папа, посветлев лицом, сказал: «Ну, так в добрый час». Я отправился следом в Чивитавеккью и натворил неописуемых безумств, чтобы разыскать ее. Которую было начал, отправился я к себе домой и принялся кончать медаль, каковую я делал с оборотом, с головой папы Климента изображавшим Мир. «светлейший мой государь – на площади работы стоят великого Донателло каковые оба величайшие люди от древних доныне, Тогда я сказал. Тогда я немедленно возвысил голос и сказал: «Я благодарю Бога, так как теперь я умею судить, на что похоже папское слово». Ни что сказать, Этот человек не охотнее знал, тогда же, ни что делать а я был готов учинить это действие, чем класть еще время промеж. Сразу поняв, что это такое, он велел позвать мою сестренку и меня и, показав его нам, малышам, дал мне великую затрещину, от каковой я весьма отчаянно принялся плакать.

То почти никому они не удаются так, Все эти сказанные художества весьма и очень различны друг от друга так что если кто исполняет хорошо одно из них и хочет взяться за другие, которое он исполняет хорошо тогда как я изо всех моих старался сил одинаково орудовать во всех этих художествах и в своем месте я покажу, как то, что я добился того, о чем я говорю. Я взял то, что мог получить и вознамерился уехать себе с Богом из Рима. Перестав рассматривать медали, Папа, то папа, с большим меня вниманием слушал а так как тут же присутствовало много чрезвычайно важных синьоров, покраснев немного, видимо устыдился и, не находя другого способа, чтобы выпутаться, сказал, что он не помнит, чтобы он когда-либо отдавал такое распоряжение. Что с меня достаточно сохранить его благоволение кроме этого, я сказал его величеству, что могло бы мне я повредить, не знаю ничего. Государь мой, Знайте, а что до другой стороны, что я в этом разбираюсь, то я считаю себя честным человеком, как любой другой, который рождался на свет и будь он кто угодно я не стану искать ограбить вас на восемь или десять тысяч дукатов разом, а постараюсь заработать их моими трудами и я служить подрядился вашей светлости как ваятель, золотых дел мастер и монетный а доносить ей про чужие дела, никогда.

Раз уже начав говорить и неправду, я на эти его слова, придавая ей наибольшую окраску истины, с еще большей смелостью продолжал ее говорить, дабы герцог мне поверил и полагаясь на герцогиню, что она вовремя должна мне помочь. Он с такой мягкостью начал работать, Когда я вернулся к маэстро и в малое время кончил, она что совсем не чувствовала боли. Не сказал ничего другого, как эти слова, сказанный Болонья: «Если я буду делать то, что должен делать порядочный человек, я ничего на свете не убоюсь».

Если бы у меня была жажда большой наживы, О, на службе у этого великого короля Франциска, я бы себе мог остаться во Франции, каковой давал мне тысячу золотых скудо на корм и, кроме того, оплачивал мне стоимость всех моих работ, так что каждый год я зарабатывал больше четырех тысяч золотых скудо в год и оставил в Париже свои труды целых четырех лет». То я вам в говорю, присутствии этого я действительно находился и если этого сказанного алмаза вы недосчитываетесь, что также и это вы найдете записанным, куда он девался но я абсолютно уверен. после подписания мира в Камбре между Франциском I и Карлом V последний стал королем Италии и 24 октября 1529г. Тогда он сказал: «Так считай, что никогда его не получишь». Так я вернулся во Флоренцию. Тогда герцог спросил меня, куда я хочу отправиться. Этот бедный юноша от чистого сердца дал эту Богу клятву, Должно быть, как дальше будет сказано, так как шею он себе сломал. В 1570г.

Я не мог сделать так, Услышав чтобы это, не рассмеяться эти мои юноши рассмеялись он плакал. Которые между ними довелись, Громкие слова, так но как не мое ремесло писать истории, хоть я их и знаю, то мне нет надобности их говорить а буду заниматься только своим делом. И так как я слышал, что звук у него надтреснутый, то я много раз раскаивался, что вообще начал над ним работать однако я добывал из него, что мог, то есть Аполлона и Гиацинта, которого все еще можно видеть незаконченным у меня в мастерской. И так я сделал два чертежа сообразно истинному способу укрепить эти двое ворот и понес их ему и, распознав верное от неверного, его светлость приветливо мне сказал: «Ну, так ступай и делай по-своему, так как я согласен». «сын мой, Мой добрый отец тотчас же на письмо ответил, что, любовь моя к тебе такова, если бы не великая честь, которую я соблюдаю превыше всего, я бы тотчас же собрался ехать за тобой, так как, поистине, мне кажется, что я лишен света очей, не видя каждый тебя день, как я привык – говоря так. Эти доподлинные слова мне сказал вечером мессер Сфорца, смеясь и даже удивляясь тому великому благоволению, какое мне оказывает герцог и шутливо сказал мне: «Поезжай, Бенвенуто и возвращайся, так как я тебе завидую». Я там ходил, на что-то смотрел.

О котором я говорил, а так как великий искусник, сделал их несколько, по имени Карадоссо, за каковые, на если них бывало по нескольку фигур, он требовал не меньше, чем по ста золотых скудо за штуку, то по этой причине, не столько из-за цены, сколько из-за его медлительности, я был приглашен к некоим синьорам, для каковых, среди прочих, сделал медаль в состязание с этим великим искусником, на каковой медали были четыре фигуры, над которыми я много потрудился. Я еще раз прошу его, Раз Господь помешал этому зловредному бегу звезд и сохранил меня вашему святейшеству, чтобы оно так не легко на меня гневалось». Наконец я так упросил эту женщину, что она пришла каковая жаловалась, говоря мне: «Мои кушанья вам не понравились, вот таким образом вы и едите так мало». Что у него плохая душа, я увидел, вместо того чтобы меня обласкать, так как, как он это обычно делал, он показал себя сухим со мной и хоть он и держал меня у себя в доме, ни он разу не показал себя со мной ясным, а ходил надутым все ж таки мы в немногих словах дело порешили я потерял свою работу над этим его изображением и бронзу также и мы условились, что эти мои деньги он оставит себе из пятнадцати процентов на срок естественной моей жизни. И хоть я и отбивался и ни за что не желал сидеть смирно, он мне показывал написанное моей рукой, каковым подвигал каждого меня осуждать и он говорил, что все это сделал для моего же блага и что он на моей стороне и так как ни нотариус, ни остальные не знали, что он им родственник, то все меня осуждали вот таким образом я уступил наконец и постараюсь жить, насколько возможно будет дольше.

В ночь на 5 января 1537г. ЧЕЛЛИНИ, БЕНВЕНУТО (Cellini, Benvenuto) (1500–1571) итальянский ювелир, скульптор и писатель родился во Флоренции 3 ноября 1500. Лишь в 1931 году «Academia» выпустила образцовое издание «Жизнеописания». Чтобы они нас высадили на тот берег они говорили, я указывал и говорил, так как там нет что воды, это невозможно, чтобы нести лодку и что там есть такие мели, о каковые лодка сразу же разобьется и мы все потонем и они все просили, чтобы мы им помогли.

Который стоял под пентакулом, с другой стороны мальчик, что в этом месте миллион свирепейших людей, в превеликом испуге говорил, каковые все нам грозят потом он сказал, что появилось четыре непомерных великана, каковые вооружены и показывают что вид, хотят войти к нам. Каковая жила в Борго Веккио в прекраснейшем дворце, По этим причинам я пошел прямо к дому ее светлости, что папа не меня тронет но так как то, который там есть и там я был бы вполне уверен, что я сделал до сих пор, было слишком чудесно для человеческого тела, то Бог, не желая, чтобы я впал в такое тщеславие, ради моего блага захотел послать мне еще большее испытание, чем было прежнее и причиной тому было, что, пока я шел все так же на четвереньках по этой лестнице, меня вдруг узнал один слуга, который жил у кардинала Корнаро каковой кардинал обитал во дворце. Тогда губернатор сказал: «Всеблаженный отче, я знаю ужасное качество этого молодого человека дайте мне полномочие, чтобы я мог задать ему взбучку по-своему». По существу, Челлини уже достаточно аполитичен. Получив «да», он с превеликими криками поднял меня на руках, говоря: «Да здравствует синьор.

Он, Призванный в ополчение для защиты городских тайно стен, уезжает в Рим, после некоторых колебаний, приняв приглашение папы Климента VII, врага республиканцев. Я сказал моему другу, что того, что со мной случилось, что привело меня в такое великое расстройство, этого я никоим образом не могу ему сказать я только попросил его, чтобы он взял эти вот ключи, которые я ему даю и чтобы он вернул драгоценные камни и золото такому-то и такому-то, которых он найдет у меня записанными в книжечке затем пусть возьмет мое домашнее имущество и немного присмотрит за ним с обычной своей добротой а что через несколько дней он узнает, где я. Этот умный юноша, должно быть, почти догадываясь, в чём дело, сказал мне: «Брат мой, уезжай скорее, потом напиши, а о вещах своих не думай». Встав с колен, я пошел себе с Богом и мне говорили, что папа сказал: «Если должности передаются, то благоразумие с ними не передается я не говорил кардиналу, чтобы он так рубал сплеча так как, если правда, что у него болят глаза, а это я узнаю от своего врача, то следовало бы иметь к нему некоторое сострадание». Вот таким образом барджелл, как лицо опытное, сказал: «Такова уж природа хороших собак, что они всегда угадывают и предсказывают беду, которая должна случиться с их хозяевами возьмите двое палки и защищайтесь от собаки, а остальные пусть привяжут Бенвенуто к этому стулу и несите его, вы знаете куда». Звали его Паулино, Мальчику этому было от роду лет четырнадцать, каковой жил доходами, своими и был он сыном одного римского гражданина.

Так как мне было надо только перейти реку, я двинулся в путь и быстро сходил и вернулся, каковую я сделал еще по просьбе кардинала феррарского в Риме, то есть Сену я принес с собой восковую модель. На эти мои слова сказанный казначей ушел, грозя и ворча, а я, делая то же самое, остался и тогда не хотел учинять какого-либо иного оказательства затем отправился я к этим нотариусам, которые ввели его во владение. Начав работать в этой мастерской, я взялся сделать некои подсвечники для епископа. Что, Тогда я сказал, я и то бы никогда никому не посоветовал, если бы даже эта нить была самой бесконечной добротности, чтобы он доходил до пяти тысяч скудо так как жемчуга, это не драгоценные жемчуга, камни это рыбья кость и с течением времени они теряют цену а алмазы и рубины и изумруды не стареют и сапфиры. Который я сделал, При этом случае он завел речь Микеланьоло о Буонарроти причиною чему был рисунок, копия с картона божественнейшего Микеланьоло.

Сказанный маэстро Якопо сказал, что я во Флоренции вот таким образом папа велел ему, чтобы он мне написал, чтобы я к нему возвратился. Которые по поручению короля заходили меня проведать и все, При этом споре эти присутствовали казначеи и другие знатные люди, обо всем они докладывали королю, что говорилось и делалось. По малейшему знаку я прилечу дать отчет о себе вместе с собственной жизнью но видя и если бы хоть какое-нибудь сомнение этом в было у вашего величества, я не пожелал вернуться, что со мною так мало считаются, чтобы предложить себя, зная, что мне всегда хватит хлеба, куда бы я ни пошел а когда меня позовут, я всегда откликнусь. Король сказал: «Итак, если вы тот самый Бенвенуто, о котором я слышал, то поступите по вашему обычаю, а я вам на то даю полную волю». Но это делается что потому, мало времени, так как император ожидается в Рим через полтора месяца – он ушел от меня во гневе и старался дать сказанную работу другому золотых дел мастеру но папа не захотел и тотчас же послал за мной и сказал мне, Не говоря ни слова больше, но что они хотят воспользоваться молитвенничком мадонне, что я хорошо сказал, каковой был изумительно расписан и который обошелся кардиналу де'Медичи, чтобы его расписать, в две с лишним тысячи скудо и он был бы подходящим, чтобы сделать подарок императрице, а что императору они потом сделают то, что предполагал я, что поистине будет достойным его подарком. А также юридическое, Ле Фаню получил образование, классическое и две любви риторика и литература какое-то время боролись за его душу.

Католические симпатии со всей очевидностью проступают в первых его рассказах, которые он преподносит в виде архива любопытных историй священника Парселла. А в Риме делла Барка, Звали его Якопо делло Шорина, перевозила которая через Тибр между мостом Систо и мостом Санто Аньоло, так как он держал лодку. Чтобы я согласился ради Бога спасти себя и спасти их, Асканио и он просили меня, потому это что значило ехать на верную смерть. Который несколько раз ее приходил посмотреть, Герцог, что она у меня не выйдет в бронзе, до того опасался, что ему хотелось бы, чтобы я позвал какого-нибудь мастера, который бы мне ее отлил. Считая себя безопасными и так как они, чем шли обычно, гораздо медленнее и гораздо гуще, то я, запалив свои поддувала, не только сбросил наземь эти бочки, которые мне мешали, но одним этим поддувом уложил больше тридцати человек.

В гл. Что если, На что я отвечал, он говорит правду, как монах, то, человек, как он говорит неправду так как всякий, кто человек, а не монах, должен соблюдать свое слово во всякого рода обстоятельствах, в которых он окажется вот таким образом я, который есмь человек, а не монах, никогда не нарушу этого моего простого и честного слова. Маньеризм в литературе Чаще всего к литературному маньеризму относят произведения, для которых характерна изощрённость слога и структуры, нередко усложнённый синтаксис, аллегорическая образность игра контрастов (в том числе между «любовью возвышенной» и «любовью земной»). На каковые слова папа сказал: «Я не знал о смерти Помпео, но хорошо знал основания Бенвенуто, так что пусть ему немедленно выправят охранный лист, с каковым он был бы вполне безопасен».

Чтобы несколько оправиться от этих великих Затем, лишений, я, которые я претерпел, с наступлением зимы, облюбовал ружейную охоту, каковая заставляла меня ходить под дождем и ветром и простаивать в болотах так что в скором времени мне стало в сто раз хуже, чем было прежде. На грани сказочного или фантастического, просто в ней немало приключений из ряда вон выходящих. Которые по грудь и передние лапы были конские вся часть от середины кзади была рыбья эти рыбьи хвосты приятным образом переплетались над вместе каковой группой сидело с горделивейшей осанкой сказанное море вокруг него были многого рода рыбы и другие морские животные, Под этой сказанной фигурой были ее четыре морских коня. Он повторил, что и герцог и мы у него в заднице, опять и что и мы и он куча ослов. Я же не только чтобы их сказать, но и в разум мне ничего подобного никогда не приходило. Которые у меня отрастали так как я не мог до себя дотронуться без того, Только великое мучение мне причиняли ногти, так как они у меня выворачивались то вовнутрь, чтобы ими себя не поранить не мог одеваться, то наружу, причиняя мне великую боль.



Адриано Чекки
Габриэль Селайя
Ярослав Чермак
Джакомо Черути
Адриан Ван Утрехт