+7 (495) 123-4567
С понедельника по пятницу, c 9:00 до 20:00

Об усадьбе Природа Локация Фотогалерея Документы

Описание Картины Эля Лисицкого «проун»

Описание картины Эля Лисицкого «Проун»

Но архитектурное мышление Лисицкого было более широким. Именно в этой и других лучших книжно-оформительских работах 1920-х годов художник осуществил на практике принципы «визуальной книги», в которой «сама форма книги в соответствии с ее специфическим заданием получила особую функцию». Известно определение, данное самим художником. Неслучайно и названия давались «мост», «город».

Книга была отпечатана в издательстве «Шомир», существовавшем в Москве после февральской революции 1917 года при кружке еврейской национальной эстетики. Лисицкого особенно возмущало разделение архитектуры на «искусство архитектуры» и «искусство строительное». Первые проуны были созданы в 1919 году, сам термин возник позднее, в 1920 году. Таков, например, оригинальный проект витрины книжного магазина издательства «Земля и фабрика», в котором использован эффект контраста движущихся элементов и неподвижных предметов.

Сам Лисицкий говорил о них так станции по пути сооружения новой формы. Дипломированный архитектор (Лисицкий – выпускник Высшей технической школе в Дармштадте), Лазарь Маркович с самого начала своей деятельности пошел по пути кардинального реформирования существующих законов архитектуры. Таким образом, проун, начинаясь на поверхности, переходит в строительную модель пространства и в дальнейшем участвуют в строительстве всяких разнородных форм, встречающихся в жизни. Тогда же было создано его знаменитое разборное кресло, вошедшее во все каталоги «классической» авангардистской мебели. Вторая серия, так называемая «папка Кестнера» («Kestner-mappe») издана в Ганновере в 1923 году по инициативе руководителей художественного общества «Кестнергезельшафт».

Победа над солнцем». В Москву С. Кюпперс приехала в 1927 году. На основе этого знаменитого плаката до сих пор создают логотипы интернет-мемы, коллажи. Он экспериментирует и творит. 1929 год, Цюрих, «Русскую выставку» представляет двухголовое сливающееся в любви к социализму существо. Обратимся к фотографии. Зарождались так называемые «индустриальные искусства» (в том числе и конструктивная архитектура), появление которых было закономерно обусловлено развитием науки и техники, машинным производством. В специальный раздел выделены «проуны» и «фигурины».

Эль Лисицкий умер 30 декабря 1941 года в Москве. Каждый из листов – это отдельное, самоценное произведение, но и часть целого, свитка, развертывающегося в пространстве по мере чтения и рассматривания. К подобным изданиям чем-то близка хранящаяся в галерее книжка-тетрадка с акварельными иллюстрациями «Козочка» (1917). Лисицкий закончил архитектурный факультет Высшей технической школы в Дармштадте (1909 – 14) и Рижский политехнический институт, который был эвакуирован в Москву (1915 – 18).

Результатом сотрудничества Лисицкого с Маяковским стала вышедшая в начале 1923 г. в Берлине книга-шедевр «Маяковский для голоса». работал в мастерской архитектора Великовского. В ХХI веке небоскреб горизонтальный вдруг становится как-то ближе, понятнее вертикального. «Проун – это пересадочная станция от живописи н архитектуре». Много и успешно Лисицкий занимался педагогической деятельностью. Особым был подход и к классификации проунов.

Он рассматривал проун не как существующий на плоскости образ, а как «строительство», которое нужно рассматривать со всех сторон, которое «вкручивается» в пространство, находится в движении, вращается по «многим осям». Сам художник так объяснял этот феномен: "Мы видим, что как поверхность (плоскость) картины проун прекращает свое существование и становится построением, обозреваемым со всех сторон. В яркости ее акварельных красок есть что-то от детских рисунков. Выступая против капиталистического города, он противопоставлял ему город нового типа — коллективный центр культуры, для создания которой требовались творцы, которые могли бы «разрешить задачу перестройки всего тела жизни, соответственно новому его содержанию».

Действительно, контраст и взаимосвязь упруго-напряженных кубических объемов (корпусов здания) с предельной динамикой «молниеподобных» линий (межэтажных переходов) очень близок принципам архитектоники проунов. Он сотрудничает с организацией АСНОВА. Художник рассматривал супрематизм как социально значимый компонент общественной жизни.

В них торжествует яркий локальный цвет, мажорные ритмы, ясность и четкость архитектоники. Он же сделал обложку для ее каталога. В числе активных членов «Уновиса» были талантливые молодые художники И. Чашник, Н. Суетин, Л. Юдин, Л. Хидекель. В черно-белых иллюстрациях к «Слоненку» Р. Киплинга, также изданному в Берлине в 1922 году, более явственно проступают черты конструктивистских решений. Эль создает так называемые проуны («проекты утверждения нового»), в которых живопись граничит с архитектурой. Отметим, что в нем преобладают не законченные живописные проуны (как в других, главным образом зарубежных музейных и частных собраниях), но многочисленные наброски, эскизы, варианты. Но он также интересный художник, замечательный рисовальщик, литограф. С 1917 до 1919 г. Лисицкий оформил несколько детских книг на идише.

Этот плакат Лисицкий создает в технике фотомонтажа им он серьезно увлекался и использовал в 1937 году для создания четырех выпусков журнала «USSR in Construction», посвященных принятию Сталинской Конституции. Проуны, сделанные в технике коллажа или литографии имеют более законченный характер. Серия листов Лисицкого по оформлению сельскохозяйственной выставки огорчительна вдвойне.

Заметим, что на Западе Эль Лисицкий воспринимается как художник – последователь Малевича и только в ключе супрематизма. Он никогда не отождествлял архитектуру и инженерное дело. Осенью этого же года в Витебск прибыл Малевич, с которым Лисицкий познакомился еще раньше в Москве. Лисицкий был участником этой выставки.

(Они хранятся в Третьяковской галерее. ) В 1923 году в Германии по этим эскизам художник сделал папку цветных литографий (один экземпляр которой также есть в ГТГ). Уже в самых первых эскизах чувствуется стремление сочетать строгую целесообразность архитектурного сооружения с эстетической выразительностью всех его компонентов. В этот период Лисицкий исполнил несколько иллюстраций для книги И. Оренбурга «Шесть повестей о легких концах». Появилось понятие оформления обложки.

Книга удивительна: какая гармония поэтического слова и графики. Вдруг Лисицкий понимает, что плоская поверхность холста ограничивает его как художника. Отвечая на вопросы одной из анкет, Лисицкий в такой последовательности называет роды своей деятельности: «Инженер-архитектор, художник, фотописец, печатник». О совместной работе Малевича и Лисицкого свидетельствует так называемый «Эскиз занавеса» для украшения зала, где заседал Комитет по борьбе с безработицей, некоторые литографии Лисицкого, в основу которых положены супрематические композиции Малевича. Лисицкий уменьшает количество арт-объектов, одновременно воспринимаемых зрителем, чтобы привлечь внимание к каждому из них в отдельности.

В архитектурных проектах Лисицкий опять брал за основу свои любимые проуны. На берегу реки Куры стоит это удивительное сооружение, похожее на кубик Рубика. Фотограф воспринимает данный кадр как совокупность форм, организующих композицию. Отрицая «махрового типа» традиции буржуазной культуры, Л. Лисицкий хотел вернуть архитектуре ее природные функции, которые всегда определялись поисками новых форм и конструкций. Он работает не над оформлением частного (страницы), а общего – макета и всего объема книги.

Уже тогда принципы супрематизма Малевича произвели на него сильнейшее впечатление. Мы слушаем музыку Она плоска как лист бумагиМы смотрим на партитуру и не видим ничего, кроме пяти линий (нотный стан), точек с палочками, хвостиками и разных закорючек (ноты и паузы) Вслушаемся в тишину Она многопланна Заглянем в лист бумаги Его пространство безгранично и архитектор Лисицкий описывает это пространство проунами Проуны исполнили роль партитуры тишины. Лисицкий оставил за собой только проектирование Главного павильона. Так «Комната Проунов» из зала превращалась в произведение искусства.

В раздвоении архитектуры (что являлось наследием буржуазной культуры — строительство и художественное прикладничество), возрождении «исторических стилей», эклектизме — Лисицкий видел катастрофу для новой советской архитектуры. Талант Лисицкого – мастера книжного и журнального оформления – реализовался в эти годы в его деятельности главного художника журнала «СССР на стройке». Работа с материалом и технологией захватывает его. Эскизы были начаты осенью 1940 года. Позже в статье «Серия небоскребов для Москвы», опубликованной в 1926 году в журнале «Известия Аснова» он подробно и глубоко обосновывает как конструктивные особенности проекта, так и необходимость строительства в Москве подобных сооружений.

В начале 1920 года в коллективе учеников и преподавателей школы возникла группа «Уновис» («Утвердители нового искусства»), «Целью Уновиса было полное обновление мира искусства на основе супрематизма и преобразование посредством новых форм утилитарно-общественного аспекта жизни». Отличительной чертой творчества Эля Лисицкого является универсальный метод работы в фотографии, полиграфии и архитектуры – составление самодостаточной композиции (проуна), на основе которой реализуется весь проект. А проект экономичной квартиры произвел фурор на выставке в 1930-м году.

В фигуринах Лисицкого дано свое прочтение. В 1919-1920-е годы это учебное заведение фактически превратилось в большую мастерскую-лабораторию исследовавшую возможности новоизобретенного искусства – супрематизма. Конечно, он космически (или супрематически) далек от традиционного искусства, но использует в работах народную еврейскую символику. Эль Лисицкий, который также подписывался, как Лейзер Лисицкий и Элиэзер Лисицкий родился в 1890 году в селе Починок (Смоленская обл. ).

В решении внешнего облика книги очевидно самое непосредственное воздействие традиции еврейских религиозных рукописных книг. Эту самодельно сшитую тетрадку можно рассматривать как первоначальный вариант издания «Козочки» («Хад-Гадья») в Киеве в 1919 году. Цветным карандашом он исполнил эскизы двух антифашистских плакатов. Но это не рисунки с натуры, как ранние листы и не иллюстрации в том смысле, как его понимали мастера «визуальной книги». Кроме того, был преподавателем в московских Вхутемасе (Высшие художественно-технические мастерские) и Вхутеине (Высший художественно-технический институт). Судя по пояснительному тексту в папке литографий, фигурины мыслились как персонажи некоего «электромеханического шоу» – спектакля, основанного на синтезе современного искусства и новейшей техники. Существуют две серии (папки) литографированных проунов.

Лучшие работы Лисицкого – это павильоны СССР на Международной выставке печати («Пресса») в Кельне, Международной выставке гигиены в Дрездене и другие, которые до сего времени поражают смелостью, оригинальностью замысла, неожиданными находками в применении самых разнообразных средств и материалов. Эмблемой группы стал красный квадрат. Стоит только взглянуть на современный мастер-план Вены. Мы увидели, что новое живописное произведение, создаваемое нами, уже не является картиной. Но здесь мы находим у Л. Лисицкого полное признание победившей социальной революции, хотя и воспринимаемой в несколько отвлеченно-романтическом плане: «Мы оставили старому миру понятие собственного дома, собственного дворца, собственной казармы и собственного храма. Архитектурная деятельность Лисицкого концентрировалась вокруг градостроительных проблем и правильного зонирования городской среды. В коллекции Третьяковской галереи раздел проунов представлен многообразно и широко. На всем протяжении 1920-х годов и, в особенности, в 1970-1980-е годы выставки художника экспонировались в странах Европы и Америки, сопровождаясь многочисленными публикациями, статьями, книгами. В отдельных листах чувствуется изобретательность, столь характерная для прежних работ мастера.

Родился в 1890 в местечке Починок Смоленской губернии. В Третьяковскую галерею было приобретено более 300 графических работ художника.

Она становится объктом, восприятие которого граничит с перемещением зрителя. Чернильница и гусиные перья мертвы» — пишет он в своих заметках «Топография типографики». Следующим шагом в этой области стало сочетание натуры (человека) и геометрии в фотограмме (Конструктор) В область полиграфии (как художник книги) он также привнес новизну. «Новая книга требует новых писателей. В Третьяковской галерее имеется четырнадцать листов, связанных с этой работой, получившей впоследствии более конкретное наименование «Небоскреб на площади у Никитских ворот». Как писала Лисицкая-Кюпперс, «совершенное знание немецкого языка, высокий интеллект, ясность мысли и умение четко ее выразить делали его именно той фигурой, которая была необходима для этой миссии».

В 1908-1909 году пытался поступить в Академию Художеств в Петербурге (возможно на архитектурный факультет). Форма шрифта неразрывно связана со смыслом, вот таким образом буквы не идут единой строчкой, а «приплясывают» интервал между ними то сокращается, то увеличивается, помогая минимальными средствами добиться предельной выразительности («Сказ про два квадрата»). В таких фигуринах, как «Новый», «Забияка», в декорационной установке всего спектакля («системе театра») связь с проунами особенно очевидна. Последней оформительской работой Лисицкого стала Международная выставка в Белграде.

Под стойками предусматривалось размещение станций метрополитена. Небоскреб предназначался не для жилья, а для административных учреждений. В них располагались лифты. В конце 1921 года Лисицкий приехал в Берлин. Дирижер (композитор, музыкант) читает ноты и видит в черно-белом изображении множество планов, составляемых из главной темы и второстепенных.

Их стилистика восходит к изобразительному фольклору (лубку и старинной народной гравюре): соотношение белого фона и деталей пейзажа, плоскостные, вне перспективных сокращений фигуры и предметы. Никаких вам больше живописных картинок во всю страницу – оформление и содержание едины. За скромными определениями «фотописец, печатник» скрыто глубокое новаторство Лисицкого в области книжного и журнального оформления, плаката. В том числе и так как не было достаточных технологий и средств. Его можно назвать родоначальником этой своеобразной области художественного творчества.

Молодой художник Лазарь или, (как он сам подписывался), Эль Лисицкий вдохновлялся идеей становления нового еврейского искусства. Имеются в виду его фигурины к опере «Победа над Солнцем». Его жена, Софья Кюпперс – художница искусствовед, возглавлявшая выставочный салон в Ганновере (Германия), впервые увидела произведения Эль Лисицкого на Первой русской выставке в Берлине в 1922 году. И именно этой новой структуре мы дали название – проун – пишет он в немецкое архитектурное издание. В 1919 году он уже во главе еврейского авангарда – художественного и литературного объединения «Култур-лиге».

Одна из них отпечатана в 1921 году в Москве (в ГТГ имеется девять проунов из этой папки). Некоторое время жил за пределами России – в Германии и Швейцарии. Состоял в авангардном художественном сообществе Култур-Лиге. Как вершину книжного мастерства Лисицкого можно расценивать напечатанный в те годы в Берлине сборник стихотворений В. Маяковского «Для голоса». Оформительский талант Лисицкого обнаруживался не только в крупномасштабных работах, но и в интереснейших решениях «малых форм». «Новая книга требует новых писателей.

Однозначно, без помощи инженеров, строителей, сложных чертежей и математических законов. Термин Проун: проект утверждения нового. Знаменательно и то, что все прочие элементы построения страницы тоже взяты из наборной кассы – это линейки и дуги, при помощи которых Лисицкий строил изображения (якорь, человечек) и отдельные крупные буквы, строя которые Лисицкий специально оставлял промежутки между составляющими элементами. Таков, например, проун «Вираж. Хранящиеся в галерее листы свидетельствует об огромной работе проделанной художником.

Среди них и книга «Для голоса», правда в сильно уменьшенном размере. Малевич. В 1916 году Лазарь Маркович Лисицкий работает в Киеве в группе еврейских художников, с которыми ведет поиски национального стиля (еврейского). Создавая комнаты проунов (проект утверждения нового) он разрабатывает пространство как систему связанных между собой плоскостей, закрепляя за каждой из них определенную абстрактную композицию и объединяя их при этом одним-двумя элементами. Текст превращается в графический элемент, делается составной частью изобразительного ряда.

Его фотомонтажи, фотограммы известны во всем мире. «Новые: мы выстрелили в прошлое. Сборник «Для голоса» стал воплощением кредо Лисицкого – мастера книги: «Наша палитра – это современно оборудованная типография».

Его многочисленные материалы (в том числе теоретические статьи, воспоминания) подробно повествуют о различных сторонах бурной, активной деятельности группы в 1919-1920 учебном году. Весь тираж «Пражской легенды» – 110 экземпляров, 20 из них раскрашены цветной тушью. Оформление павильонов Советского Союза на этих выставках (лучшим из них можно считать павильон на выставке «Пресса» в Кельне) оживленно комментировалось на страницах газет и журналов и принесло Лисицкому самое широкое международное признание. Затяжной туберкулезный процесс стал причиной смерти художника в декабре 1941 года. Рассматривая всю печатную графику Лисицкого 1920-х годов в целом (упомянем здесь также отличающийся остроумием изобретательностью эскиз афиши совместной выставки Эль Лисицкого, Пита Мондриана и Ман Рея), нельзя не заметить абсолютно очевидного воздействия на нее художественного комплекса проблематики супрематизма. Он оставил яркий след в самых разных областях художественного творчества. Либретто приходится «расшифровывать», но пробиваясь сквозь темные словосочетания и нарочитые алогизмы, «Победу над Солнцем» воспринимаешь как воцарение анархии иррационального начала, победу над прошлым.

Подобные проуны имеются и в Третьяновской галерее. Он участвовал в издании таких журналов, как «Мец», «Брум», «Вещь», преподавал в московском Вхутемасе и Вхутеине, был активным членом голландской художественной группы «Де Стиль», объединявшей видных представителей авангардизма и неопластицизма. Так, в ряду эскизов и вариантов «горизонтального небоскреба» имеется проун на тему проекта исполненный в технике коллажа. В 1920 году в Витебске силами группы «Уновис», «Победа над Солнцем» была представлена в костюмах В. М. Ермолаевой. В 1924 году художник его видоизменил и дополнил, вмонтировав фотоизображение Ленина. Но в целом серию эскизов для ВСХВ никак нельзя отнести к его удачам.

Это рисунки, акварели, литографии, хранящиеся в отделе советской графики. В квартире все поворачивалось, совмещалось и перевоплощалось. Результатом чего является разрушение единственной оси, ведущей к горизонту. Сам Лисицкий писал о создании проунов так: «Холст картины стал для меня слишком теснымhellip и я создал проуны как пересадочную станцию от живописи к архитектуре».

Приверженцы конструктивизма стремились к революционному переустройству жизни, объединению личного и общественного бытия, внедрению производственного искусства в жизнь и быт, провозгласили новые эстетические идеалы, такие как простота, демократичность, утилитаризм предметного мира. Но это и самостоятельно существующая рукотворная книга. В 1965 году в Базеле и в Ганновере, в 1966 году – в Лондоне. Тогда же было создано его знаменитое разборное кресло, вошедшее во все каталоги «классической» авангардистской мебели.

Талант его весьма многогранен: это очевидно по диапазону его творчества в различных видах искусства (живопись, архитектура, полиграфическое искусство, выставки, мебель). Все его тексты подписаны: Архитектор Эль Лисицкий. Чернильница и гусиные перья мертвы» – пишет он в своих заметках «Топография типографики». Комната Проунов экспонировалась на Большой художественной выставке в 1923 году, в Берлине. В организации выставки заложена идея, выражаемая всеми возможными способами.

Жилец сам решал, где ему спать, а где — есть. Он говорил, что « «Архитектуру мерьте архитектурой»— этот краткий афоризм— лозунг принадлежит Л. Лисицкому. Л. Лисицкий изображал композиции «Проунов» в пространстве, в «бесконечности», уходя от «бренной поверхности» земли.

Метод, которым пользовался Лисицкий при оформлении некоторых еврейских книг соответствует стилизации (Пражская легенда, например), что было свойственно архитектуре (Французский art nouveau). Одна из этих иллюстраций – «Футболист» – заслуживает быть отмеченной как первый опыт использования художником в книге способа фотомонтажа. Единственное, чего смогли добиться хлопотавшие за нее друзья (в первую очередь Е. Д. Стасова), – это чтобы Казахстан заменили на Новосибирскую область. В те годы Эль Лисицкий, как и Малевич, был преподавателем Витебского народного художественного училища (ВНХУ).

Последние работы художника также связаны с печатной графикой. В письме С. Х. Лисицкой-Кюпперс художник писал: «В основе этой работы лежит «Проун», эскиз которого я тебе позже нарисую». Проун – пространственное изображение – это было космическое пространство, ограниченное рамой картины, в котором парили геометрические тела, находящиеся в равновесии за счет невероятных взаимных напряжений (Воспоминания Софи Кюпперс о русской художественной выставке 1922 года в Берлине) Архитектор смотрит на план здания (помещения). В названиях некоторых проунов («Город», «Мост») прямо заявлена их связь с архитектурными решениями. Организация группы УНОВИС (Утвердители Нового Искусства) Лисицкий работает над связью супрематизма, дизайна и архитектуры. И здесь Софья Христиановна (как ее называли в Советском Союзе) была неизменной помощницей Лисицкого, мужественно разделяла все трудности его нелегкой судьбы. Но лаконизм, четкость композиции, строго продуманное соотношение на листе рисунка и текста заставляют вспомнить, что «Козочка» не столько детская сказка, сколько мудрая пасхальная притча-агада. Мы стали призывниками эпохи нового начала человеческой истории».

Энергийные плоскости» известный в разных проекциях или «Проун вращения». из живописи в архитектуру.

Ответ Лисицкого прост: с помощью искусства. Проуны – это метод творческого мышления. Вдруг Лисицкий понимает, что плоская поверхность холста ограничивает его как художника. Идея Лисицкого вдохновила архитектора здания Министерства автомобильных дорог в Тбилиси. Далее обратимся к области выставочного дизайна. Соединить искусство с трудом, труд – с продукцией, а произведенные предметы – с повседневной жизнью, как писал Тарабукин, стало задачей следующей стадии, получившей название продуктивизм (производственное искусство). Результатом сотрудничества Лисицкого с Маяковским стала вышедшая в начале 1923 г. в Берлине книга-шедевр «Маяковский для голоса».

К 1924 году относится замысел еще одного важнейшего архитектурного проекта Лисицкого – «горизонтального небоскреба». Книга напечатана красной и черной красками. Либретто оперы написал А. Е. Крученых, музыку – М. В. Матюшин, стихотворный пролог – В. В. Хлебников. В 1919 году Лисицкий по приглашению Марка Шагала переезжает для преподавания в Витебск. Возникновение проунов граничит с участием художника в витебском авангардном объединении УНОВИС («Утвердители нового искусства»), руководителем которого был К. С.

На фоне художественных достижений Лазаря Марковича (Эль – псевдоним, который художник взял после того, как стал приверженцем супрематизма) уникальными становятся его нереализованные проекты в сфере архитектуры и теории градостроительства. Лисицкий взаимодействует с разными архитектурными течениями (модерн, конструктивизм и т. д. ), соединяя их в своем творчестве, но сохраняя индивидуальность и свободу каждого. Лисицкий не смотря на преданность советской системе, был известен и востребован на Западе. Но и такой проект, холодновато-корректный, профессионально-выверенный, был отвергнут. Слово «сказ» в названии книги употреблено недаром: формируя пространство листа, художник пытается воспроизвести устную речь при помощи графических средств, сочетанием вертикальных, горизонтальных и наклонных линий и дуг имитируя свойственные устной речи интонационные переходы и мимику рассказчика.

Его проекты яхт-клуба, поселка при текстильном комбинате основаны (информация по письмам к Софи Кюпперс) на проунах, как и проект горизонтального небоскреба. Чтобы не мешать движению, небоскреб покоился на трех стойках-опорах. В квартире все поворачивалось, совмещалось и перевоплощалось. 1917 годом датируется оформление книги поэта-символиста М. Бродерзона «Пражская легенда». К берлинской выставке был издан прекрасный каталог, оформленный самим художником.

«Техника революционизировала не только социальное и экономическое, но и эстетическое развитие». Эль Лисицкий, настоящее имя Лазарь Маркович Лисицкий (1890 – 1941) – один из крупнейших мастеров русского авангарда, проявил себя как художник, архитектор, книжный график, фотограф, мастер плаката, реформатор оформления экспозиционного пространства, педагог и теоретик нового искусства. Посетитель выставки неожиданно оказывался в самом проуне, пространство которого из плоскости переходило в объем. Возникновение проунов граничит с пребыванием художника в Витебске в 1919-1920 годах, с его участием в знаменитом «витебском ренессансе» (по выражению Е. Ф. Ковтуна). Для набора использовался плоский шрифт «гротеск». Довольно рано заинтересовавшись супрематизмом, Лисицкий всю жизнь оставался верен его принципам: был автором агитационных плакатов («Клином красным бей белых. ») и декоратором театральных постановок, выполненных в стиле супрематизма и даже издал книгу для детей «Супрематический сказ про два квадрата», в которой центральное место занимает не текст, а геометрические фигуры – квадраты, прямоугольники и круги, закрашенные в основные цвета спектра. В своем дневнике он писал: «Мы воспитаны эпохой изобретений.

На одном из рисунков, находящихся в ЦГАЛИ Лисицким сделана надпись «Аэро-гавань». Его расположение определялось сложившейся радиально-кольцевой городской застройкой – в местах пересечения больших радиальных улиц с кольцом А (Бульварным) и кольцом Б (Садовым). В соответствии с многообразием, разносторонностью творчества Лисицкого – характерной чертой (как отмечалось выше) его художнического облика – материалы каталога располагаются по определенным рубрикам. В сентябре 1944 года Лисицкая-Кюпперс, как и другие немцы, была выслана из Москвы.

Книга представляет собой свиток, склеенный из отдельных листов и помещенный в специальный ковчег-футляр с парчовыми шнурами. Это и делает «Козочку» одной из лучших ранних книг Лисицкого. Тогда такой спектакль не был осуществлен. Пожалуй, наиболее выдающимися в творческом наследии Лисицкого являются работы, которые художник назвал «проунами» («проекты утверждения нового»). Эти же качества присутствуют в архитектурном решении интерьеров: театральных и кинозалов (так называемый «Проект зала с двумя экранами»), жилых комнат, библиотеки-читальни.

До изобретения проунов художники проецировали пространство на плоскость. – Ни следа. На центральной раме консолями держались горизонтальные площади этажей. Наиболее ярким влкадом Лисицкого в художественную культуру стали его Проуны (ПРОЕКТЫ УТВЕРЖДЕНИЯ НОВОГО) – объемно-пространственные композиции, объединяющие возможности плоскости и объема.

Трусливые: что же, осталось что-нибудь. В 1915-1916 гг. Каким образом. Впервые опера была поставлена в 1913 году в Петербурге в декорациях и костюмах Малевича. Он выполнил планы павильона, отдельных залов и стендов, продумал оформление плафонов, светильников, декоративной скульптуры, металлических решеток и многое другое. Лисицкий выполнил в духе супрематизма несколько агитационных плакатов, которые до сих пор пользуются популярностью, например, «Клином красным бей белых. ». «Но, – как пишет С. Лисицкая-Кюпперс, – он был вынужден отказаться от этой работы, так как его идеи встречали резкое сопротивление со стороны руководства, а борьба ни к чему не приводила».

Причем его творчество в этих категориях можно рассматривать одновременно как деятельность абсолютно разных людей и как единое целое. В 30-е годы Лисицкий с учениками именно ее и разрабатывал. В него входят варианты обложек журналов «Wendingen» и «Вгооm», обложка книги А. Таирова «Записки режиссера» и другие. В отделе рукописей ГТГ хранится машинописный, богато иллюстрированный и оформленный Лисицким альманах «Уновис».

Книга удивительна: какая гармония поэтического слова и графики. Эль создает так называемые проуны («проекты утверждения нового»), в которых живопись граничит с архитектурой. Проуны были для художника попыткой преодолеть границы различных видов и жанров искусства.

Каждая экспозиция представляет собой не примитивную развеску экспонатов в полях стен. Отдельно следует отметить проект Трибуна для площади (Ленинская трибуна). В 30-е годы Лисицкий с учениками именно ее и разрабатывал.

Он также использовал проун как основу. «Проуновское» мышление отразилось в созданных художником театральных конструкциях, фотомонтаже, дизайне. Несмотря на глубокое обоснование проекта, замысел «горизонтального небоскреба», как и все другие архитектурные проекты Лисицкого, не был осуществлен. При этом Эль Лисицкий видел цвет в качестве обозначения массы, плотности и фактуры различных материалов, таких как стекло, металл, бетон, дерево: "Я обрабатывал черно-белую гамму (оживленную красным) как вещество или материал". Это рисунки-воспоминания на тему Парижа.

Использованные в «Комнате Проунов» принципы пригодились для оформления выставки работ Пита Мондриана, Владимира Татлина и других художников в 1925-1927 годах. Так и супрематизм вышел за пределы станковой картины и перешел к «трехмерным вещам», к абстрактным конструкциям, «архитектонам».

В послевоенные годы Лисицкая-Кюпперс жила в Новосибирске. Это прежде всего очень красивый проун на тему проекта, ряд рабочих чертежей.

Не является ли архитектура в таком виде «паразитом на чистом теле сооружения. В 1916 году он, уже с дармштадтским архитектурным образованием за плечами, спешит принять участие в коллективных выставках еврейского общества, а в следующем году увлеченно иллюстрирует книги на идиш, позже, потянувшись к корням, отправляется в экспедицию по Белоруссии и Литве в поисках памятников еврейской старины, выпускает репродукции уникальных росписей могилевской синагоги. Рассмотрим его работы в области архитектуры. О новизне и оригинальности мышления Лисицкого-архитектора свидетельствуют и другие проекты имеющиеся в Третьяковской галерее: чертежи и эскизы текстильного комбината, дома-коммуны, здания библиотеки-читальни и другие. Его творчество неизменно вызывало за рубежом огромный интерес.

В художественном решении «Пражской легенды» ясно различимы стилизаторские приемы в духе начинаний «Мира искусства». Еще один из плакатов был отпечатан в ноябре 1941 года («Давайте побольше танков. »). В таких персонажах, нак «Новый», «Путешественник по всем векам», ощутим несомненный революционный пафос, введены даже элементы символики «красных» и «белых» (красная звезда у «Нового», красные полосы в костюме «Спортсменов»). Проун словно вращался в пространстве, оставаясь при этом в состоянии равновесия.

Жизненный путь Лисицкого сложился так, что и в годы ученичества (до первой мировой войны) и позже (в 1920-е годы) он долгое время жил и работал в странах Западной Европы, выступая как художник, теоретик и активный участник художественной жизни эпохи. Вращая проун, мы ввинчиваем себя в пространство". Форма шрифта неразрывно связана со смыслом, вот таким образом буквы не идут единой строчкой, а «приплясывают» интервал между ними то сокращается, то увеличивается, помогая минимальными средствами добиться предельной выразительности («Сказ про два квадрата»). А проект экономичной квартиры произвел фурор на выставке в 1930-м году. В Витебск Лисицкого пригласил М. Шагал, организовавший там Народную художественную школу.

Никаких вам больше живописных картинок во всю страницу – оформление и содержание едины. Жилец сам решал, где ему спать, а где – есть. Эта эмблема имеется на оборотной стороне одного из первых проунов Лисицкого 1919 года.

Проект не был реализован, а единственным примером воплощения архитектурных задумок Лисицкого служит несчастная типография «Огонька» в 1-м Самотечном переулке, у которой не так давно чуть не сгорела крыша. Также работал вместе с Казимиром Малевичем над развитием основ и тонкостей супрематизма. Автор включает экспозицию во взаимодействие со зрителем используя простые приемы декорации: деревянные рейки, покрашенные в черный и белый, при движении вдоль которых цвет стены меняется от темного к светлому текстильные ширмы, отделяющие этот зал от других движущиеся планшеты, придающие выставке динамику.



Описание Картины Клода Моне «лягушатник»
Описание Картины Михаила Авилова «поединок На Куликовом Поле»
Описание Картины Василия Тропинина «портрет Сына Художника»
Описание Картины Александра Иванова «вирсавия»
Ян Сандерс Ван Хемессен